162 заметки с тегом

english words

Краткость, сестра

Julia I should like to break it to you gently, Willy — she’s gone off with a man!

Willy What!

Julia (defiantly) A Frenchman.

Willy Nonsense, she can’t have.

Julia I tell you she has. [...]

Willy I’m sorry, Julia, but I don’t believe it. I know Jane too well; she’d never rush off like that at a moment’s notice. [...]

**Julia** Don’t be so pig-headed, Willy, this is one of the few big moments in your life, and you’re behaving like a **ninny**!

Когда читала пьесу, подумала, что «ninny» — сокращение от «nincompoop», а сейчас поняла, что от «innocent». Мало ли на свете наивных дурачков.

Стул для царских кровей

Подкаблучник был у Азимова, но и тут не обошлось без Даля:

The tailor cried, ‘Hold on, I pray!
There’s something I forgot to say!

This cloth’s invisible to fools And **nincompoops** and other ghouls. For brainless men who’re round the twist This cloth does simply not exist!

But seeing how you’re wise and bright,
I’m sure it glistens in your sight.’

Голый король подкаблучником не был, зато был простофилей:

Nincompoop is famously defined in Francis Grose’s slang dictionary of 1785 as ‘one who never saw his wife’s ****.’ [original asterisks] An alternative etymology is offered by a later slang collector, John Camden Hotten, who in 1860 suggested the corruption of ’non compos mentis’ (not of sound mind). In either case it means a fool, a simpleton; a suitor who lacks self-confidence; a hen-pecked husband.

Нинка, покажи! Ну покажи! Ну жалко тебе что ли? Ни разу не видел же!
— Да отстань от меня, бестолочь! Иди лучше посуду помой.

Клуб под каблуком

А вот так выглядит мужчина на дне социальной иерархии:

“A man called Joseph Klemin was the leader, but he wasn’t really anybody. He wasn’t more than five feet four inches tall and I think he was terribly **hen-pecked** at home.

I don’t think there’s any harm in him. You aren’t going to arrest him, are you, Lije?

В английском подкаблучники настолько бесправны, что для них даже слова отдельного нет — есть только их курицы-жёны, которые клюют их в темечко.

А в Англии существовал клуб подкаблучников, и попасть туда было не просто:

It is said that in Yorkshire, England, there is an organization known as the Henpecked club. Each candidate for membership is required to prove that he has been in the habit of taking his wife’s breakfast to her in bed, blacking the stove, carrying up the coal and nursing the baby every night while his wife goes out.

Первое правило клуба. Для скромных:

Curs’d be the man, the poorest wretch in life,
The crouching vassal to a tyrant wife!
Who has no will but by her high permission,
Who has not sixpence but in her possession;
Who must to he, his dear friend’s secrets tell,
Who dreads a curtain lecture worse than hell.

Второе правило клуба. Для смелых:

Were such the wife had fallen to my part,
I’d break her spirit or I’d break her heart;
I’d charm her with the magic of a switch,
I’d kiss her maids, and kick the perverse bitch.

Третье правило клуба. Для отчаянных:

As father Adam first was fool’d,
(A case that’s still too common.)
Here lies man a woman ruled,
The devil ruled the woman.

Натюрморт с дятлом

Мистер Тыква всё ещё на первой главе, а меня никак не отпускают курицы — когда чёрный петух сделал peck, вспомнила маньяка из рассказа Блейка Крауча «Serial»:

Donaldson knew he would never be caught. He was smart, patient, and never compulsive. He could keep on doing this until he died or his **pecker** wore out, and they had pills these days to fix that.

Бедного петуха сменил шустрый дятел — иногда вместо «cock» американцы говорят «pecker». И если пару минут понаблюдать за дятлом, понятно, почему.

А застенчивые англичане смотрят на дятла с другой стороны: для них «pecker» — это нос, а «keep you pecker up» — выше нос, дружище, не грусти.

Представляю, как Нетфликс экранизирует «Янки при дворе короля Артура».

Чёрная курица, или Бедный петух

Птицы у Даля никак не заканчиваются — прежде чем окончательно угробить бабулю, Джордж вместе с папой испытывали лекарство на курицах:

‘Come on, chicken,’ said George, holding out a spoonful of Medicine Number Three. ‘Good chicken. **Chick-chick-chick-chick-chick**. Have some of this lovely medicine.’

A magnificent black cockerel with a scarlet comb came stepping over. The cockerel looked at the spoon and it went peck.

‘**Cock-a-doodle-do!**’ squawked the cockerel, shooting up into the air and coming down again.

Чёрный петух пострадал не зря — без него я бы не узнала, что англичане говорят «цып-цып-цып» так же, как Антон Либидо обижается на Настю Ивлееву, когда она путает его с Ильичом.

А с «ку-ка-ре-ку» ещё интереснее — «сock-a-doodle-do» работает только как восклицание, а кукарекают петухи почему-то с помощью ворон:

The sun was just beginning to filter through the black pines and a rooster was **crowing** his head off on a nearby farm [...] when Jack led Milky off of his father’s land and onto the road.

А чтобы окончательно запутаться, кукарекать можно ещё и в переносном смысле, ликуя от радости:

They were happier now than they would ever be again. [...] She heard them stamping and **crowing** on the floor above her head the moment they awoke.

They came bustling along the passage. Then the door sprang open and in they came, fresh as roses [...]

А чтобы от сказок Даля и Адама Гидвица перейти к Вирджинии Вулф, нужно всего лишь принести в жертву чёрного петуха. Chick-chick-chick.

Кнут и няня

Дама из туалета так не любит детей, что через секунду снова пришлось смотреть в словарь:

Always coming in here and vandalizing! Don’t they know public bathrooms are for everyone? And now they’re charging people for water! How am I supposed to clean this place without water!? Hmph, if they keep this up, I’ll open up the valve and teach them a lesson.

Those young **whippersnappers** should know beter then to bully someone who’s been in Kowloon for an entire lifetime!

И тут опять пригодился Даль:

‘I’m eight,’ Sophie said.

‘You may think you is eight,’ the BFG said, ‘but you has only spent four years of your life with your little eyes open. You is only four and please stop higgling me. Titchy little snapperwhippers like you should not be higgling around with an old sage and onions who is hundreds of years more than you.’

Большой и добрый великан всё время путает слова местами и у него «whippersnappers» превратились в «snapperwhippers», но суть осталась прежней — наглых детей, которые знают всё лучше всех, взрослые называют молокососами или сопляками.

А чтобы не осталось никаких сомнений, что детей уборщица не любит, у игры есть два разных варианта текста — для десктопа и для iOS:

Good for nothing’ kids these days... Every last one of them are eatin’ a free lunch! Just like those two delinquents downstairs... Stirring up trouble every day!

They’ve taking over the public restroom and are making people pay for water. Even I have to pay, so now I can’t even properly clean anymore. Hmph, if they keep this up, I’ll open up the valve and show them who’s boss! I want those hooligans to know old folks aren’t to be messed with!

Похоже, мой текст писал англичанин — только так бесплатный обед и хулиганы могли превратиться в подаяния и молокососов. Непонятно только, причём тут щёлканье кнутом — на детскую игрушку вроде не похоже.

Whippersnappers were known by various names, all of them derived from the habit of young layabouts of hanging around snapping whips to pass the time. Originally these ne’er-do-wells were known simply, and without any great linguistic imagination, as ’whip snappers’.

Вот оно что. Как лентяев ни называй, всё равно они никуда не годятся.

Же не манж па сис жур

Даже не знаю, грустить или радоваться — во второй части «Mr. Pumpkin» исчезло повествование от первого лица — самое главное, за что я люблю Cotton Game и вообще квесты. Зато диалогов там значительно больше, и даже уборщица в туалете говорит так, что без словаря не разберешься:

**Good for nothing'** kids these days know nothing 'bout hard work. Just standing around waiting for **handouts**!

Just like those two delinquents downstairs... Stirring up trouble every day!

Никогда не знаешь, где пригодится Даль — если бы не делинквентная Златовласка, я бы вообще ничего не поняла. А так всего пара незнакомых штук — что-то похожее на ничего, и что-то похожее на Гугл.

Что хорошо для ничего, то никуда не годится, и «good for nothing» может быть как наречием, так и прилагательным. В том году читала странную книжку «An Other Place» — там герой заснул в самолете, а проснулся в городе без времени и стекла, где вместо денег зубы, люди едят андроидов, а людей едят оборотни. Лишних зубов у него не было и он никак не мог снять жильё:

To my surprise, I find the other landlords equally cold and unhelpful. They ask for teeth in advance and slam the door in my face when I fail to produce any.

“There are loads of jobs going,” one snarls. “Nobody has an excuse to be broke unless they’re lazy, good for nothing layabouts.”

А вот чего ждали дети, поняла не сразу — вместо «handouts» прочитала «hangouts» и подумала, что они собираются тусоваться. А потом вспомнила, что вместо Гугла теперь платный Зум, а если денег нет, помогут подаяния. В английском даже есть «have one’s hand out» — стоять с протянутой рукой. В самый раз для бывшего депутата государственной думы, который не ел шесть дней.

Гаффи Даф дю Морье

Прочитала тут текст «Give Me Your Money» и узнала, как будет костюм русских гопников по-английски:

See my **duffle**, try my booze Share it all, but don’t abuse Tinted windows, loaded gun I don’t keep the change for fun

До этого знала только, что «duffle bag» — это спортивная сумка на молнии, с которой качки на тренировки ходят:

There was something that looked like a long duffel bag lying against the wall on the opposite side.

I stepped slowly toward the **duffel bag** thing, saw with horror that it was something like a huge, fat caterpillar, leathery and probably five feet long.

It was segmented like an earthworm, the end a puckered circle of tiny teeth. I would have run away shrieking like a banshee at that point, but the thing was so over-the-top gross that I was sure it was something he made. A sculpture or whatever. And it wasn’t moving, obviously. I would have mentioned that by now.

Дюноподобная сумка у Вонга конечно же оказалась живой, и здесь «duffel» — американский вариант, а англичане предпочитают «duffle». А если верить мультитрану, то «duffle» — это снаряга. Получается, русские гопники у Ильича — на самом деле английские спортяги в снаряге.

А вообще странное слово «duffle» — это название шерстяной ткани, похожей на байку. Город в Бельгии, откуда она произошла, назывался Duffel, так что тут американцы ближе к правде. А англичане так называют не только сумки, но и пальто с горизонтальными пуговицами на петельках, которое очень любит медвежонок Паддингтон:

When eventually I stood up again, he was still there, arms dangling by his sides.

I noticed that he was wearing a **duffle coat**. A **duffle coat**! Surely they were the preserve of children and small bears?

А я наконец-то поняла, что носит Гаффи Гаф:

Ростов-на-дому

Тут у Cotton Game на фоне карантина вышли сразу три новые игры — «Isoland 3», «Isoland: The Amusement Park» и «Mr. Pumpkin 2». Ради такого стоило месяц посидеть дома, да. Третью неделю прохожу все игры заново: там второе прохождение — это ещё одна игра, которая дополняет первую.

За все восемь прохождений «Isoland» не нашла ни одной неизвестной штуки — говорят персонажи мало и текст очень простой. А вот в первой части «Mr. Pumpkin» герой потерял память и между главами понимает, что произошло, с помощью комиксов. И в одном из них вспоминает, что должен денег своему начальнику:

Work harder! Don't you remember the **usury**?

Зарплату мистеру Тыкве, похоже, вообще не платили — его босс был ростовщиком, и работы едва хватало на оплату процентов. У «usury» не случайно корень «use» — взятые в долг деньги обычно сразу используются.

Лютые проценты сразу напомнили «Преступление и наказание», но ничего подобного — старуха-процентщица у Достоевского упоминается раз пять, а ростовщичество — ни разу. А в переводе всё ещё скучнее:

And if this old woman, the pawnbroker, has been murdered by someone of a higher class in society—for peasants don’t pawn gold trinkets—how are we to explain this demoralisation of the civilised part of our society?

Старуха-процентщица стала старухой-ломбардщицей, а мне пришлось искать «usury» в детской книжке Адама Гидвица про средневековье:

“It was my account! Mine! How dare you undercut my price!”

He was shouting at two Jews. One was old, with a long beard, streaked with gray. The other was younger, and nearly as tall as the blond man. His beard was short cropped and handsome. He was holding the Lombar back and shouting, “You offer a usurious rate! Forty percent! Forty! My uncle offered thirty. Thirty is reasonable! Thirty is standard! But thirty is undercutting now?”

“Ah,“ sighed Joinville. “The disputes of the moneylenders. The Lombards only recently brought their usury to Paris, you see, where the money-lending trade has always been Jewish. The Lombards are not used to the competition. I don’t think they like it.”

Тут вместе с «usury» даже прилагательное «usurious» нашлось, не зря же речь про евреев. Теперь понятно, откуда взялись ломбарды — в средние века в Ломбардии было очень много ростовщиков.

Ну что, первая часть «Mr. Pumpkin» кончилась, пойду поиграю во вторую.

And give me your money!

Под покровом ночи. Mr Mushroom Cloud

“I’m in charge now. You had your chance and now it’s my turn. And what I want is for everything to die.”

“But Mr Mushroom Cloud,” someone might say, “surely you don’t want me to die. I’ve never hurt anyone in my life.”

“That’s very nice of you, I’m sure,” the mushroom cloud would say, “but I’m still going to kill you.”

“But Mr Mushroom Cloud,” someone else might say, “I was about to go on holiday. Can’t you wait until I get back before you kill me?”

“No, I can’t,” the mushroom cloud would say.

“But Mr Mushroom Cloud,” someone else might say, “I was about to tell my friend that I love her.”

“Well, you should have done it earlier, shouldn’t you?” the mushroom cloud would say.

“But Mr Mushroom Cloud,” someone else might say, “I’ve only just been born.”

“What’s that got to do with it?” the mushroom cloud would say.

“But Mr Mushroom Cloud, surely you’re not going to kill me?” a little toadstool growing in a field might say. “We’re like family.”

“Nice try, little toadstool,” the mushroom cloud would say, “but just because you’re the same shape as me doesn’t mean that you’re going to get special treatment.”

Toadstool is a spore-bearing fruiting body of a fungus, typically in the form of a rounded cap on a stalk, especially one that is believed to be inedible or poisonous. Just like a toad. On a stool.

Ctrl + ↓ Ранее