Вилла на Ниле

Рассказ Джека Лондона «Любовь к жизни», прочитанный на уроке ОБЖ, запомнился мне больше всей школьной программы по литературе. Даже страдания Обломова и Раскольникова не сравнились с тем, что пришлось пережить герою, когда он потерял спички.

История произвела на меня такое впечатление, что Лондона я с тех пор не читала. Но была уверена, что это писатель для настоящих мужчин — суровый, немногословный, способный одной фразой передать сразу и красоту природы и все чувства героя.

Поэтому я не удивилась, когда в рассказе «To Build a Fire» вообще не оказалось незнакомых слов. Всё было именно так, как я ожидала — предельно простой и выразительный язык, ёмкие слова и предложения, самое нужное и ничего лишнего.

Жаль только, что написал его не Лондон. Оказалось, что впечатляющий стиль принадлежит автору адаптации, с которой я случайно перепутала оригинал. Настоящий же текст мгновенно убил во мне любовь к жизни. Зимний лес, человек, собака, пламя костра — всё исчезло под грузом ненужных деталей, неуместных слов и сложносочиненных предложений.

Вот так, например, замерзает человек в адаптации:

The blood was alive, like the dog. Like the dog, it wanted to hide and seek cover, away from the fearful cold. As long as he walked four miles an hour, the blood rose to the surface. But now it sank down into the lowest depths of his body. His feet and hands were the first to feel its absence.

А вот так в оригинале:

The blood was alive, like the dog, and like the dog it wanted to hide away and cover itself up from the fearful cold. So long as he walked four miles an hour, he pumped that blood, willy-nilly, to the surface; but now it ebbed away and sank down into the recesses of his body. The extremities were the first to feel its absence.

Даже не знаю, что мне нравится больше: углубления вместо глубин, конечности вместо рук и ног, или три запятые и точка с запятой в одном предложении.

So long as he walked four miles an hour, he pumped that blood, **willy-nilly**, to the surface; but now it ebbed away and sank down into the recesses of his body.

Раз насладиться текстом не удалось, волей-неволей пришлось найти в нем что-нибудь полезное. Слово «willy-nilly» запоминается само благодаря похожей форме и произношению. Но мне почему-то сразу представился бритый под ноль Брюс Уиллис, который на месте героя волей-неволей нашел бы выход.

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

HTML не работает

Ctrl + Enter
Популярное