214 заметок с тегом

books

Тут собраны заметки про книги и то, как они выглядят в оригинале.

Вверх ногами от любви

Пенис пса Гамлета переводчику удался, а вот название «Вверх тормашками» не очень. В оригинале фильм называется «Head Over Heels», и что это значит, понятно уже когда у Аманды подгибаются колени при виде Джима. А чтобы сомнений точно не осталось, в фильме об этом есть целая сцена:

Amanda. I don’t care about him. I don’t care about the baby-sitting... or his eyes... or the fact that he can do a zillion “pully-uppy” things on that bar. And I don’t care about his sexy grin... or the fact that he can make me laugh even when his dog is trying to hump me. And I really don’t care that I fall asleep every night dreaming about him. Because I am not crazy! I saw him kill that girl, and I know it.

Gladys. I only caught about every fifth word, but that girl is **head over heels**. Amanda. I am not!

Аманда работает реставратором картин, а в свободное время следит за Джимом из окна. Джим ведет себя как мужчина мечты: сидит с чужими детьми, подтягивается с голым торсом и покупает шоколадки у скаутов. А потом бьет какую-то девушку битой по голове, после чего та загадочно исчезает. Но сколько бы Аманда ни пыталась убедить себя и всех вокруг, что ей всё равно, даже её глухая старушка-коллега понимает, что она влюбилась по уши.

И хотя «вверх тормашками» в названии фильма вообще не передаёт его смысл, такое значение у «head over heels» тоже есть, потому что this expression originated in the 1300s as heels over head and meant literally being upside down.

Оба значения сразу есть в другой романтической комедии — романе «One Day Fiance». Там писательница попадает на званый ужин своего кумира и встречает мужчину мечты точно так же, как Аманда (разве что без дога):

I’m so lost in J.A. Fox being real and right in front of me that I trip over my scrambling feet. The hiss of a giggle behind me slices through my gut, but before I can blush in shame—or hit the ground face first—I hit a hard body and arms wrap tightly around me.

“Oh,” I exclaim too loudly. Another giggle, this time with an accompanying chorus of cleared throats, sounds out behind me. But when I look up into the bluest eyes I’ve ever seen attached to a man who’s just as appealing, the symphony of pity from the other authors disappears as I focus on mapping the flecks of brown and gold at the center of these eyes. [...]

I struggle to upright myself, my knees not quite ready and buckling ever so slightly.

To my horror, the hot stranger catches me... again. “Careful now.” “Guess she takes ‘**head over heels**’ a bit literally, huh?” someone stage whispers behind me.

Может, поэтому переводчик и добавил двусмысленности — весь фильм колени у Аманды подгибаются, и она всё время падает, то ли от любви, то ли от неуклюжести.

P.S. I’m gonna talk etymology, so just bear with me a second.

Слово тормашки может восходить к глаголу тормошить, то есть теребить, переворачивать. Ещё есть вариант, что тормашки происходит от диалектного тормы — ноги. А может быть тормашки связано со словом тормоз (старинное тормас). Тормасами называли железные полосы под полозом саней, благодаря которым сани меньше раскатывались. Выражение вверх тормашками могло относиться к перевернувшимся на льду или на снегу саням.

В поисках абрикоса

Стало интересно, что сделал переводчик с абрикосом:

It would never have occurred to him that in placing the apricot in my palm he was giving me his ass to hold or that, in biting the fruit, I was also biting into that part of his body that must have been fairer than the rest because it never apricated—and near it, if I dared to bite that far, his apricock. [...]

All I kept thinking of was apricock precock, precock apricock.

Оказалось, что переводов у романа целых три: два любительских и один официальный.

~~~

Анна Захарьева (официальный перевод для Букмейта)

Вряд ли бы ему пришло в голову, что, вкладывая мне в ладонь спелый абрикос, он отдавал мне свой зад; что, вгрызаясь в сочную фруктовую мякоть, я кусал ту часть его тела, которая, должно быть, была светлее прочих, потому что никогда не apricated, не загорала, — и другую, совсем рядом, но только если осмелюсь, — его apricock, абрикосовый член. [...]

А я думал лишь об apricock precock, precock apricock, его абрикосовом члене.

Всё понятно.

~~~

Spiky (любительский перевод)

Ему бы в голову не пришло, что, давая в мои ладони абрикос, он давал мне свою задницу, и более того, что, кусая фрукт, я вонзал зубы именно в эту часть его тела, которая должна была быть светлее остального, потому что она никогда не загорала — и то, что рядом, тоже, если бы я посмел укусить так глубоко его абрикос. [...]

Все, о чем я думал, были «apricock precock», «precock apricock».

Ничего не понятно.

~~~

Неизвестный переводчик (любительский перевод)

Вряд ли он догадывался, что вместе с абрикосом давал мне возможность подержаться за его задницу, или что кусая плод, я вонзал зубы в эту часть его тела, которая была светлее других, потому что никогда не «заприкасалась» с солнцем, и дальше, если бы я только осмелился, в его абрикос. [...]

У меня же в голове стучало: что касается абрикоса, касаться абрикоса.

Ну, почти.

Под покровом ночи. Apricock

Yours, like Later!, had an off-the-cuff, unceremonious, here, catch quality that reminded me how twisted and secretive my desires were compared to the expansive spontaneity of everything about him. It would never have occurred to him that in placing the apricot in my palm he was giving me his ass to hold or that, in biting the fruit, I was also biting into that part of his body that must have been fairer than the rest because it never apricated—and near it, if I dared to bite that far, his apricock.

In fact, he knew more about apricots than we did—their grafts, etymology, origins, fortunes in and around the Mediterranean. At the breakfast table that morning, my father explained that the name for the fruit came from the Arabic, since the word—in Italian, albicocca, abricot in French, aprikose in German, like the words “algebra,” “alchemy,” and “alcohol”—was derived from an Arabic noun combined with the Arabic article al- before it. The origin of albicocca was al-birquq. My father, who couldn’t resist not leaving well enough alone and needed to top his entire performance with a little fillip of more recent vintage, added that what was truly amazing was that, in Israel and in many Arab countries nowadays, the fruit is referred to by a totally different name: mishmish.

My mother was nonplussed. We all, including my two cousins who were visiting that week, had an impulse to clap.

On the matter of etymologies, however, Oliver begged to differ. “Ah?!” was my father’s startled response.

“The word is actually not an Arabic word,” he said.

“How so?”

My father was clearly mimicking Socratic irony, which would start with an innocent “You don’t say,” only then to lead his interlocutor onto turbulent shoals.

“It’s a long story, so bear with me, Pro.” Suddenly Oliver had become serious. “Many Latin words are derived from the Greek. In the case of ‘apricot,’ however, it’s the other way around; the Greek takes over from Latin. The Latin word was praecoquum, from pre-coquere, pre-cook, to ripen early, as in ‘precocious,’ meaning premature.

“The Byzantines borrowed praecox, and it became prekokkia or berikokki, which is finally how the Arabs must have inherited it as al-birquq.”

My mother, unable to resist his charm, reached out to him and tousled his hair and said, “Che muvi star!”

“He is right, there is no denying it,” said my father under his breath, as though mimicking the part of a cowered Galileo forced to mutter the truth to himself.

“Courtesy of Philology 101,” said Oliver.

All I kept thinking of was apricock precock, precock apricock.

Соперник мой был шум лесов

После «maˈso͞os» ничего интересного не было, пока снова не вмешался Шекспир:

She’s beautiful. When I was at my best, I could’ve **given her a run for her money**. But not now. Not even close.

[...] I feel a jolt of jealousy, but I try to push it away.

Кто тут кому завидует, не скажу, а то у автора не получится вот это поворот, но речь снова о скачках — «to give someone a run for their money» значит составить кому-то конкуренцию:

To give someone a run for their money is to give a good race (even if you don’t win) in return for their backing. This usage also suggests challenging the other horses in the race; hence its contemporary figurative meaning.

Составить конкуренцию «Психо» у романа не получилось, но я не сдаюсь, у меня же ещё три штуки есть.

P.S. Читаю про скачки, а там: George Bernard Shaw thought he might have given Shakespeare a run for his money if he had been born 300 years earlier. Вот бы в романе такие повороты были, а.

Видишь суслика?

Когда Квинн сбежала, её сестра дозвонилась до водителя грузовика, забрала у него телефон и выкинула ещё раз, чтобы наверняка. Но что-то опять пошло не так:

I get a queasy feeling in my stomach. I thought dumping that cell phone in the car at the cemetery would send Scott on a wild goose chase that would give my sister at least another day of leeway. But it turns out he’s smarter than I gave him credit for.

А пока она думала, что делать дальше, позвонил сердитый муж:

“Claudia.” His voice is tight. “Are you coming home?” [...]

“Not yet.”

“The police are handling it. You should come home.”

“Everyone here is incompetent.” “Claudia, you’re a **masseuse**! Can you please leave this to the police?”

Муж Клаудии намекает, что её профессия далека от интеллектуальной — она всего лишь массажистка. А кто правильно прочитает «masseuse» с первого раза, тот француз.

В погоне за гусем

Чипсы придали Квинн здравомыслия, и она выкинула свой телефон в чей-то грузовик на бензоколонке, чтобы пустить полицию по ложному следу. Но что-то пошло не так:

Damn, I wish I hadn’t thrown my phone in his pickup truck. I had been hoping he was some guy from way out of town, in the opposite direction of where I wanted to go.

I wanted that phone to take the police on a **wild goose chase**.

But if he’s headed back where I come from, it will take them all of five minutes to figure out my phone is in the back of his truck.

Гоняться за диким гусем так же бесполезно, как и за собственной тенью, это понятно и без объяснений. Но почему именно гусь?

Первое упоминание «wild goose chase» было у Шекспира, когда Ромео и Меркуцио соревновались в остроумии:

Mercutio. Come between us, good Benvolio! My wits faint.

Romeo. Swits and spurs, swits and spurs! Or I’ll cry a match.

Mercutio. Nay, if our wits run the wild-goose chase, I am done; for thou hast more of the wild goose in one of thy wits than, I am sure, I have in my whole five. Was I with you there for the goose?

Romeo. Thou wast never with me for anything when thou wast not there for the goose.

Ничего не понятно, но очень интересно. Ну, переводчики же должны были понять?

~~~

Аполлон Григорьев

Меркуцио. Разними нас, добрый Бенвольо! С моим остроумием одышка!

Ромео. Хлестни его да пришпорь! Хлестни, да пришпорь, а то я закричу: перегнал!

Меркуцио. Да, если твои остроты полетят как дикие гуси одна за другой, — я погиб! И не мудрено: у тебя в одном из твоих чувств больше дичи, чем у меня во всех пяти... Хорош, однако, и я гусь.

Ромео. Кто же в этом сомневался?

С моим пониманием одышка.

~~~

Татьяна Щепкина-Куперник

Меркуцио. На помощь, друг Бенволио, моё остроумие ослабевает.

Ромео. Подхлестни-ка его да пришпорь, подхлестни да пришпорь, а то я крикну: «Выиграл!»

Меркуцио. Ну, если твои остроты полетят, как на охоте за дикими гусями, я сдаюсь, потому что у тебя в каждом из твоих пяти чувств больше дичи, чем у меня во всех зараз. Не принимаешь ли ты и меня за гуся?

Ромео. Да ты никогда ничем другим и не был.

Моё понимание ослабевает.

~~~

Анна Радлова

Меркуцио. Стань между нами, добрый Бенволио: моё остроумие изнемогает!

Ромео. Подхлёстывай его и шпорь, подхлёстывай и шпорь, иначе объявлю, что я его обскакал.

Меркуцио. Нет, если мы с тобой погонимся за дикими гусями, (28*) я уверен, что обгоню тебя, потому что в одном из твоих чувств больше дичи, чем в моих пяти. Не был ли я для вас гусем?

Ромео. Всегда вы были таким, что я мог сказать: «хорош гусь!» (29*)

28*. Охота на дикого гуся состояла в бешеной схватке состязающихся через все препятствия.

29*. Довольно распространённая в те времена шутка.

Моё понимание изнемогает.

~~~

Борис Пастернак

Моё понимание потеряно при переводе.

~~~

Ну, ладно, надежды на классических переводчиков нет. А что насчёт современных?

~~~

Кирилл Шатилов

Уильям Шейкспир — Трагедия Ромео и Джульетты. Новый, правильный перевод

Многообещающее начало.

Предисловие переводчика

[...] Отложив за ненадобностью на дальнюю полку свой основной датский язык, я плотно занялся английским. В частности, стал вести блог [...] и делиться с интересующимися лингвистикой (и культурой в целом) читателями. Несколько эссе получились посвящёнными английским идиомам. А где английская идиома, там либо библия, либо «Шекспир», фамилию которого я после прогулки по Стратфорду-на-Эйвоне всегда теперь пишу в кавычках. Сейчас не лучшее время объяснять, почему я так странно делаю. На тему того, кто в действительности участвовал в масштабнейшем проекте «Шекспир», вы сами можете прочитать толстые исследования и увидеть немало интересных документальных фильмов. Речь снова не о том.

Речь о диком гусе. За которым в Англии принято гоняться. Конечно, только в идиоме Wild Goose Chase, которая означает «напрасный труд», поскольку зачем преследовать дикого гуся, когда есть гусь домашний, не умеющий толком летать? Об этом в четвёртой сцене второго действия «Ромео и Джульетты» говорит Меркуцио.

А теперь попробуйте найти это место у Бориса Леонидовича. Да, да, у Пастернака. Который, правда, не за этот перевод и даже не за поэзию, но свою Нобелевскую премию получил. Не ищите. Не найдёте. Никаких гусей там нет. Потому что вместо 13 полноценных реплик оригинального Меркуцио (с момента прихода Ромео и до ухода няньки с Пьетро) Пастернак почему-то оставил лишь… 8.

Now we’re talking. Сейчас мне наконец-то объяснят всё как надо, без дичи.

Меркуцио. Бенволио добрый, срочно разними нас! Остроумье меркнет.

Ромео. Пришпорь, пришпорь! Не то приду я первым.

Меркуцио. Ну нет уж, если наши шутки гоняются за дикими гусями, с меня довольно. В одной твоей остроте гусей, признаюсь, больше, чем в пяти моих. Так что, сравнялись мы в гусях?

Ромео. Гусями только мериться и можешь.

Ну всё, теперь я окончательно поняла, что такое «wild goose chase». Искать правду бессмысленно, все переводчики бессильны, и я никогда не узнаю, причём тут гуси.

P.S. Ну ладно классики, у них Гугла не было. Но почему современный переводчик вместо настоящего происхождения идиомы придумал свою версию — тут моё понимание меркнет.

Во времена Шекспира у «wild goose chase» был совсем другой смысл — так назывался особый вид скачек, когда наездники выстраивались в клин, как дикие гуси, и следовали за всадником, который оказывался впереди. Поэтому Меркуцио вспоминает гусей после шутки Ромео о лошадях, а сноска в одном из переводов гласит «Охота на дикого гуся состояла в бешеной схватке состязающихся через все препятствия». Понятнее от неё не стало, но она ближе всего к правде:

What Mercutio has in mind is the lead horse, as Romeo has assumed the lead in the wordplay. The way in which the race is conducted is that two horses having started at the starting point, race by the side of each other, till one having obtained the lead, is entitled to proceed in whatever direction the rider pleases, either by shortening or prolonging the distance to the winning spot previously agreed on, according to the conditions of his horse, or veering right or left. The other horses follow, spreading out on either side in the way geese do as they fly together. Mercutio is saying that he is giving up because Romeo, having got the better of him, is now taking the discussion wherever he wants to, which is what the lead horse does with the race.

Потом про гусей забыли, и только через пару веков появилась современная идиома «wild goose chase». Но не потому, что ловить диких гусей не имеет смысла, раз есть домашние, а потому, что поймать дикого гуся просто невозможно. Я как-то в детстве пыталась накормить домашнего гуся гречкой. Шипел он так страшно, что никакого Шейкспира не понадобилось.

Почему женщины убивают

Абьюзил жену Дерек по всем канонам жанра:

There are some sandwiches set up in a refrigerated area, but I don’t know about eating egg salad from the gas station store. This egg salad might be older than I am. Instead, I stick with grabbing a few packs of trail mix and nutrition bars. Then I see a pack of cheese doodles. I love cheese doodles. I don’t think I’ve eaten cheese doodles in the last two years. Derek kept a close eye on what I ate.

Stuffing your face again, Quinn? You’re getting pretty chunky.

During dinner with some friends of his, he became enraged when I ordered a chocolate mousse for dessert. He marched me to the bathroom scale when we got home, and after that, we did regular weigh-ins. He would write the number each week in a little notebook. As I would step on the scale, I would hold my breath, knowing if my weight was even a pound higher than last week, he would go crazy.

I put back the **trail mix** and nutrition bars. Instead, I grab the cheese doodles and a pack of Oreos. To hell with Derek. He’s dead anyway.

Что же такое ужасное он её есть заставлял вместо чипсов, что пришлось его убить?

Trail mix is a type of snack mix, typically a combination of granola, dried fruit, nuts, and sometimes candy, developed as a food to be taken along on hikes. Trail mix is considered an ideal snack food for hikes, because it is lightweight, easy to store, and nutritious, providing a quick energy boost from the carbohydrates in the dried fruit or granola, and sustained energy from fat in nuts.

Ореховую смесь! Да, такое прощать нельзя.

Тристан и Изольда в Париже

А jaw-dropping twist как-то не очень впечатлил, но вдруг дальше будет лучше, подумала я, и купила ещё три книжки того же автора. Всего их там штук двадцать, так что надежда есть.

На этот раз сюжет вдохновлялся Хичкоком — героиня убивает мужа-абьюзера, убегает в ночь и прячется в захудалом отеле. Там её конечно же настигает снежная буря, и тут и начинается самое интересное. Для начала, приходит осознание, почему муж был такой злой:

It makes total sense.

Derek came home early to meet some other woman. And when he saw me, he was angry because I had ruined his **tryst** by showing up.

Also, in his warped mind, he assumed anyone coming home early was there to fool around, because that’s what he was doing.

Похоже, автор коллекционирует названия свиданий — «tryst» это что-то среднее между «date» и «booty call» — не просто свидание, а тайное свидание любовников. Тут с переводом не помог даже Reverso — в русском языке нет такого слова. Ближайший аналог — рандеву, но это скорее синоним, чем перевод. У «tryst», кстати, тоже есть французские корни:

From Middle English tryst, trist, from Old French tristre (“waiting place, appointed station in hunting”), probably from a North Germanic source such as Old Norse treysta (“to make safe, secure”), from traust (“confidence, trust, security, help, shelter, safe abode”).

А чтобы о свидании никто не догадался, читается «tryst» как «trist».

Под покровом ночи. Not trying to say anything

Marilyn So if a right-handed person is gonna chop off one of his hands, he’s gonna chop off his left hand, right? Cos he’s gonna haveta use his right hand to hold the, y’know...

Marilyn Meat cleaver, or the knife, or whatever...

Mervyn Meat cleaver.

Marilyn Yeah, or the knife or whatever!

Mervyn I think you’ve hit the nail on the head there, Marilyn! [...]

Carmichael (To Mervyn.) What exactly are you trying to say, man?

Mervyn Haah?

Carmichael What exactly are you trying to say?

Mervyn About what?

Carmichael takes out his gun. [...]

Carmichael Are you trying to say I chopped off my own hand?

Toby No way is he trying to say that.

Marilyn He is totally not trying to say that.

Toby No way is he trying to say that in a room where if that gun goes off the entire room is gonna explode, no way is he trying to say that, are you, Mervyn?

Mervyn I’m... Not trying to say anything.

Toby Brilliant! See? He’s not trying to say anything!

Последний гвоздь программы

Ну и самая полезная штука из этого романа. Случайная встреча с барменом ожидаемо закончилась у него дома, но и тут вмешалась психологическая травма героини:

“I’ll give you the grand tour.” He waves at the living room. “That’s the living room. Obviously. The kitchen is over there. That room on the right is my bedroom. The bathroom is right next to it.” He snorts. “And now you’re kind of wishing we had gone back to your place.”

“No, I’m not.”

“Right. Because then I would know where you live.”

I wince because he **hit the nail on the head**. This is a one-time thing. I don’t want him to have my number and I don’t want him showing up at my front door.

“It’s fine,” he says. “Really.”

Дать ему свой номер телефона или адрес она боялась даже больше, чем убить кошку, и он это прекрасно понял — «hit the nail on the head» значит попасть в точку или в яблочко. Смысл у идиомы буквальный — попасть молотком по шляпке гвоздя.

Похоже, любовь к острым предметам Норе передалась от папы — через пару страниц она этой же идиомой увещевает Филиппа не приставать к молоденькой секретарше:

“Remember how I talked to you when Harper started working here, about not hitting on her? I need you to do that now. Don’t hit on her.”

Philip rolls his eyes. “Nora…”

“I’m not joking.” [...]

“She’s not your daughter, Nora. You don’t have to worry so much about her.”

I am mildly offended that he is implying that a girl only ten years younger than I am is a daughter figure to me, although it’s possible he hit the nail on the head. Like I told Brady when I was in college, I never wanted to have kids. But I do feel some sort of maternal urge towards Harper.

А дальше был a jaw-dropping twist, поэтому больше ничего не расскажу.

Ctrl + ↓ Ранее