5 заметок с тегом

english idioms

О времени. Part 1. About

Помимо «Love Actually» и «The Boat That Rocked» Ричард Кёртис снял по собственному сценарию ещё «About Time», и если в первых двух случаях переводчики постарались передать игру слов, то в третьем решили не заморачиваться. Даже дословный перевод идиомы куда лучше отразил бы суть фильма, чем загадочный «Бойфренд из будущего», не имеющий с сюжетом ничего общего.

В самом фильме идиома не встречается, поэтому для запоминания понадобится лирическое отступление о слове «about», с которым поможет «The Birthday Party», ведь только у Пинтера все нужные значения есть в одной пьесе.

“What about this, Nat? Isn’t it **about time** someone came in?” “Between you and me, Stan, it’s **about time** you had a new pair of glasses.”

В чем между этими примерами разница, можно понять, если использовать смысл «about», близкий к «почти». Скажем, во фразе “he’s been here about a year now” слово будет значить «примерно» или «около», в общем, почти «почти».

А вот во фразе “I used to live very quietly—played records, that’s about all”, несмотря на видимость прямого значения, скрыта ещё одна идиома, в которой «почти» исчезает, и переводится это как «that’s all», то есть «и больше ничего».

Благодаря такой аналогии разные смыслы «about time» можно представить двумя способами: «ну, почти вовремя» и «как раз вовремя». У нас для этого есть подходящие идиомы «давно пора» и «самое время», которые тоже используются как в обычном, так и в саркастичном смысле.

Здесь лирическое отступление о слове «about» заканчивается и начинается рассказ о слове «time». Ну, почти.

books   english idioms   english phrases   Harold Pinter   plays

Серп и скалка

Пока писала предыдущий пост, вспомнила веселую сцену из фильма «The Boat That Rocked», решила её пересмотреть и обнаружила идиому, благодаря которой узнала много интересного не только про английскую, но и про русскую этимологию.

Приглашенный американский ведущий решает впервые за всю историю британского радио произнести в эфире слово на букву «F», и даже почти успевает, но в последний момент его останавливает шеф, приводя вполне разумный аргумент:

The authorities already dislike us. If you do this they will hate us, and **by hook or by crook**, they’ll find a way to close us down.

Тут стоит пояснить, что автор фильма — Ричард Кёртис, который снял «Реальную любовь» и написал сценарии к «Бриджит Джонс», «Ноттинг Хиллу», «Черной Гадюке», «Мистеру Бину» и куче других британских комедий. Если вам нравится тонкий английский юмор, посмотрите фильм в оригинале, он очень крутой. Что же до текста, то по таким штукам можно догадаться, за что автору дали орден Британской империи.

Самый точный идиоматический аналог «by hook or by crook», который используется примерно никогда — это «не мытьём, так ка́таньем». С этимологией у этого выражения всё неоднозначно, поэтому расскажу только про самые красивые версии, похожие на правду.

В русском языке речь идет о старинном способе стирки: прачки стирали белье на доске, а вместо утюга прокатывали через приспособление типа скалки. После этого белье выглядело хорошо, даже если выстирали его плохо. А ударение на первый слог, скорее всего, отражает особенности речи тех самых прачек.

В английском же имеется в виду «billhook», садовый инструмент типа серпа, и «shepherd’s crook», палка пастуха с крюком на конце. Только эти инструменты разрешалось использовать крестьянам, чтобы собирать в окрестных лесах, которые им не принадлежали, хворост для личных нужд.

В современном виде выражение «by hook or by crook» немного изменило свой смысл и часто используется с подтекстом, намекающим на сленговое значение слова «crook» — «жулик». Поэтому его вполне можно перевести как «всеми правдами и неправдами», «во что бы то ни стало» или «любой ценой» в случаях, когда достижение цели требует каких угодно способов, в том числе нечестных или даже незаконных.

Первое, что мне приходит на ум при словах «hook» и «crook» — это заклятый враг Питера Пэна капитан Крюк, он же captain Hook. А поскольку они неоднократно дрались друг с другом, можно легко представить что-нибудь вот такое:

Питер Пэн. Ты жулик, Крюк! Вот тебе! (отвешивает хук справа)
Капитан Крюк. Ах так! Ты у меня дождешься! Я до тебя доберусь во что бы то ни стало!

Волевой подбородок невольно дрогнул

Не отпускает меня творчество Паланика. И это не потому, что я его люблю, а потому, что столько интересного мало где встретишь. О сексе кулинарии мы уже поговорили, осталось поговорить о насилии мотивации. Паланик и мотивация, что бы это могло быть?

Вот вам мечта всех коучей — забитый неудачник, которому жизнь не мила, слово лишнее боится сказать, как бы чего не вышло. Живет один, работает в офисе, ненавидит начальника, но зарабатывает достаточно, чтобы позволить себе модные трусы (ну и что, что их никто не видит). Иногда общается со смертельно больными и понимает, что у него всё не так уж плохо. Готов на всё, чтобы стать счастливым, но ничего не выходит.

Как заставить его посмотреть на жизнь иначе? Можно прочитать длинную лекцию с кучей непонятных слов, чтобы он понял, что всё делал не так, воспрял духом, отдал вам все свои деньги, а сам уехал в Таиланд и вернулся другим человеком.

Неплохо, но пока не очень похоже на Паланика. А что если попросить его вас ударить? Лучше ногами, но не стоит торопить события, для начала сойдет и кулак. Ну вот, совсем другое дело. Битье кулаком по лицу словами описывать не так интересно, как на него смотреть, особенно когда в ролях Эдвард Нортон и Брэд Питт.

Вы заметили, как изящно удается Тайлеру убедить трусливого рассказчика? Не надо лекций, достаточно пары правильных фраз и одного подходящего выражения, чтобы от мысли, что ему предлагают какой-то бред, парень перешел к активным действиям:

“I don’t wanna die without any scars. So, come on, hit me, before I lose my nerve.” “Oh, God, this is crazy. I don’t know.” “So go crazy, **let her rip**!”

Ну давай же, ударь меня, дай себе волю! Очень мотивирует, правда?

Чтобы понять, почему оно так, давайте разберемся, что эта идиома значит буквально. Если у вас есть какая-нибудь штука, которую можно завести или запустить, скажем, машина или дрон, то применимо к ней «let her rip!» будет означать просто «запускай!», потому что одно из значений «rip» — это «мчаться вперед».

Теперь понятно, что если речь о человеке, то «let her rip» — это именно то, о чем говорит Тайлер: дай себе волю, позволь то, чего не позволял никогда раньше.

Ещё пара значений «rip» поможет точно ничего не забыть. Первое — срывать с кого-нибудь одежду. Второе — надпись «RIP», которую вы наверняка видели на картинках с надгробиями. Технически в первом случае это фразовый глагол «rip off», а во втором — аббревиатура, которая значит «Rest In Peace», то есть «покойся с миром». Но для запоминания немного читерства не повредит:

— Прикинь, нашел тут на сайте знакомств готку, так она мне предложила встретиться на кладбище. Даже не знаю, что делать теперь. Очень красивая, конечно, но как-то стрёмно.

— Да не ссы ты, найди могилу попросторнее и пусть срывает с тебя всю одежду, дай себе волю наконец, тебе уже сорок пять, хватит жить с мамой.

Голубые мальчики и синие черти

В «Нью-Йоркской трилогии» Пола Остера мне больше всего запомнилась вторая часть — «Ghosts», где очень много внимания уделяется различным символам. Ключевое значение там имеют имена героев, и не случайно они переданы с помощью цветов: некто по имени White нанимает главного героя Blue следить за человеком по имени Black. Сходство имен с цветами постоянно обыгрывается по ходу действия, и конечно же там есть куча непереводимых моментов. Тем интереснее, как с ними справился переводчик.

Начнем с того, что в русской версии героев зовут Синькин, Белик и Черни (прямо как в анекдоте про русского, украинца и американца). Не знаю, как вам, но мне Синькин напоминает скорее Хармса, чем американский нуар и детективов.

Самое интересное начинается к концу романа. Там есть великолепная сцена, где герой, засыпая, думает о том, как странно, что у всего на свете есть свой цвет. И, разумеется, мысли его плавно смещаются к тем самым цветам — синему, белому и черному. Начинает он с синего:

There are bluebirds and blue jays and blue herons. There are cornflowers and periwinkles. There is noon over New York. There are blueberries, huckleberries, and the Pacific Ocean. There are blue devils and blue ribbons and blue bloods. There is a voice singing the blues. There is my father’s police uniform. There are blue laws and blue movies. There are my eyes and my name.

Перевод заслуживает того, чтобы привести его целиком:

Синица, синяя птица. Васильки и барвинки. Синяя дымка над Нью-Йорком, синий отлив Тихого океана. Голубика. Посинеть от холода или от злости. Голубая орденская лента и голубая кровь. «Голубые» мальчики. Синева неба и синева под глазами. Синюшный младенец. Голубые горы. Синяя униформа полицейского. Синька. Синькин.

Понятно, почему исчезли блюзы, синие законы и грустная музыка — в русском языке таких выражений нет и «синий» значит совсем не «грустный» (хотя, тут как посмотреть). Зато есть другие выражения, которые использованы на полную катушку — тут тебе и голубые мальчики, и синюшные младенцы, и синева под глазами, да просто синька, наконец!

Непонятно, почему исчезли важные детали: голубые глаза героя и то, что его отец был полицейским. И это я ещё не рассказываю, во что превратились остальные цвета. Скажем, переводчик просто не знал, что «lily-of-the-valley» — это ландыш, а не лилия.

Хорошо перевести такое — действительно трудная задача. И в подобных примерах отлично видно, как на русском языке мы часто читаем совсем другую книгу, а потом удивляемся, почему у этих американцев повсюду геи.

Особая же ирония заключается в том, что в отрывке про синий цвет есть два выражения, которые на русский переводятся с помощью черного и белого:

There are blueberries, huckleberries, and the Pacific Ocean. There are **blue devils** and blue ribbons and blue bloods.

«Bluberries» — это всем известная черника.

А вот «blue devils» — это, внезапно, белая горячка.

Похоже, цвет чертей зависит не от количества выпитого, а от национальности.

Немного рифмы для запоминания:

Шёл Черни однажды в бар.
Шёл и шёл и вдруг пропал.

Ну и ну, подумал Синькин. Это что за ерунда?
Ведь такого не бывает, ни за что и никогда!

Может, белая горячка наконец-то довела,
И несчастный просто сгинул, не оставив и следа?

Или голубые черти утащили его в лес?
Ведь куда-то он исчез!

(Да, я не Хармс)

Псс, парень, не хочешь немного Майкла?

Тексты Пинтера на первый взгляд совсем безобидные, читай — не хочу. Но когда через два часа понимаешь, что ты всё ещё на десятой странице, закрадывается мысль, что тебя, мягко говоря, обманули. Помимо неочевидного смысла, символизма, аллюзий и прочих радостей жизни там такое количество идиом, что сложно выбрать самую красивую из них. Вот, например:

MEG. Perhaps they couldn’t find the place in the dark. It’s not easy to find in the dark. STANLEY. They won’t come. Someone’s **taking the Michael**. Forget all about it. It’s a false alarm. A fake alarm.

Кто такой Майкл и почему кто-то его берет? Что происходит вообще? И почему они не придут? Может, Майкл — их трехмесячный сын, которого не с кем оставить? Но по контексту речь вообще не об этом. Загадочно.

Оказывается, что идиома «take the Michael» — британский (а значит, конечно, более вежливый) вариант аналогичного американского выражения «take the Mickey» (вот теперь полегчало, да). А означает она, если совсем дословно и близко к оригиналу, «валять Ваньку», то есть валять дурака, маяться дурью, ну или страдать фигней.

А ещё можно взять Майкла не просто так, а по-особенному — take the Michael (Mickey) of someone, и в таком случае это уже будет значить, что вы издеваетесь над кем-то, делаете из него дурака или выставляете его на посмешище.

Первое, что мне пришло в голову при попытке всё это запомнить — Майкл Бэй, который неустанно работает над бесконечным количеством фильмов про трансформеров.

Картина получилась непростая, но на то он и Пинтер.

Приходит Майкл к продюсерам:

— Ребята, я тут недавно в России был, у меня появилась офигенная идея для нового фильма. У них там игрушка есть, называется «Ванька-встанька». Короче, сюжет такой: Америка решила объявить России войну и отправила туда робота-трансформера в виде Микки-Мауса. Но русские так просто не сдаются, у них есть свой национальный герой — Ванька, которому всё нипочем. Ну и дальше как обычно — пыщ-пыщ, Шайя ЛаБаф, пиу-пиу, наши победили! До такого ещё никто не додумался, я вам точно говорю, соберем миллиарды. У меня и для продолжения идея есть — Ванька превращается в Матрешку, из которой вылезает...

Продюсеры:⠀

— Какой Микки-Маус, из какой ещё Матрешки, ты издеваешься, что ли?

Майкл, хватит дурака валять, иди лучше «Трансформеры 10» снимай.