Ctrl + ↑ Позднее

Бункеры и крекеры

Благодаря Шекспиру и его сумасшедшему королю вспомнила эпизод из романа «Eleanor & Park», где школьники на уроке литературы делятся на группы, чтобы сравнить Офелию и Джульетту. Но друзей Парка и Кэла куда больше волнует, с кем идти на выпускной, что они и обсуждают вместо раздумий над классикой. И когда наступает время озвучить свои мысли классу, Кэл недолго думая вспоминает первое, что пришло в голову:

‘Crap,’ Cal said. ‘What have we got ... Ophelia was **bonkers**, right? And Juliet was what, a sixth-grader?’

Шекспира он, похоже, всё-таки читал, ведь точнее и не скажешь. Офелия и правда была чокнутая, а Джульетта — шестиклашка. Понятия не имею, почему американка из Небраски написала роман на британском английском, но вместо обычного «crazy» она использует английский сленг «bonkers», а заодно ставит одинарные кавычки и экономит на точках у «Mr».

Слово «bonkers» очень популярно, англичане часто пользуются им в разговорной речи. Американцы же окончательно чокнулись со своей толерантностью и решили, что «crazy» может обидеть настоящих сумасшедших. Поэтому позаимствовали слово у британцев, и теперь используют его по любому поводу (кроме нетолерантных, конечно).

Но британцы не сильно расстроились, ведь кроме «bonkers» у них есть «crackers», которое на сленге тоже значит «чокнутый», а используется так редко, что американцы про него не знают.

Мне оно встретилось всего один раз в рассказе Даля про собачьи бега. Cобака героя всё время приходит последней, но он придумал коварный план, и предлагает организатору бегов заключить пари на целый фунт. Тот с радостью соглашается, ведь у собаки нет шансов:

I think you’re **crackers**, that’s what I think. But it’s a nice easy way to make a quid. I suppose you forgot how Amber Flash nearly beat him on three legs last meeting?

Чтобы лучше понять, как печенье стало чокнутым, можно вспомнить похожее слово «crackpot». На сленге «pot» означает голову, а когда котелок треснул, он совсем не варит, и опять получается чокнутый человек с безумными идеями.

Забавно, что слова «crack» и «pot» настолько многозначны, что их производные «crackhead» и «pothead» описывают уже не чокнутых, а наркоманов, которые курят крэк или траву.

А если вспомнить, что марихуану часто курят через бонг, очень кстати напоминающий «bonkers», получается вот такая картина:

— Ты зачем цветочный горшок на голову надел?
— Чувак, они читают наши мысли.
— Совсем чокнулся? Не гони, давай лучше пожрем чего-нибудь.
— На кухне крекеры есть. Но лучше не ходи туда, они уже близко.

Шутливая перепалка

Словесные баталии напомнили мне, что слова — мощное оружие, и неспроста в русском эти понятия связаны: слова можно выпалить, они могут ранить, ими даже можно убить. Похожая связь существует и в английском. Впервые я о ней узнала при общении с британцем, а отличная иллюстрация есть в фильме «About Time».

Если помните, в моем воображении герой, не успевающий надеть штаны, придумывает невероятные способы, как задержать родителей девушки. На самом же деле они всё-таки поднимаются в квартиру и садятся пить чай.

Девушка настолько взволнована их приездом, что говорит без умолку, а парень не может вставить ни слова. И когда всем уже очевидно, что ей пора замолчать, вот как она это делает:

“Sorry. Tim. Over to you. **Shoot**.” “Yeah, I think my dad...” “Can I just say one more thing?”

Попытка не пытка, да. Обычно «shoot» значит «стреляй» (и миллион других штук), но в данном контексте слово становится сленгом и означает «выкладывай» — слушаю тебя, говори, что хотел. Есть ещё вариант «валяй», идеальный для ответа на дурацкие вопросы типа «А можно задать тебе вопрос?»

Звучание «shoot» напомнило мне шута из «Короля Лира» в исполнении Даля, и если немного изменить оригинальную сцену, то вот что получится:

— А ты знаешь разницу между злым дураком и добрым?
— Нет, шут, выкладывай.
— Тот, кто решился по кускам страну свою раздать, тот приобщился к дуракам, он будет мне под стать. Мы станем с ним рука к руке, два круглых дурака. Один в дурацком колпаке, другой — без колпака.

Привет-привет, пока-пока

Ещё немного бессмысленных и беспощадных знаний от Тома Стоппарда.

Писательница Ханна приезжает в старинную усадьбу собирать материал для новой книги. Она пытается выяснить, кем был загадочный отшельник, который много лет прожил в уединенной келье приусадебного парка. Тем временем у профессора Бернарда появляется безумная теория про Байрона, и ему нужна помощь, чтобы найти подтверждения.

В ходе исследований Ханне удается обнаружить описание отшельника, которое могло бы пригодиться профессору. Но их общение как-то сразу не задалось, и вместо благодарности Бернард просто издевается над ней:

HANNAH [...] Peacock calls him (She quotes from memory.) ‘Not one of your village simpletons to frighten the ladies, but a savant among idiots, a sage of lunacy.’ BERNARD An **oxy**-moron, so to speak.

Пожалуй, это самая сложная (и красивая) игра слов из всех, что мне встречались. На первый взгляд всё просто, и зрители спектакля по достоинству оценят сарказм профессора. Однако, читатели пьесы догадаются, что автор не случайно написал «oxymoron» через дефис. Всего одним символом Стоппард умудрился превратить обычное оскорбление в тройное.

С одной стороны, Бернард считает всех ученых идиотами, поэтому цитата Ханны кажется ему оксюмороном. С другой стороны, отдельные части слова «oxymoron» оскорбляют несчастного отшельника ещё пару раз. И если «moron» это всё тот же идиот, то «oxy» — подходящий к случаю эпитет «неуклюжий», который произошел от существительного «ox», то есть «бык».

В итоге получаем неуклюжего идиота, называть которого ученым среди идиотов — оксюморон. В такие моменты понимаешь, что автор чёртов гений, а ты не зря учил английский, ведь как бы ни был хорош перевод, передать такое просто невозможно.

Никогда бы не подумала, что Стоппард напомнит мне Оксимирона, Киркоров — Достоевского, а антихайп — Пугачеву. Но так и вижу, как Гнойный вдохновился на легендарный версус:

Твои панчи, Оксимирон, неуклюжи, как быка задница.
Ты считаешь, что я идиот, но какая мне разница?

Раунд!

А кто догадается, как связаны Соня Мармеладова и Рената Литвинова, тому орден святой Анны и медаль имени Пелевина.

Синяя чепуха

Недавно в чате про сериалы зашла речь о «Breaking Bad» — актёры снова встретились, чтобы дать интервью и сделать фото в честь десятилетия проекта. Вышло, как по мне, ужасающе, но зато добрый человек поделился забавным видео, в котором Уолтер Уайт и Джесси Пинкман играют владельцев почти легального ломбарда. К ним приходит известная всем (кроме меня) актриса Джулия Луи-Дрейфус, которой не хватает налички на остров, и собирается заложить свою «Эмми».

Дальше начинается веселье для тех, кто в теме, и в разгар беседы выясняется, что статуэтки за драматические роли стоят куда больше, чем за комедийные, ведь в комедии сыграет любой дурак. Но актриса не желает смиряться с такой несправедливостью:

“You know what they’re saying, ’Comedy is easy, drama is hard.’” “That’s not what they’re saying. [...] Drama is a *cinch*.”

Эта ваша драма — пара пустяков, говорит Джулия, что я там не видела, в самом деле (ну и что, что я снималась только в комедиях, ага). Слово «cinch» идеально подходит, когда у вас есть очень простая задача, решить которую — раз плюнуть. Смысл здесь важнее перевода, в зависимости от контекста и фантазии переводчика это может быть что угодно: плёвое дело, пустяки, нечего делать, верняк, да легко вообще, проще пареной репы.

Сразу представила, как родилась одна гениальная песня:

— Вань, слушай, а кто такой этот Фейс? У него в одном видео просмотров больше, чем у меня во всех.
— Ну, Филипп Бедросович, как бы вам объяснить... Он у молодежи популярен, про алкоголь поёт, про наркотики, про незащищенный секс. В общем, не ваш формат.
— Пф, подумаешь, формат, будто я так не смогу. Да это же раз плюнуть! Алкоголь, говоришь? Секс? Наркотики? Значит, я курю траву, синий Лепс танцует чечетку, а на заднем плане Басков с Тимати...
— Погодите, ну опять вы со своей чечеткой, сколько можно уже. Давайте лучше трансгендера из США пригласим, пусть что-нибудь современное станцует. И не надо этих намеков, Басков скоро женится. А вот синий Лепс — это вы отлично придумали, точно хит будет.
— Ну ладно, ладно, можно и без чечетки. Давай только что-нибудь советское добавим, для поклонниц, а то мне ещё на концертах выступать.

Дорогая передача. Письмо первое. Выхода нет

Новая рубрика для тех, кто задает каверзные вопросы и делает смелые предложения. На её создание меня вдохновил вопрос про «Американских богов» Нила Геймана. Я не фанат Геймана, но этот роман читала, правда, очень давно и в переводе. А ещё смотрела недавний сериал, где очень красиво передали атмосферу книги. Тем интереснее было заглянуть в оригинал.

Главный герой Тень выходит из тюрьмы и устраивается работать охранником к странному типу по имени Среда. А дальше начинается такое, что без знаний мифологии не разберешься. Охрана Среде понадобилась не случайно — вокруг него происходят невероятные вещи. Довольно быстро Тень заталкивают в лимузин, где ему начинает угрожать какой-то прыщавый пацан:

Keep your answers short and to the point or I’ll fucking kill you. Or maybe I won’t kill you. Maybe **I’ll have the children break** every bone in your fucking body. There are two hundred and six of them. So don’t fuck with me.

Во второй фразе странным образом исчезла частица «to», из-за чего кажется, что «the children break» — существительное. Но смысла это не добавляет, так что либо Гейман неграмотный, либо всё не так просто.

Второй вариант мне показался более вероятным, и не зря — выяснилось, что устойчивое выражение to have (someone) do (something) означает попросить (обычно кого-то, кто на вас работает) сделать (что-то, что вам нужно). Вместо «do» может быть любой глагол, это может быть вежливая просьба или грубый приказ, и наличие рабочих отношений не обязательно. Скажем, вполне можно задать вопрос вроде «Can you have her call me?»

Теперь понятно, что дети — это здоровые дядьки, которых пацан нанял для грязной работы.

Запомнить такое не очень просто, ведь люди и действия могут быть какими угодно. Сначала мне в голову пришел буквальный вариант — иметь (кого-то) в своем распоряжении, чтобы сделать (что-то). Здесь главное не забыть, что в оригинале «чтобы» исчезает. Но это скучно и плохо запоминается.

Мне куда больше нравится кровожадная песня, где героиня так уверена в себе, что не просит, и даже не приказывает, а просто утверждает:

Никуда не денешься, влюбишься и женишься, всё равно ты будешь мой.

Бедному избраннику остаётся лишь подчиниться её воле. А учитывая, что «ты будешь мой» буквально «I’ll have you», перевести это можно в лучших традициях lost in translation:

You can’t get away from me,
I’ll have you fall in love with me,
Then I’ll have you marry me.

И вот это забыть гораздо сложнее, особенно если спеть вслух пару раз.

(Да, со стихами у меня по-прежнему не очень)

Bouts-Rimés. Part 3

Шокирующие новости! Престарелого священника лишили духовного сана за секс с молоденькой прихожанкой. Странные звуки, доносящиеся из кабинки, привлекли внимание людей, находящихся в храме. Обеспокоенные здоровьем святого отца, прихожане решили открыть шторку, не догадываясь, какое зрелище их ожидает.

Наша команда отправилась на место происшествия, чтобы взять интервью у очевидцев:

Женщина с ребенком. Ах он такой-сякой! Как не стыдно! Он же этими руками дочку мою крестил!

Старушка в очках. Так ему и надо! Ходил тут всё время, важный такой, тоже мне, большая шишка! Ноль без палочки, и больше ничего! «Не согрешите, дети мои!» А сам-то, сам, подумать только!

Толстяк в шляпе. А вы девку-то эту видели? Горячая штучка, скажу я вам. Сильно он её хотел, видать, даже рясу не снял. А вот она платье сняла, и вы уж поверьте, давно я таких...

(Начинающая журналистка заливается краской)

Старушка в очках. Да что вы его слушаете, он же напился опять! Кое-как на ногах держится!

Брюнет с усами. Во даёт мужик, в его-то годы! Я-то думал, они там со своими обетами уже и не могут ничего, а у него всё в полном порядке! Вы бы видели, где была его башка, когда...

(Журналистка волей-неволей задумывается о смене профессии)

Молодой человек со странным блеском в глазах. Банальная история, в наше время таким уже никого не удивишь. Вот если бы там попугайчик был, или хотя бы кошечка...

(Журналистка ни с того ни с сего падает в обморок)

Extra. Part 1

Кажется, я наконец перестала ошибаться. А может, вместе с многоликим Стивеном Фраем от меня отписались заодно и все критики. Но желание делиться с вами интересными дополнениями никуда не делось, поэтому пришлось придумать новую рубрику.

Разоблачен значит вооружен

Пока оформляла текст для картинки, вспомнила, что в некоторых книгах «Mr» и «Mrs» пишут с точкой, а в некоторых без, и задумалась, как правильно. Оказалось, что история похожа на кавычки — точку ставят только американцы, а скупые британцы экономят чернила.

Razzle Dazzle

В этой песне столько редких и красивых слов, что я не смогла выбрать, и решила просто послушать её в тридцать седьмой раз. Но потом поняла, о чём стоит рассказать отдельно:

Throw them a fake and a finagle, they’ll never know you’re just a **bagel**.

В прямом значении «bagel» — блюдо, по форме похожее на бублик, а по сути нечто среднее между гамбургером и пончиком, обычно с начинкой. Когда оно стало популярно у нас, к бургерам, сабам и донатам добавился ещё и бейгл.

Переносное же значение «bagel» возникло благодаря традиционной форме бублика, похожей на ноль. Сначала слово стало сленгом теннисистов для нулевого счета, а потом превратилось в более общий ноль, применимый к чему угодно, в том числе к людям. У нас есть совершенно аналогичная «дырка от бублика», она же «ноль без палочки». В общем, человек, который ничего особенного из себя не представляет, но очень хочет сделать вид и произвести впечатление.

Вилла на Ниле

До чтения Лондона слово «willy-nilly» я уже встречала, но в другом значении. В британском сериале «The IT Crowd» два стереотипных айтишника из техподдержки целыми днями сидят в подвале огромной компании и маются дурью. А чтобы не скучать, издеваются над начальницей, ничего не понимающей в компьютерах.

В подвале есть загадочная красная дверь, открывать которую ни в коем случае нельзя. И когда начальница пытается туда проникнуть, ребята выдумывают парочку компьютерных терминов, чтобы как следует её напугать:

No! Jen, Jen! Look, I know that you wanna make your mark down here and that's really sweet. But you can’t just go messing around with the snibbits storeroom, **willy-nilly**. You can’t upset the whole harmony of the place.

Здесь «willy-nilly» значит «ни с того ни с сего», и значение это настолько редкое, что мультитран опять о нём не знает. Похоже, у него проблемы со словами через дефис. И хотя в переводе дефис пропадает, общая структура выражения всё равно напоминает оригинал.

Толковые же словари справляются с обоими значениями, более того, существует ещё и третье, по смыслу похожее на «кое-как», но мне оно никогда не встречалось.

А чтобы ничего не забыть, представьте, что Лондона экранизировали в Голливуде. И когда замерзающий герой уже собрался умирать, ни с того ни с сего в лесу очутился тот самый бритый под ноль Уиллис, сидящий у костра с кучей еды. И жили они кое-как долго и счастливо.

Осьминожка, дай пирожка

Лысый Брюс и Нил напомнили мне веб-сериал «Neil’s Puppet Dreams», из которого я узнала, как будет «башка» по-английски (и кто такой Дэмьен Хёрст). Нил Патрик Харрис там постоянно засыпает в самых неподходящих местах и видит плюшевые игрушки, которые творят всякую дичь.

В первой серии Нил с огромной скоростью летит на землю, а козёл, бобёр и странная девочка поют ему колыбельную:

Your **noggin** will crack, turn your brains into cream. So say your goodbyes by the end of this dream. You won't have a mouth by the end of this dream.

Вместе с милым чёрным юмором в сериале куча непереводимых моментов, а ещё постоянные отсылки к разным ролям самого Харриса и других актеров, к американской культуре, кино и телевидению.

Чтобы в полной мере насладиться происходящим на экране, надо знать примерно всё творчество Нила (и кое-что про его личную жизнь). Ну или хотя бы посмотреть «Как я встретил вашу маму», «Музыкальный блог доктора Ужасного» и несколько церемоний вручения «Тони». А потом ещё «Светлячка» и пару индийских фильмов, на всякий случай.

Запомнить, что «башка» это «noggin», можно с помощью слова головоногий. А чтобы не забыть, сколько там букв «g», представьте, как розового осьминога казнили на гильотине за то, что у него всего две ноги. Огромная башка упала в одну сторону, а ноги — в другую.

Но он не умер, потому что был плюшевый ^_^

Вилла на Ниле

Рассказ Джека Лондона «Любовь к жизни», прочитанный на уроке ОБЖ, запомнился мне больше всей школьной программы по литературе. Даже страдания Обломова и Раскольникова не сравнились с тем, что пришлось пережить герою, когда он потерял спички.

История произвела на меня такое впечатление, что Лондона я с тех пор не читала. Но была уверена, что это писатель для настоящих мужчин — суровый, немногословный, способный одной фразой передать сразу и красоту природы и все чувства героя.

Поэтому я не удивилась, когда в рассказе «To Build a Fire» вообще не оказалось незнакомых слов. Всё было именно так, как я ожидала — предельно простой и выразительный язык, ёмкие слова и предложения, самое нужное и ничего лишнего.

Жаль только, что написал его не Лондон. Оказалось, что впечатляющий стиль принадлежит автору адаптации, с которой я случайно перепутала оригинал. Настоящий же текст мгновенно убил во мне любовь к жизни. Зимний лес, человек, собака, пламя костра — всё исчезло под грузом ненужных деталей, неуместных слов и сложносочиненных предложений.

Вот так, например, замерзает человек в адаптации:

The blood was alive, like the dog. Like the dog, it wanted to hide and seek cover, away from the fearful cold. As long as he walked four miles an hour, the blood rose to the surface. But now it sank down into the lowest depths of his body. His feet and hands were the first to feel its absence.

А вот так в оригинале:

The blood was alive, like the dog, and like the dog it wanted to hide away and cover itself up from the fearful cold. So long as he walked four miles an hour, he pumped that blood, willy-nilly, to the surface; but now it ebbed away and sank down into the recesses of his body. The extremities were the first to feel its absence.

Даже не знаю, что мне нравится больше: углубления вместо глубин, конечности вместо рук и ног, или три запятые и точка с запятой в одном предложении.

So long as he walked four miles an hour, he pumped that blood, **willy-nilly**, to the surface; but now it ebbed away and sank down into the recesses of his body.

Раз насладиться текстом не удалось, волей-неволей пришлось найти в нем что-нибудь полезное. Слово «willy-nilly» запоминается само благодаря похожей форме и произношению. Но мне почему-то сразу представился бритый под ноль Брюс Уиллис, который на месте героя волей-неволей нашел бы выход.

Ctrl + ↓ Ранее