2 заметки с тегом

british english

Краснощекая радиоточка

Если вы смотрите британские фильмы, то наверняка знаете, что «bloody» — это не только «кровавый», но ещё и сленговая замена всем известного слова, которое заботливые переводчики скрыли во фразе «в пекло короля». Хоть это и эвфемизм, «bloody» всё равно звучит довольно грубо. В компании друзей его использовать можно, а вот с собственной женой, которая не одобряет ругательств, лучше не стоит.

Что же скажет добропорядочный англичанин, если любит свою жену, но она его окончательно достала? Скажем, он пытается объяснить, что с помощью пчел можно вылечить их сына, но она отказывается верить. На такой случай невероятно вежливые британцы придумали эвфемизм для эвфемизма:

Of course it’s hard to believe. It’s another of the miracles of the hive. In fact it’s the biggest **ruddy** miracle of them all.

Если «bloody» означает «кровавый», то «ruddy» — это румяный, пышущий здоровьем. Конечно, красный цвет тут не случаен, слово служит заменой именно потому, что и смысл и звучание очень похожи.

В отличие от «bloody», слово «ruddy» чаще используется в прямом смысле, в переносном же встречается довольно редко и звучит куда мягче: в переводе разница будет примерно как между «грёбаный» и «долбаный».

Чтобы всё это запомнить, представьте вместо англичан обычную русскую семью. Жена пылесосит ковер в комнате, а муж читает газету на кухне. Жена слышит по радио любимую песню, бросает пылесос, начинает танцевать и подпевать, и конечно быстро становится румяной:

Жена. О Боже, какой мужчина! Я хочу от тебя сына!
Муж. Ради всего святого, выключи ты эту долбаную песню! Сколько можно уже!
Жена. Я хочу от тебя дочку! И точка! И точка!

Псс, парень, не хочешь немного Майкла?

Тексты Пинтера на первый взгляд совсем безобидные, читай — не хочу. Но когда через два часа понимаешь, что ты всё ещё на десятой странице, закрадывается мысль, что тебя, мягко говоря, обманули. Помимо неочевидного смысла, символизма, аллюзий и прочих радостей жизни там такое количество идиом, что сложно выбрать самую красивую из них. Вот, например:

MEG. Perhaps they couldn’t find the place in the dark. It’s not easy to find in the dark. STANLEY. They won’t come. Someone’s **taking the Michael**. Forget all about it. It’s a false alarm. A fake alarm.

Кто такой Майкл и почему кто-то его берет? Что происходит вообще? И почему они не придут? Может, Майкл — их трехмесячный сын, которого не с кем оставить? Но по контексту речь вообще не об этом. Загадочно.

Оказывается, что идиома «take the Michael» — британский (а значит, конечно, более вежливый) вариант аналогичного американского выражения «take the Mickey» (вот теперь полегчало, да). А означает она, если совсем дословно и близко к оригиналу, «валять Ваньку», то есть валять дурака, маяться дурью, ну или страдать фигней.

А ещё можно взять Майкла не просто так, а по-особенному — take the Michael (Mickey) of someone, и в таком случае это уже будет значить, что вы издеваетесь над кем-то, делаете из него дурака или выставляете его на посмешище.

Первое, что мне пришло в голову при попытке всё это запомнить — Майкл Бэй, который неустанно работает над бесконечным количеством фильмов про трансформеров.

Картина получилась непростая, но на то он и Пинтер.

Приходит Майкл к продюсерам:

— Ребята, я тут недавно в России был, у меня появилась офигенная идея для нового фильма. У них там игрушка есть, называется «Ванька-встанька». Короче, сюжет такой: Америка решила объявить России войну и отправила туда робота-трансформера в виде Микки-Мауса. Но русские так просто не сдаются, у них есть свой национальный герой — Ванька, которому всё нипочем. Ну и дальше как обычно — пыщ-пыщ, Шайя ЛаБаф, пиу-пиу, наши победили! До такого ещё никто не додумался, я вам точно говорю, соберем миллиарды. У меня и для продолжения идея есть — Ванька превращается в Матрешку, из которой вылезает...

Продюсеры:⠀

— Какой Микки-Маус, из какой ещё Матрешки, ты издеваешься, что ли?

Майкл, хватит дурака валять, иди лучше «Трансформеры 10» снимай.