15 заметок с тегом

english euphemisms

Тихо в лесу

После женских прелестей в «Killing Eve» настала очередь прелестей мужских. За них в сериале отвечает Кенни, застенчивый сын начальницы Евы. Неприличного юмора его мама не понимает, и он не способен произносить нехорошие слова. А когда пытается, у него получается как-то так:

’She, um, killed a guy and did some pretty weird things to him.’ ’Like what?’ ’She, um...’ ’How would Elena say it?’ ’She chopped his **knob** off.’

Или так:

’You might want to keep your husband’s todger locked up.’ [...]

’Oh, my God! Who are you? You can say “**todger**” but you can’t say “sex“.’

’No. I know, but... “todger” sounds sweet.’

’Really?’

’The other’s, like, too real.’

Сначала парень стесняется настолько, что Ева предлагает ему представить, как бы это назвала Елена — коллега Кенни, в которую он влюблен. И от страха он выбирает «knob», что в другом контексте могло значить шишку или даже болт, но тут больше похоже на пипку. У ребят из «Амедиатеки» получился хобот, как будто речь про длину, а не про форму дверной ручки.

Дальше ещё круче — слово «todger» не значит ничего другого, кроме того самого. Это такой специальный британский сленг с неясной этимологией. В переводе получилась колбаска, что как-то не очень sweet. Как по мне, по редкости и няшности больше похоже на стручок.

Ну и варианты происхождения совершенно убойные:

From the obsolete verb ‘todge’ (to smash to a pulp), the penis seen as a smashing tool.

There’s also a 1974 Monty Python quotation: “Cut to Arctic wastes—ice and snow and bitter blasting winds. Carpenter— his little tadger tiny as a tapir’s tits—struggles on.”

Originally dialect; survives in rhyming slang FOX AND BADGER.

This town needs an enema! And a pet badger. With a todger.

Огонь из преисподней

‘Then I want to stand up,’ the Mayoress continues excitedly, ‘without even excusing myself, right there and then in the middle of whatever is going on!’

She stands up.

‘And then I want to take off my hat and my chain!’

She removes her hat and throws it across the room, then lifts her chain from around her neck and drops it to the floor.

‘Then I want to remove my robe!’

She removes her robe.

‘Then I want to rip open my blouse!’

She rips open her blouse.

‘Then I want to pull down my skirt!’ She pulls down her skirt. ‘Then I want to remove my **unmentionables**!’ She removes her bra and knickers.

‘And then I want to scream at the top of my voice: I will not be contained! I will not be restricted! I refuse to be imprisoned by any role, by any name or by any definition! I am free! I am free! I am free!’

Исподнее, которое нельзя называть. Экспеллиармус!

Чертоги безумия

И ещё немного про кокни. Кроме оскорблений в лексиконе обидчивой дамы есть пара слов, которые сразу говорят о том, куда попал Бертрам — «’ello» и «yer». Так выглядит махровый акцент жителей бедных кварталов Лондона, и он настолько отличается от обычного произношения, что его даже англичане не всегда понимают.

До игры я знала про кокни только то, что на нём говорил Майкл Кейн, и это не помешало ему стать командором ордена Британской империи. А теперь знаю ещё пару штук:

’Oh. What a beautiful turnip you have there.’

’Leave my turnip alone! Oh, it’s my beautiful baby turnip. They call me Pokey Mary. Cos I’ll poke yer — with this!’

’She will as well. Look what she did to my hat.’

Сумасшедшая Мэри не шутит — вместо руки у неё острая вилка в духе капитана Крюка. У слова «pokey» тут несколько забавных смыслов, но самое интересное начинается, если ткнуть в Мэри туалетным ёршиком:

’Pwoar! That **pen and inks** that does!’

Немного садизма, и теперь я знаю, что основная особенность кокни — это рифмованный сленг. Как это работает, непонятно, но «pen and ink» значит «stink». И это ещё не самый поэтичный вариант. Тут хотя бы можно представить чернила с едким запахом, а вот как объяснить «bees and honey» в смысле «money», мне даже в голову не приходит. А ещё есть «fisherman’s daughter» для «water», «satin and silk» для «milk» или «lump of ice» для «advice». Загадочно, бессмысленно и беспощадно.

После такой находки я конечно же стала тыкать в Мэри всем подряд, и когда дело дошло до швабры, снова наткнулась на интересное:

’**Cor**. Don’t go waving that about — cos I’ll keep poking holes in it!’

Слово «Сor» на кокни заменяет «God», потому что вот так они его и говорят. И есть ещё очень популярное «Cor blimey», оно же «God blind me», для выражения удивления. А за пару дней до этого я как раз посмотрела клип «Ленинграда», где Алиса Вокс в корсете поёт песню Богу, так что даже запоминать ничего не пришлось.

Bertram Fiddle   english euphemisms   english gaming   english phrases   games

Вас много, а я акробатка

Слово «bang» в значении «fuck» впервые мне встретилось в фильме «Crazy, Stupid, Love.». Там Эмму Стоун бросает парень, она напивается в хлам и решает отомстить. Под руку попадается Райан Гослинг и она едет к нему домой, прекрасно понимая, что парень ловелас и водит к себе всех подряд:

Hannah So is this how it normally works?
Jacob What?
Hannah You know, you like, put on the perfect song, you make them a drink. And then you sleep together.
Jacob Um... Yeah.
Hannah I’m very nervous. [...]
Jacob You’re adorable.
Hannah No. I am sexy. I am R-rated sexy. Okay, I know what happens in the PG-13 version of tonight, all right? I know. It’s that I get really drunk. And then I pass out. And you cover me with a blanket, you kiss me on the cheek and nothing happens. But that’s not why I’m here. I am here to bang the hot guy that hit on me at the bar. [...]
Jacob Are people still saying “bang”?
Hannah I do. We are gonna bang.

Здесь «bang» переводится примерно как «кувыркаться», и используется так разве что старыми девами, которые мужиков в глаза не видели. А вообще степень грубости сильно зависит от контекста, скажем, «gang bang» — уже совсем другая история. В невинном смысле «bang» сопровождает сильные удары в комиксах, но вместо Человека-паука можно представить кавайный хентай.

Про то, как нелепо Джейкоб подкатывал к Ханне в баре, расскажу завтра, а запомнить «hit on» поможет ещё одно слово из лексикона непорочных дев — «приударить». Молодой человек, ну на что вы вообще рассчитывали, а?

Точка Б

В семье Диккенса и без Андерсена хватало веселья, и дети настолько к этому привыкли, что их уже ничем не удивить:

Dickens. Five weeks of this shit! I mean … it’s not like I don’t have other things to do!

Catherine. And who’s the lucky lady this week, Charles?

Dickens. Oh don’t you fucking start. [...]

Catherine. Come, children. As your father is being a cock, I believe it is time for your bedtimes. [...]

Kate. Is Daddy banging the broads again, Mummy?

Catherine.

‘Again’ suggests there was a time when Daddy wasn’t **banging the broads**, that he then restarted **banging the broads**, so your terminology, Kate, isn’t quite **on the button**, is it, darling?

Да, детка, папа опять пошёл по бабам. Впрочем, не опять, а снова. Выражение «banging the broads» — даже не идиома, а скорее эвфемизм. Смысл у него прямой, хоть и завуалированный. Если помните, «broad» значит бабу, ну а «bang» — это настолько милая версия «fuck», что завтра расскажу про неё отдельную историю.

А вот «on the button» хоть и напоминает варежки и компот, вообще никак с ними не связана. Идиома пришла из бокса, где ребята вроде цыгана Микки отправляли друг друга в нокаут точным попаданием в подбородок, он же button. И теперь «on the button» значит «прямо в точку» или «точно». Нажми на кнопку  — получишь результат. Да точно, точно, жми уже.

Ну что, пьеса кончилась, и теперь вы знаете, за что именно я люблю МакДону (и помните одиннадцать клёвых штук). А у меня ломка — такого кайфа от чтения я давно не испытывала. Особенно прекрасны рабыни-негритянки на фоне новостей о неумолимой американской толерантности. И ведь Мартина не только никто не проклял, ему «Оскара» дали. А Кевину Харту запретили его вести. О дивный мир.

Розовые утки

В октябре у МакДоны вышла новая пьеса, и вот там они есть. Или нет. Судите сами:

As I say, a letter from the King of the Spaniards! ‘Dear Hans Christian Andersen …’ Ooh, a little formal, but that’s okay. ‘Your one about the **duckies**, it was great …’ He must mean ‘The Ugly Duckling’. ‘Duckies!’ Sweet King!

‘And we at the Palace are usually quite delighted at all your new stories …’ There’s a ‘usually’ in there I’m not keen on. ‘However …’ Ooh, a ‘however’ too, even worse. ‘However, “The Emperor’s New Clothes” has us quite perplexed.’ ‘Perplexed’ is alright, just means he’s thick. ‘I don’t know nothing about emperors, but, as a king, which is like an emperor, no way would I go around with my cock and my balls out for all the world to see. No way would I do that, even if it was fashionable. And surely people would notice my cock and my balls out, and mention it, not just some little girl? And is that right anyway, to be showing my cock and my balls to some little girl in a children’s story? She must be only about seven years old, this girl. Surely there are some moral implications to my cock and my balls right there in her face? In this little girl’s face? Or am I reading it wrong? Yours sincerely, the King of the Spaniards.’ (Pause.) Well, I think he’s missed the satirical aspects entirely.

Простите, не удержалась. И это вы ещё не знаете, что на самом деле у Андерсена и Диккенса на чердаке жили карлицы-негритянки, которые писали всё за них. А ещё они сёстры (карлицы, так и быть). А ещё там есть машина времени. А ещё... А вы говорите, где взять мотивацию учить языки.

(Пора делать вид, что это блог про английский)

(Образовательный блог)

(Да-да, английский)

Про cock и balls вроде всё понятно, а вот про duckies как-то не очень.

Duckies is old English slang for boobs. There are love letters from Henry the 8th to Anne Boleyn saying that he cannot wait to rest his head upon her fine fine duckies.

А вот так уже лучше. Не удивлюсь, если МакДона сам добавил это в urbandictionary, очень уж клёвое описание. Учитывая время, когда «duckies» было в ходу, больше всего оно похоже на перси. Причём тут утки — тайна, покрытая мраком. А чтобы окончательно раскрыть тему, есть ещё штук двадцать других вариантов и пара незабываемых резиновых уточек с редита.

Худосочная буффонада

И в завершение темы дамских прелестей — не успел Чарли выйти из спортзала, как одна из красоток умерла, а душа её переместилась в самое ценное, что у неё было:

Madison McKerny looked beautiful in her beige silk dress, her hair and makeup perfect, as usual, her diamond-stud earrings and a platinum-diamond solitaire necklace complemented the silver handles of her walnut-burl casket.

For someone who wasn’t breathing, she was **breathtaking**, especially for Charlie, who was the only one who could see her **hooters** pulsing red in the casket.

Ярко-красные силиконовые буфера — зрелище поистине захватывающее, это да.

А запомнить всё это поможет игра слов и ещё одна песня.

(Ни в коем случае не представляйте голую Софию Ротару)

Хуто-хуторянка, девчоночка смуглянка.
Мне бы хоть разок всего лишь на чуток...

Деревенский промискуитет

В продолжение темы красоток и их прелестей — через пару страниц Чарли решил вывести Рэя на чистую воду, а Мур заглянул в словарь синонимов для разнообразия:

Charlie looked up and down the line of perfect **derrieres** [...] and said, ‘I want a fuck puppet.’ Aha! thought Ray. He’s picking a victim. ‘Me, too,’ he said.

‘But guys like us don’t get fuck puppets, Charlie. We just get ignored by them.’

Aha! Charlie thought. The bitter sociopath comes out.

Словарь был очень хорош — «derriere» я вижу второй раз в жизни. Жаль, конечно, но это не афедрон, хотя и куда ближе к нему, чем всё остальное. С французского «derrière» значит «behind», вежливый эвфемизм, что-то вроде пятой точки или мягкого места. В русской версии книжки там потрясающее «мадам сижу».

Запомнить это можно двумя путями — с помощью французских дам или с помощью деревенских баб. А для любителей классики ещё есть Диккенс, например.

Крошечные истории. Part 2. Jesus Christ

По мотивам волшебного превращения crumbs в Jesus Christ.

Крошка моя

Если само восклицание «crumbs!» напомнило мне Маяковского, то его значение воскресило в памяти ещё один редкий эвфемизм, заменяющий Иисуса Христа.

В последней серии «Дживса и Вустера» непутёвый Берти обручается сразу с двумя барышнями, которые терпеть не могут друг друга. И как назло в тот же день коварный шантажист похищает книгу, компрометирующую многих порядочных джентльменов.

Берти отправляется на поиски в комнату первой невесты, где его немедленно застаёт вторая и требует объяснений. Дальше начинается неистовое веселье, за которое я и обожаю Вудхауза, Фрая и Лори. И когда Дживс в очередной раз спасает Вустера из безвыходной ситуации, тот произносит умопомрачительную фразу:

'**By George**, Jeeves, that was a **close call**.'

В восьми словах скрыты целых две идиомы и один эвфемизм, так что не зря я придумала рубрику #SwissArmyMan.

~~~

Для начала, George, конечно же, заменяет God. А поскольку идиома «by God» означает «клянусь Богом», «by George» можно перевести как «клянусь Всевышним». Самое то, когда не хватает убедительности, но клясться мамой как-то не хочется.

Первым мне в голову пришел Джордж Буш, и, клянусь Всевышним, он был не так уж плох (хотя кто бы мог подумать). А если не верите, посмотрите последний сезон «Американской истории ужасов». Да и все остальные, чего уж там.

~~~

Со второй идиомой всё не так просто. Никакого отношения к звонкам «close call» не имеет, зато имеет отношение к близости — Берти был на волоске от разоблачения.

В этот раз гугл не подвёл, с логичной этимологией тут всё в порядке — выражение родом из бейсбола, где «call» означает решение судьи о том, кто выиграл очко. А «close call» — это когда судья сомневается, и обе команды на волоске от проигрыша.

Похоже, для американцев неудача любимой команды равносильна смерти — «close call» означает серьёзную опасность, которой удалось избежать в самый последний момент.

Ну а чтобы это запомнить, представьте сцену из первой крошечной истории: муж сидит в кресле, слышит звонок, снимает телефонную трубку, а оттуда вылезает волосатая мокрая девочка, близко-близко подползает к нему, и вот он уже на волосок от смерти.

И в самый последний момент... да кого я обманываю, у мужика нет шансов.

Ctrl + ↓ Ранее