Чёрная курица, или Бедный петух

Птицы у Даля никак не заканчиваются — прежде чем окончательно угробить бабулю, Джордж вместе с папой испытывали лекарство на курицах:

‘Come on, chicken,’ said George, holding out a spoonful of Medicine Number Three. ‘Good chicken. **Chick-chick-chick-chick-chick**. Have some of this lovely medicine.’

A magnificent black cockerel with a scarlet comb came stepping over. The cockerel looked at the spoon and it went peck.

‘**Cock-a-doodle-do!**’ squawked the cockerel, shooting up into the air and coming down again.

Чёрный петух пострадал не зря — без него я бы не узнала, что англичане говорят «цып-цып-цып» так же, как Антон Либидо обижается на Настю Ивлееву, когда она путает его с Ильичом.

А с «ку-ка-ре-ку» ещё интереснее — «сock-a-doodle-do» работает только как восклицание, а кукарекают петухи почему-то с помощью ворон:

The sun was just beginning to filter through the black pines and a rooster was **crowing** his head off on a nearby farm [...] when Jack led Milky off of his father’s land and onto the road.

А чтобы окончательно запутаться, кукарекать можно ещё и в переносном смысле, ликуя от радости:

They were happier now than they would ever be again. [...] She heard them stamping and **crowing** on the floor above her head the moment they awoke.

They came bustling along the passage. Then the door sprang open and in they came, fresh as roses [...]

А чтобы от сказок Даля и Адама Гидвица перейти к Вирджинии Вулф, нужно всего лишь принести в жертву чёрного петуха. Chick-chick-chick.

Популярное