25 заметок с тегом

books

Тут собраны заметки про книги и то, как они выглядят в оригинале.

Бункеры и крекеры

Благодаря Шекспиру и его сумасшедшему королю вспомнила эпизод из романа «Eleanor & Park», где школьники на уроке литературы делятся на группы, чтобы сравнить Офелию и Джульетту. Но друзей Парка и Кэла куда больше волнует, с кем идти на выпускной, что они и обсуждают вместо раздумий над классикой. И когда наступает время озвучить свои мысли классу, Кэл недолго думая вспоминает первое, что пришло в голову:

‘Crap,’ Cal said. ‘What have we got ... Ophelia was **bonkers**, right? And Juliet was what, a sixth-grader?’

Шекспира он, похоже, всё-таки читал, ведь точнее и не скажешь. Офелия и правда была чокнутая, а Джульетта — шестиклашка. Понятия не имею, почему американка из Небраски написала роман на британском английском, но вместо обычного «crazy» она использует английский сленг «bonkers», а заодно ставит одинарные кавычки и экономит на точках у «Mr».

Слово «bonkers» очень популярно, англичане часто пользуются им в разговорной речи. Американцы же окончательно чокнулись со своей толерантностью и решили, что «crazy» может обидеть настоящих сумасшедших. Поэтому позаимствовали слово у британцев, и теперь используют его по любому поводу (кроме нетолерантных, конечно).

Но британцы не сильно расстроились, ведь кроме «bonkers» у них есть «crackers», которое на сленге тоже значит «чокнутый», а используется так редко, что американцы про него не знают.

Мне оно встретилось всего один раз в рассказе Даля про собачьи бега. Cобака героя всё время приходит последней, но он придумал коварный план, и предлагает организатору бегов заключить пари на целый фунт. Тот с радостью соглашается, ведь у собаки нет шансов:

I think you’re **crackers**, that’s what I think. But it’s a nice easy way to make a quid. I suppose you forgot how Amber Flash nearly beat him on three legs last meeting?

Чтобы лучше понять, как печенье стало чокнутым, можно вспомнить похожее слово «crackpot». На сленге «pot» означает голову, а когда котелок треснул, он совсем не варит, и опять получается чокнутый человек с безумными идеями.

Забавно, что слова «crack» и «pot» настолько многозначны, что их производные «crackhead» и «pothead» описывают уже не чокнутых, а наркоманов, которые курят крэк или траву.

А если вспомнить, что марихуану часто курят через бонг, очень кстати напоминающий «bonkers», получается вот такая картина:

— Ты зачем цветочный горшок на голову надел?
— Чувак, они читают наши мысли.
— Совсем чокнулся? Не гони, давай лучше пожрем чего-нибудь.
— На кухне крекеры есть. Но лучше не ходи туда, они уже близко.

Дорогая передача. Письмо первое. Выхода нет

Новая рубрика для тех, кто задает каверзные вопросы и делает смелые предложения. На её создание меня вдохновил вопрос про «Американских богов» Нила Геймана. Я не фанат Геймана, но этот роман читала, правда, очень давно и в переводе. А ещё смотрела недавний сериал, где очень красиво передали атмосферу книги. Тем интереснее было заглянуть в оригинал.

Главный герой Тень выходит из тюрьмы и устраивается работать охранником к странному типу по имени Среда. А дальше начинается такое, что без знаний мифологии не разберешься. Охрана Среде понадобилась не случайно — вокруг него происходят невероятные вещи. Довольно быстро Тень заталкивают в лимузин, где ему начинает угрожать какой-то прыщавый пацан:

Keep your answers short and to the point or I’ll fucking kill you. Or maybe I won’t kill you. Maybe **I’ll have the children break** every bone in your fucking body. There are two hundred and six of them. So don’t fuck with me.

Во второй фразе странным образом исчезла частица «to», из-за чего кажется, что «the children break» — существительное. Но смысла это не добавляет, так что либо Гейман неграмотный, либо всё не так просто.

Второй вариант мне показался более вероятным, и не зря — выяснилось, что устойчивое выражение to have (someone) do (something) означает попросить (обычно кого-то, кто на вас работает) сделать (что-то, что вам нужно). Вместо «do» может быть любой глагол, это может быть вежливая просьба или грубый приказ, и наличие рабочих отношений не обязательно. Скажем, вполне можно задать вопрос вроде «Can you have her call me?»

Теперь понятно, что дети — это здоровые дядьки, которых пацан нанял для грязной работы.

Запомнить такое не очень просто, ведь люди и действия могут быть какими угодно. Сначала мне в голову пришел буквальный вариант — иметь (кого-то) в своем распоряжении, чтобы сделать (что-то). Здесь главное не забыть, что в оригинале «чтобы» исчезает. Но это скучно и плохо запоминается.

Мне куда больше нравится кровожадная песня, где героиня так уверена в себе, что не просит, и даже не приказывает, а просто утверждает:

Никуда не денешься, влюбишься и женишься, всё равно ты будешь мой.

Бедному избраннику остаётся лишь подчиниться её воле. А учитывая, что «ты будешь мой» буквально «I’ll have you», перевести это можно в лучших традициях lost in translation:

You can’t get away from me,
I’ll have you fall in love with me,
Then I’ll have you marry me.

И вот это забыть гораздо сложнее, особенно если спеть вслух пару раз.

(Да, со стихами у меня по-прежнему не очень)

Вилла на Ниле

Рассказ Джека Лондона «Любовь к жизни», прочитанный на уроке ОБЖ, запомнился мне больше всей школьной программы по литературе. Даже страдания Обломова и Раскольникова не сравнились с тем, что пришлось пережить герою, когда он потерял спички.

История произвела на меня такое впечатление, что Лондона я с тех пор не читала. Но была уверена, что это писатель для настоящих мужчин — суровый, немногословный, способный одной фразой передать сразу и красоту природы и все чувства героя.

Поэтому я не удивилась, когда в рассказе «To Build a Fire» вообще не оказалось незнакомых слов. Всё было именно так, как я ожидала — предельно простой и выразительный язык, ёмкие слова и предложения, самое нужное и ничего лишнего.

Жаль только, что написал его не Лондон. Оказалось, что впечатляющий стиль принадлежит автору адаптации, с которой я случайно перепутала оригинал. Настоящий же текст мгновенно убил во мне любовь к жизни. Зимний лес, человек, собака, пламя костра — всё исчезло под грузом ненужных деталей, неуместных слов и сложносочиненных предложений.

Вот так, например, замерзает человек в адаптации:

The blood was alive, like the dog. Like the dog, it wanted to hide and seek cover, away from the fearful cold. As long as he walked four miles an hour, the blood rose to the surface. But now it sank down into the lowest depths of his body. His feet and hands were the first to feel its absence.

А вот так в оригинале:

The blood was alive, like the dog, and like the dog it wanted to hide away and cover itself up from the fearful cold. So long as he walked four miles an hour, he pumped that blood, willy-nilly, to the surface; but now it ebbed away and sank down into the recesses of his body. The extremities were the first to feel its absence.

Даже не знаю, что мне нравится больше: углубления вместо глубин, конечности вместо рук и ног, или три запятые и точка с запятой в одном предложении.

So long as he walked four miles an hour, he pumped that blood, **willy-nilly**, to the surface; but now it ebbed away and sank down into the recesses of his body.

Раз насладиться текстом не удалось, волей-неволей пришлось найти в нем что-нибудь полезное. Слово «willy-nilly» запоминается само благодаря похожей форме и произношению. Но мне почему-то сразу представился бритый под ноль Брюс Уиллис, который на месте героя волей-неволей нашел бы выход.

Сейчас вылетит птичка

Когда мне было года четыре, мы с бабушкой пошли в ателье, чтобы сделать красивую фотографию на память. Находилось оно в подвале, где было темно, холодно и страшно. Пока фотограф настраивал съемку, бабушка пыталась меня развлечь, но получалось не очень. Безобидные способы быстро закончились, и в ход пошло самое ужасное, что можно было сказать доверчивому ребенку. Обещанная птичка так и не вылетела, и мое разочарование не затмила даже страшная правда про Деда Мороза.

Фотография до сих пор стоит у бабушки на комоде и олицетворяет несовершенство мира, а история эта мне вспомнилась благодаря рассказу Роальда Даля. Там богатый пивовар устраивал в своих угодьях охоту на фазанов, и пусть недолго, но всё же чувствовал принадлежность к высшему обществу:

He became, if only for a few hours, a **big cheese** in a little world and even the Lord Lieutenant of the County slapped him on the back and tried to remember his first name when he said goodbye.

Рассказы Даля знамениты неожиданными концовками, так что не буду рассказывать, причем тут птичка, скажу лишь, что браконьеры придумали безупречный способ насолить пивовару. Зато расскажу, причем здесь сыр.

По контексту можно догадаться, что идиома «big cheese» означает важную персону, большую шишку. Сначала мне стало интересно, причем тут сыр в английском, а потом — причем тут шишка в русском. Выяснилось, что в обоих случаях корни уходят глубоко в прошлое.

В русском языке шишкой называли самого важного и сильного бурлака, который тянул лямку первым.

Англичане же, захватив Индию, позаимствовали слово «cheez», то есть «вещь», и превратили его в выражение «the cheese». Им стали обозначать очень высокое качество, высший класс. Мы в таких случаях тоже говорим «вот это вещь!».

Забавно, что позже с «cheese» случилась та же история, что и с «bad» — оно перекочевало в сленг, где стало значить совершенно противоположное. И теперь словом «cheesy» называют нечто низкопробное, дешёвое или просто банальное.

Запомнила я это сразу же с помощью ещё одной истории из детства. Когда родители поняли, что хрупкая детская психика уже на грани, они купили видеомагнитофон. И если вы тоже смотрели мультик про мышь-садиста и кота-мазохиста, то легко представите, как Джерри бьет Тома по башке огромным куском сыра, а у того мгновенно вырастает большая шишка. Довольно банально, да, но первая ассоциация — всегда самая лучшая.

Сам такой

Вспомнила недавно чудесный фильм про любовь к БДСМ и решила прочитать рассказ «Secretary», на котором он основан. Через полчаса от очарования экранизации не осталось и следа, а от суровой правды жизни захотелось застрелиться. К счастью, автор всё-таки сжалилась надо мной, и вместе с описаниями очень грустных вещей засунула в текст потрясающую штуку.

Главная героиня работает секретаршей у адвоката, а нервный клиент объясняет ей, что адвокатов ненавидит и не собирался с ними связываться, пока не вынудили соседи:

It was either that or I would’ve shot those miserable **blankety-blanks** next door and I’d have to get a lawyer to defend me anyway.

Их собака лает весь день, и хотя бедняга уже не в силах терпеть, воспитание не позволяет ему выражаться в присутствии дамы. Поэтому он использует слово, которое даже всемогущий мультитран переводит как «эвфемизм, заменяющий ругательство».

Самое время придумать тег #Euphemisms. Такие штуки часто нужны для нецензурной лексики (дабы не шокировать женщин и детей) и религии (дабы не упоминать имя Господа всуе). Возможно, вы встречали людей, которые вместо «Бог» пишут «Б-г». Вот этот прочерк, призванный пощадить чувства читателя, в английском называется «blank». Им превращают в пустоту не только буквы, но и целые непристойные слова и выражения.

Понятно, почему «blankety-blank» сложно перевести: оно не только заменяет любую часть речи, но и само состоит из несуществующих частей. И пусть сдались все словари, русский язык не сдаётся. Не менее редкое «такой-сякой» прекрасно подходит по форме и содержанию, и даже меняет часть речи в зависимости от контекста. А когда понадобится наречие, поможет «так его растак».

Теперь вы знаете, как объяснить англоязычным друзьям, чем крут мультик «Бременские музыканты», а чтобы ничего не забыть, пригодится похожее по звучанию «blanket» и сказка про Аладдина.

Представьте, что такая-сякая не просто сбежала из дворца, а улетела на одеяле, потому что ковра-самолета у трубадура не было. Король же сыпал пустыми угрозами и ругался на чем свет стоит (но исключительно словами для детей).

P.S. Ах да, есть же ещё секс. И немного крови.

Чудеса в решете

Когда узнала, какими были зарубежные сказки до того, как их экранизировал Дисней, сразу захотелось прочитать версию для взрослых. Изнасилования, отрубленные пятки, выколотые глаза, каннибализм и расплющенные лягушки — что ещё нужно, чтобы написать крутую книжку?

Не тут-то было. Заманчивая аннотация «Настоящих сказок братьев Гримм» обещала лютый хардкор и кровавые брызги на каждой странице, а на деле сборник оказался невероятно нудным морализаторством с кучей пуританских нравоучений.

К счастью, американского учителя Адама Гидвица совершенно не волнует мораль и прочие дидактические функции литературы. Он отлично знает, как заинтересовать современных подростков чтением, поэтому превращает знакомые сказки в смесь кровавых ужастиков и триллера, добавляет постмодерна с черным юмором, а потом читает всё это прямо на уроках. Правда, некоторые родители жалуются на него директору, но ведь сказки — они не для родителей, а для детей. К тому же, неумолимое добро всегда побеждает зло, чего бы ему это ни стоило.

И хотя в авторских отступлениях язык современный, в самих сказках Гидвиц старается выдерживать стиль эпохи Шекспира. Скажем, в истории про Золушку, помимо идиота-принца и отчаянных сестёр, встречается вот такое:

So the prince went from house to house in his kingdom, trying to find the girl whose foot would fit in the golden shoe. But, **lo and behold**, none did.

Сначала пришлось изучить происхождение отдельных слов. И если про «behold» я знала, что «be» и «hold» вместе дают «узри!», то что такое «lo», не имела ни малейшего понятия. Выяснилось, что это архаичное сокращение от «look», которое тоже значит «гляди!».

Но, гляди и узри, легче не стало. Когда старинные слова соединили и подождали пару сотен лет, вышло всё не так, как задумывалось. На самом деле «lo and behold» выражает сильное удивление, и чтобы увидеть связь с оригиналом, перевести его можно как «ты смотри!». Но обычно смысл ближе к «подумать только!», хотя есть и другие варианты перевода.

На случай, если решите выпендриться воспользоваться новым знанием в речи — поскольку «look» значит не только «смотри», но и «слушай», стилистически точный перевод «lo» — междометие «чу». Реакция собеседника может быть неожиданной.

При слове «lo» я вижу самую важную часть тела Дженнифер Лопес, а «behold» очень кстати напоминает «behind», и получается идеальная картина:

Жена. Подумать только, Джей Ло застраховала свою задницу на триста миллионов долларов!
Муж. Совсем они там со своим харрасментом с ума посходили.

Вещей, вы в порядке?

Если вы хоть раз смотрели американский боевик, вам знаком вопрос, который обычно задают главному герою, когда на него упал метеорит.

Представим, что досадное недоразумение на этот раз случилось не с Уиллисом, а с русской туристкой, которая подучила английский, чтобы съездить на Бали. Заодно уменьшим масштабы бедствия: допустим, голубоглазый блондин катался на водных лыжах и не заметил, что рядом с ним проплывал банан, на котором она оказалась.

Блондин, конечно, очень разволновался и, едва успев сделать пострадавшей искусственное дыхание, сразу спросил: «Are you okay?» В зависимости от того, что она успела узнать (и от красоты блондина), ответы могут различаться:

Beginner: Yes.
Elementary: I’m okay.
Pre-Intermediate: Yeah, I’m fine, thanks.
Intermediate: What do you think?
Upper-Intermediate: Really? You’re asking me that?

Если же наша героиня не впервые за границей, а в отпуске читает сказки на английском, вполне возможно, что ответ будет поинтереснее:

“Will he be all right?” Jill asked quietly. The innkeeper stood in the doorway, her hands on her hips. She answered Jill in her broad, salty accent. “I fancy he will. He just needs a bit a sleep, and some food, and he’ll be **right as the rain**, I reckon.”

Идиома распространена в британском английском и обычно звучит как «as right as rain» или просто «right as rain», но в сказке автор хотел подчеркнуть особенности произношения героини, для чего добавил артикль.

Самая красивая версия происхождения: не секрет, что дождь в Англии в порядке вещей, странно скорее его отсутствие, поэтому «right as rain» и означает «в полном порядке».

Британский колорит напомнил мне, как в советском варианте «Собаки Баскервилей» Ватсон и сэр Генри напиваются в хлам и идут смотреть на болота. А с утра страдают от неизбежных последствий:

Сэр Генри. Вам тоже плохо, Ватсон?
Ватсон. ...
Бэрримор. Ваш завтрак, милорд.
Сэр Генри. Ну что вы кричите всегда, Бэрримор?

Несложно представить, что могло быть дальше:

Сэр Генри. Право, Бэрримор, у меня от вас голова болит.
Бэрримор (язвительно). Возможно, сэр, это из-за вчерашнего дождя?
Ватсон (внезапно). Плохо? Нет-нет, я в полном порядке.

Аха-ха, прекрати

Дочитала «Аркадию» Тома Стоппарда, теперь могу точно сказать, что Пинтера он переплюнул. Восемь часов чтения растянулись почти на два месяца: вроде бы незнакомых слов почти нет, но количество отсылок, скрытых смыслов и комментариев, описывающих всё это, достойно «Улисса». Чтобы окончательно почувствовать себя ничтожеством, я даже сходила в магазин и посмотрела, как выглядит пьеса на бумаге — это книжка толщиной миллиметров в пять, набранная крупным шрифтом.

Там очень много полезных штук, но веселее всего, конечно, абсолютно бесполезные. Скажем, благодаря вот такой сцене я расширила свои познания в ландшафтном дизайне:

HANNAH (Resuming) I’ve been in the ha-ha, very squelchy.
BERNARD (Unexpectedly) Ha-hah!
HANNAH What?
BERNARD A theory of mine. Ha-hah, not ha-ha.

If you were strolling down the garden and all of a sudden the ground gave way at your feet, you’re not going to go ‘ha-ha’, you’re going to jump back and go ‘ha-hah!’, or more probably, ‘Bloody ’ell!’

. . . though personally I think old Murray was up the pole on that one—in France, you know, ‘ha-ha’ is used to denote a strikingly ugly woman, a much more likely bet for something that keeps the cows off the lawn.

Перевод у пьесы, кстати, блестящий, но конкретно этот момент переводчику пришлось исказить почти до неузнаваемости, чтобы хоть как-то выкрутиться:

Ханна (разглядывая свои туфли). Все-таки нельзя рыться в канаве без сапог. Теперь будут целый день хлюпать. Какие страхолюдины!
Бернард (внезапно). Плюх — хлюп.
Ханна. Что-что?
Бернард. Это моя теория. Из плюха, то есть общения с водой, всегда получается хлюп: или ботинки хлюпают, или нос… А страхолюдинами, кстати, в некоторых странах называют пугала, которые ставят на поля нагонять страху на птиц и коров, а вовсе не на людей.

На самом деле речь не о страхолюдинах, а о декоративном углублении в лужайке под названием «аха», и если верить английской википедии, то название это произошло именно таким образом, как его описывает Бернард — от восклицания «ha-ha», которое издают люди, когда туда падают. Русская википедия, впрочем, эту теорию опровергает, но вряд ли подобная сцена появилась случайно.

Пожалуй, дополнительно запоминать тут нечего, игра слов и так отлично справляется. А кто такой Мюррэй и почему после многоточия становится ещё смешнее, догадайтесь сами, не одной же мне страдать.

Свидание вслепую

A “blind,” in case you don’t know, is where a hunter waits for his quarry. “Quarry,” in case you don’t know, is what you call the animal that the hunter is trying to kill.

If you don’t know what “animal” or “trying” or “kill” means, this book is probably above your reading level.

О времени. Part 1. About

Помимо «Love Actually» и «The Boat That Rocked» Ричард Кёртис снял по собственному сценарию ещё «About Time», и если в первых двух случаях переводчики постарались передать игру слов, то в третьем решили не заморачиваться. Даже дословный перевод идиомы куда лучше отразил бы суть фильма, чем загадочный «Бойфренд из будущего», не имеющий с сюжетом ничего общего.

В самом фильме идиома не встречается, поэтому для запоминания понадобится лирическое отступление о слове «about», с которым поможет «The Birthday Party», ведь только у Пинтера все нужные значения есть в одной пьесе.

“What about this, Nat? Isn’t it **about time** someone came in?” “Between you and me, Stan, it’s **about time** you had a new pair of glasses.”

В чем между этими примерами разница, можно понять, если использовать смысл «about», близкий к «почти». Скажем, во фразе “he’s been here about a year now” слово будет значить «примерно» или «около», в общем, почти «почти».

А вот во фразе “I used to live very quietly—played records, that’s about all”, несмотря на видимость прямого значения, скрыта ещё одна идиома, в которой «почти» исчезает, и переводится это как «that’s all», то есть «и больше ничего».

Благодаря такой аналогии разные смыслы «about time» можно представить двумя способами: «ну, почти вовремя» и «как раз вовремя». У нас для этого есть подходящие идиомы «давно пора» и «самое время», которые тоже используются как в обычном, так и в саркастичном смысле.

Здесь лирическое отступление о слове «about» заканчивается и начинается рассказ о слове «time». Ну, почти.

Ctrl + ↓ Ранее