16 заметок с тегом

books

Тут собраны заметки про книги и то, как они выглядят в оригинале.

О времени. Part 1. About

Помимо «Love Actually» и «The Boat That Rocked» Ричард Кёртис снял по собственному сценарию ещё «About Time», и если в первых двух случаях переводчики постарались передать игру слов, то в третьем решили не заморачиваться. Даже дословный перевод идиомы куда лучше отразил бы суть фильма, чем загадочный «Бойфренд из будущего», не имеющий с сюжетом ничего общего.

В самом фильме идиома не встречается, поэтому для запоминания понадобится лирическое отступление о слове «about», с которым поможет «The Birthday Party», ведь только у Пинтера все нужные значения есть в одной пьесе.

“What about this, Nat? Isn’t it **about time** someone came in?” “Between you and me, Stan, it’s **about time** you had a new pair of glasses.”

В чем между этими примерами разница, можно понять, если использовать смысл «about», близкий к «почти». Скажем, во фразе “he’s been here about a year now” слово будет значить «примерно» или «около», в общем, почти «почти».

А вот во фразе “I used to live very quietly—played records, that’s about all”, несмотря на видимость прямого значения, скрыта ещё одна идиома, в которой «почти» исчезает, и переводится это как «that’s all», то есть «и больше ничего».

Благодаря такой аналогии разные смыслы «about time» можно представить двумя способами: «ну, почти вовремя» и «как раз вовремя». У нас для этого есть подходящие идиомы «давно пора» и «самое время», которые тоже используются как в обычном, так и в саркастичном смысле.

Здесь лирическое отступление о слове «about» заканчивается и начинается рассказ о слове «time». Ну, почти.

Роковое кресло-качалка

Когда вышел прекрасный фильм «Рок-волна», который в оригинале называется «The Boat That Rocked», я не сразу поняла игру слов в названии. Оказалось, что на английском «rock» — это не только музыкальный жанр, но и глагол «качаться». Удивительно, как круто справились переводчики, передав смысл и не потеряв красоту по дороге.

Одно слово означает настолько разные вещи, потому что в американском сленге всем известное занятие из четырех букв называлось «rock’n’roll», ведь «качаться и катиться» неплохо описывает происходящее. Слово начали использовать сначала в названиях песен, а потом и в названии целого жанра, затем он разделился на два и появился рок.

Через много лет эти знания пригодились мне в неравной борьбе с пьесой Пинтера, которую я решила почитать в оригинале:

She goes to the **rocking-chair**, sits, **rocks**, stops, and sits still. There is a sharp knock at the door, which opens.

Коварному тексту не удалось меня смутить и я догадалась, что «rocking-chair» — это не загадочный стул для рокеров, а просто-напросто «кресло-качалка». Которое, кстати, так важно автору, что упоминается в тексте аж девять раз, так что забыть его не выйдет при всем желании.

Если же вы пьесу не читали, то я приведу всего один пример, как это запомнить: представьте известного рок-музыканта, бабушка которого курит трубку в суровый моряцкий затяг, качаясь в кресле-качалке.

Краснощекая радиоточка

Если вы смотрите британские фильмы, то наверняка знаете, что «bloody» — это не только «кровавый», но ещё и сленговая замена всем известного слова, которое заботливые переводчики скрыли во фразе «в пекло короля». Хоть это и эвфемизм, «bloody» всё равно звучит довольно грубо. В компании друзей его использовать можно, а вот с собственной женой, которая не одобряет ругательств, лучше не стоит.

Что же скажет добропорядочный англичанин, если любит свою жену, но она его окончательно достала? Скажем, он пытается объяснить, что с помощью пчел можно вылечить их сына, но она отказывается верить. На такой случай невероятно вежливые британцы придумали эвфемизм для эвфемизма:

Of course it’s hard to believe. It’s another of the miracles of the hive. In fact it’s the biggest **ruddy** miracle of them all.

Если «bloody» означает «кровавый», то «ruddy» — это румяный, пышущий здоровьем. Конечно, красный цвет тут не случаен, слово служит заменой именно потому, что и смысл и звучание очень похожи.

В отличие от «bloody», слово «ruddy» чаще используется в прямом смысле, в переносном же встречается довольно редко и звучит куда мягче: в переводе разница будет примерно как между «грёбаный» и «долбаный».

Чтобы всё это запомнить, представьте вместо англичан обычную русскую семью. Жена пылесосит ковер в комнате, а муж читает газету на кухне. Жена слышит по радио любимую песню, бросает пылесос, начинает танцевать и подпевать, и конечно быстро становится румяной:

Жена. О Боже, какой мужчина! Я хочу от тебя сына!
Муж. Ради всего святого, выключи ты эту долбаную песню! Сколько можно уже!
Жена. Я хочу от тебя дочку! И точка! И точка!

У вас варежка расстегнута

В детстве меня укладывали спать сразу после Хрюши и Степаши, как раз когда по телевизору начиналось самое интересное: Шварценеггер готовился спасти всё человечество, более скромный Стивен Сигал спасал самолеты и поезда, а в редких случаях красотки целовали кого-нибудь из них в благодарность за подвиги (дольше трех секунд на это посмотреть ни разу не удалось).

Ясное дело, спать совершенно не хотелось, зато очень хотелось узнать, что же там происходит и чем дело кончится. Манящий телевизор находился в одной комнате с диваном, но экран всегда загораживала широкая спина, охраняющая мой сон. К счастью, никто не замечал, что полированная спинка дивана отражает происходящее достаточно для того, чтобы разбудить меня с утра было непосильной задачей.

Думаю, так и родилась моя любовь к кинематографу, а когда мне разрешили смотреть кино по вечерам, возник ещё и интерес к просмотру в оригинале. Большинство фильмов по телевизору шли в озвучке, за которой проглядывало нечто загадочное. Скоро мне стало интересно, что происходит на самом деле, когда герой кричит «заткнись!». Понятно было плохо, но угадывалось что-то вроде «шатап».

Конечно, в те времена у меня не было интернета, и даже нормальный словарь был непозволительной роскошью. Все возможные варианты написания таинственного слова, которые пришли мне в голову, найти нигде не удалось. Гораздо позже я узнала, что такое фразовые глаголы, и поняла, что слов было два: «shut» и «up».

Судя по фильмам, когда героя кто-то бесит настолько, что он уже не стесняется в выражениях, кроме как «shut up» сказать ему нечего. Американцы, что с них взять. То ли дело мы, у нас есть варианты на все случаи жизни: цыц; завали (что-нибудь); закрой форточку; прикуси язык; не отсвечивай; ну и мой любимый: молчать, пока зубы торчат.

У них такого точно нет, куда им. Или всё-таки есть? Очень уж похоже:

If a guy complains about the food, tell him to **button it**. If he keeps it up, act like he’s not there and serve him last. If that don’t do the trick, tell him you’ll put ice water in his soup the next time. Even better, tell him you’ll piss in it. You gotta let them know who’s boss.

Бывалый моряк учит салагу, как разносить еду голодным и не очень вежливым собратьям, и использует подходящее к случаю выражение «button it», которое в зависимости от контекста можно перевести любым из упомянутых вариантов (или кучей других). Для разнообразия возьмем «захлопни варежку».

Кстати, если вам интересно, как это выглядит в русском переводе, то вас ждет очередной сюрприз от автора незабвенного Синькина — никак. Серьезно, там этого просто нет, как и всего остального:

Никому не позволяй садиться себе на шею. Кто-то громко требует жратву — обслужи его последним. Если не уймется — скажи, что нассышь ему в компот. Пусть знает, кто здесь главный.

Про компот — божественно, что тут скажешь.

Если вы видели мультик «Coraline» по Нилу Гейману, то знаете, какую роль там играют пуговицы. Если не видели, то за пару минут поймете, что без них никак не обойтись, если хочешь остаться в заманчивом ином мире. Представьте, что пуговицы не только пришивают на глаза, но ещё и зашивают ими рот. Пожалуй, говорить после такого не очень удобно.

P.S. Только что узнала, что бывают варежки, которые в прямом смысле захлопываются, а откидной верх крепится на пуговицу. Идеально.

Кулинарная книга каннибала (18+)

Пошаговое руководство от Чака Паланика, как завоевать сердце (и кое-что ещё) всех девчонок в школе.

Шаг первый. Найди девчонку

В идеале самую красивую и аппетитную, о которой все говорят, что она real dish.

Шаг второй. Дай понять, что ты готов на всё

Говори ей что хочешь, пока не услышишь фразу “You really want to do me, kid?” Тебе недвусмысленно предложили сделать то самое, о чем ты так давно мечтал.

Шаг третий. Правильно выбери время

Иначе будет обидно, что у неё red letter day и твой путь преградил cotton pony. Если ты не знаешь, что такое красный день календаря и как девчонки в это время ходят в бассейн, спроси у мамы, чтобы не ударить в грязь лицом.

Шаг четвертый. Изучи теорию

Это необходимо, если не понимаешь, почему твои друзья всё время подмигивают, когда говорят про еду. Возьми учебник биологии и кулинарную книгу, не забудь включить фантазию.

Открой учебник на самой интересной странице, а кулинарную книгу листай в следующем порядке:

Закуски

Найди ветчину, внимательно изучи, а потом представь, что из неё сделан твой приоткрытый бумажник. Теперь ты знаешь, что такое ham wallet.

Перейди к мясной нарезке и представь, что она висит вместо занавесок на кухне. Теперь ты в курсе, что такое lunch meat curtains. Учти, что занавески прилегают друг к другу не очень плотно.

Вспомни, как тугие лосины обтягивают девчонок спереди, напоминая раздвоенное копыто верблюда. Из копыт обычно варят холодец, но можно сделать и camel toe soufflé.

Посмотри на fish taco и на моллюсков, а потом в учебник. Теперь ты представляешь, причем тут рыба, откуда у bearded clam борода и кто такой clam digger.

Первые блюда

См. примечание в разделе «Соусы».

Вторые блюда

Здесь обрати внимание на самое популярное блюдо — бургер. Снова сверься с учебником, чтобы понять, как выглядит fur burger и почему он с мехом.

Выпечка

Посмотри на сочный пирог, прикрытый тестом, а потом найди на картинке в учебнике подпись «пах». Теперь crotch cobbler тебя не смутит.

Заметь, что маффины бывают не только с черникой, но и с мясом. Представь, как выглядит начинка meat muffin.

Вспомни бороду и то, что она согревает в холода не хуже муфты. В разделе выпечки muff pie — это ещё один пирог, мякоть которого надежно защищена от холодильника.

Посмотри на влажный бисквит, а потом вспомни, как отрастали усы твоего кота, когда ты их сбрил. Наверное, ты уже догадался, как именно выглядит whisker biscuit.

Десерты

Сунь палец в желе, вытащи и посмотри на оставшуюся там jelly hole. Запомни эти ощущения.

Просто прими к сведению, что если надолго оставить вафлю, она покроется синей плесенью и тебе вряд ли захочется её есть. Ни в коем случае не гугли, что такое blue waffle (серьезно, не надо).

Соусы

В этом разделе тебе нужны особые подливки и соусы: lady gravy и lady sauce. Если ты смотрел популярные в интернете видео, то знаешь, откуда они берутся и когда.

Примечание: ходят слухи, что иногда жидкости может хватить на целый lady soup.⠀

Напитки

Тут достаточно знать, что есть lady juice, который можно пить из furry cup.

С девчонками наконец-то закончили, теперь открой учебник на странице про парней. Тут всё просто, как палка, но несколько вещей надо знать на случай, если девчонка возьмет инициативу в свои руки.

Возможно, словарный запас у неё не очень, тогда кулинарная книга не понадобится, ты и так знаешь, что такое jerk off и deep-throating.

Если же хочешь быть готовым ко всему, нужны следующие разделы:

Закуски

Тебе наверняка известно, что слово «спам» произошло от названия мясных консервов, поэтому если девчонка предложит поиграть в дартс, используя Spam javelin, ты поймешь, о каком дротике идет речь.

Если она скажет, что любит скакать на baloney pony, ты не удивишься, а обрадуешься, ведь уже знаешь, как выглядит болонская колбаса.

Вторые блюда

Тебе пригодились знания из прошлого раздела? Тогда смело предлагай ей tube steak — она точно знает, что такое свернутый трубочкой стейк.

Соусы

Будь осторожен с подливкой, ведь если прольешь хоть каплю baby gravy, девчонку ждет bun in the oven (и нет, это не булочка в духовке).

Десерты

Если ей захочется йогурта, не исключено, что это намек на твой bald-headed yoghurt slinger. Ты понял, почему, да.

Шаг пятый. Приступай к делу

Настало время закрепить теорию на практике. Представь, что это учения на уроке физкультуры, и смело put her on like a gas mask. А теперь вспоминай изученное: eat a fur burger, chow down on a muff pie, lap your tongue at a blue waffle, gobble a bearded clam, snack on a meat muffin, drink from the furry cup.

Шаг шестой. Гордись собой

Если ты всё сделал правильно, то наверняка пришел к логическому завершению и теперь можешь с гордостью сказать ей: “I made you come.”

P.S. Теперь вы можете прочитать рассказ «Cannibal» в оригинале за несколько минут, а не за три часа, и не остановитесь даже на вот такой концентрации сленга:

Around here, when the captain of the baseball team talks about eating a **fur burger** he’s talking about chowing down on a **muff pie**, and he’s really bragging about his tongue lapping at a **blue waffle**.

Ах ты, сучка ты крашена!

Есть в русском языке интересное выражение «крашеная блондинка», которое вроде и не значит ничего плохого, но обычно не значит и ничего хорошего.

С одной стороны, принято считать, что в блондинок любят краситься определенные девушки — или очень красивая, но очень тупая, или редкостная стерва, ищущая миллионера своей мечты. Миллионеры, конечно, достаются тем, кто успешно сочетает все три качества с салонным окрашиванием.

С другой стороны, если о салонах приходится только мечтать, то «крашеная» будет означать попросту дешевый пергидроль, а само выражение недвусмысленно намекнет на плохой вкус, а часто ещё и на возраст, уже далекий от тонкой и звонкой нимфы.

Для художественной литературы подобные обороты особенно ценны, когда надо парой слов создать в голове читателя яркий образ.

Например, в романе «Dark Matter» герой после череды необъяснимых происшествий начинает подозревать, что сошел с ума. Чтобы развеять (или укрепить) свои сомнения, он отправляется в больницу прямо посреди ночи и попадает к очень усталому доктору в сопровождении не менее усталой медсестры:

He’s trailed by a different nurse—a **bottle blonde** in blue scrubs who wears four-in-the-morning exhaustion like a millstone around her neck.

По описанию сразу понятно, что медсестра, работающая по ночам, вроде и хочет выглядеть хорошо, но не всегда успевает найти на это время.

Кстати, довольно логично, что «крашеная блондинка» — это «bottle blond», ведь жидкую краску обычно хранят в специальных бутылках и часто прямо оттуда и распределяют на волосы.

А чтобы точно ничего не забыть, можно представить веселую сцену с Людмилой Гурченко в расширенном варианте:

— Ах ты, сучка ты крашена!
— Почему же крашеная? Это мой натуральный цвет.
— Видали мы таких натуральных! Небось целую бутылку на себя вылила!

Голубые мальчики и синие черти

В «Нью-Йоркской трилогии» Пола Остера мне больше всего запомнилась вторая часть — «Ghosts», где очень много внимания уделяется различным символам. Ключевое значение там имеют имена героев, и не случайно они переданы с помощью цветов: некто по имени White нанимает главного героя Blue следить за человеком по имени Black. Сходство имен с цветами постоянно обыгрывается по ходу действия, и конечно же там есть куча непереводимых моментов. Тем интереснее, как с ними справился переводчик.

Начнем с того, что в русской версии героев зовут Синькин, Белик и Черни (прямо как в анекдоте про русского, украинца и американца). Не знаю, как вам, но мне Синькин напоминает скорее Хармса, чем американский нуар и детективов.

Самое интересное начинается к концу романа. Там есть великолепная сцена, где герой, засыпая, думает о том, как странно, что у всего на свете есть свой цвет. И, разумеется, мысли его плавно смещаются к тем самым цветам — синему, белому и черному. Начинает он с синего:

There are bluebirds and blue jays and blue herons. There are cornflowers and periwinkles. There is noon over New York. There are blueberries, huckleberries, and the Pacific Ocean. There are blue devils and blue ribbons and blue bloods. There is a voice singing the blues. There is my father’s police uniform. There are blue laws and blue movies. There are my eyes and my name.

Перевод заслуживает того, чтобы привести его целиком:

Синица, синяя птица. Васильки и барвинки. Синяя дымка над Нью-Йорком, синий отлив Тихого океана. Голубика. Посинеть от холода или от злости. Голубая орденская лента и голубая кровь. «Голубые» мальчики. Синева неба и синева под глазами. Синюшный младенец. Голубые горы. Синяя униформа полицейского. Синька. Синькин.

Понятно, почему исчезли блюзы, синие законы и грустная музыка — в русском языке таких выражений нет и «синий» значит совсем не «грустный» (хотя, тут как посмотреть). Зато есть другие выражения, которые использованы на полную катушку — тут тебе и голубые мальчики, и синюшные младенцы, и синева под глазами, да просто синька, наконец!

Непонятно, почему исчезли важные детали: голубые глаза героя и то, что его отец был полицейским. И это я ещё не рассказываю, во что превратились остальные цвета. Скажем, переводчик просто не знал, что «lily-of-the-valley» — это ландыш, а не лилия.

Хорошо перевести такое — действительно трудная задача. И в подобных примерах отлично видно, как на русском языке мы часто читаем совсем другую книгу, а потом удивляемся, почему у этих американцев повсюду геи.

Особая же ирония заключается в том, что в отрывке про синий цвет есть два выражения, которые на русский переводятся с помощью черного и белого:

There are blueberries, huckleberries, and the Pacific Ocean. There are **blue devils** and blue ribbons and blue bloods.

«Bluberries» — это всем известная черника.

А вот «blue devils» — это, внезапно, белая горячка.

Похоже, цвет чертей зависит не от количества выпитого, а от национальности.

Немного рифмы для запоминания:

Шёл Черни однажды в бар.
Шёл и шёл и вдруг пропал.

Ну и ну, подумал Синькин. Это что за ерунда?
Ведь такого не бывает, ни за что и никогда!

Может, белая горячка наконец-то довела,
И несчастный просто сгинул, не оставив и следа?

Или голубые черти утащили его в лес?
Ведь куда-то он исчез!

(Да, я не Хармс)

Как остановить бегущую лестницу

После нескольких рассказов МакГрата, написанных в духе магического реализма, от названия «Hand of a Wanker» ожидаешь чего угодно, кроме того, что оба слова автор использовал в прямом смысле — речь идет о настоящей руке настоящего любителя, ну, понятно чего.

Рука эта там вытворяет такое, что рассказывать в приличном обществе не пристало, и совладать с ней не может никто, даже сам её владелец. Отчаявшись, герои решают поймать коварную конечность на живца, для чего переодевают официантку в махровую проститутку.

Один из непременных атрибутов такого перевоплощения — видавшие виды черные колготки, все в зацепках и стрелках. Оказывается, в английском плачевное состояние капрона описывается куда логичнее и поэтичнее, чем в русском:

She was in deep décolletage, her cleavage shadow sharply accentuated by the subdued lighting of the mood lounge, and her little leather skirt riding high up thighs sheathed in black seamed nylon stockings with runs and ladders and other tarty insignia.

Зацепки у них — это «runs». И действительно, зацепка на колготках, начинаясь вполне безобидно, мгновенно увеличивается в размерах, то есть буквально разбегается во все стороны до огромной дыры.

Что же до стрелок, то их они называют «ladders» за форму, напоминающую приставную лестницу с поперечными перекладинами.

Для запоминания этого мне в голову приходят какие-то ужасы типа «Зловещих мертвецов».

Вот, скажем, бежит по темному переулку красотка в чулках, а за ней гонится зомби. Красотка в ужасе пробегает мимо гаража, видит лестницу, ведущую на крышу, лезет вверх, но зомби хватает её за ногу и тащит вниз, в результате чего чулки превращаются в сплошные зацепки и стрелки.

Или вариант не для слабонервных — представьте, что дело было в метро и нога красотки попала в эскалатор. А как остановить бегущую лестницу? Правильно, лаком для ногтей.

Ctrl + ↓ Ранее