29 заметок с тегом

games

Зови меня чужим именем

Искала тут в Стиме, во что поиграть, и вспомнила великолепную «Sally Face», которую прошла несколько месяцев назад. Открываю страницу, чтобы посмотреть похожие игры, а там:

**Spank my ass and call me Judy**, that was good!

Похоже, не только мне понравилось.

А дальше открываю интернеты:

Slap my ass and call me Susie!

Butter my butt and call me a biscuit!

Paint me green and call me a cucumber!

Kick my ass and call me crazy!

И внезапно:

Smack my ass and call me Sally!

Оказывается, есть такая сленговая форма удивления: [verb] my [body part] and call me [noun or proper noun]. А дальше что хочешь, то и подставляй, лишь бы весело было.

Под покровом ночи. Kicky muck

Bertram What a delightful village!

Bertram Eww. Mind your step, Gevin.

Bertram Ah, Gevin! Look at this ruddy-cheeked young country gent!

Boy What’s wrong with your nose?

Bertram What’s your name, young sir?

Boy Little Wacksmith, the Blackswith’s son.

Kicks a mound of muck.

Bertram What is that you are doing?

Boy Playing kicky muck.

Kicks the mound of muck again and again.

Boy Kicky muck. Kicky muck.

Bertram Much fun, is it?

Boy Not really. But sometimes I pretend I’m kicking sausages instead.

Bertram The poor boy needs something else to absorb his mind. There’s not much for a young whippersnapper to play with around here.

Boy kicks the mound of muck again.

Кнут и няня

Дама из туалета так не любит детей, что через секунду снова пришлось смотреть в словарь:

Always coming in here and vandalizing! Don’t they know public bathrooms are for everyone? And now they’re charging people for water! How am I supposed to clean this place without water!? Hmph, if they keep this up, I’ll open up the valve and teach them a lesson.

Those young **whippersnappers** should know beter then to bully someone who’s been in Kowloon for an entire lifetime!

И тут опять пригодился Даль:

‘I’m eight,’ Sophie said.

‘You may think you is eight,’ the BFG said, ‘but you has only spent four years of your life with your little eyes open. You is only four and please stop higgling me. Titchy little snapperwhippers like you should not be higgling around with an old sage and onions who is hundreds of years more than you.’

Большой и добрый великан всё время путает слова местами и у него «whippersnappers» превратились в «snapperwhippers», но суть осталась прежней — наглых детей, которые знают всё лучше всех, взрослые называют молокососами или сопляками.

А чтобы не осталось никаких сомнений, что детей уборщица не любит, у игры есть два разных варианта текста — для десктопа и для iOS:

Good for nothing’ kids these days... Every last one of them are eatin’ a free lunch! Just like those two delinquents downstairs... Stirring up trouble every day!

They’ve taking over the public restroom and are making people pay for water. Even I have to pay, so now I can’t even properly clean anymore. Hmph, if they keep this up, I’ll open up the valve and show them who’s boss! I want those hooligans to know old folks aren’t to be messed with!

Похоже, мой текст писал англичанин — только так бесплатный обед и хулиганы могли превратиться в подаяния и молокососов. Непонятно только, причём тут щёлканье кнутом — на детскую игрушку вроде не похоже.

Whippersnappers were known by various names, all of them derived from the habit of young layabouts of hanging around snapping whips to pass the time. Originally these ne’er-do-wells were known simply, and without any great linguistic imagination, as ’whip snappers’.

Вот оно что. Как лентяев ни называй, всё равно они никуда не годятся.

Же не манж па сис жур

Даже не знаю, грустить или радоваться — во второй части «Mr. Pumpkin» исчезло повествование от первого лица — самое главное, за что я люблю Cotton Game и вообще квесты. Зато диалогов там значительно больше, и даже уборщица в туалете говорит так, что без словаря не разберешься:

**Good for nothing'** kids these days know nothing 'bout hard work. Just standing around waiting for **handouts**!

Just like those two delinquents downstairs... Stirring up trouble every day!

Никогда не знаешь, где пригодится Даль — если бы не делинквентная Златовласка, я бы вообще ничего не поняла. А так всего пара незнакомых штук — что-то похожее на ничего, и что-то похожее на Гугл.

Что хорошо для ничего, то никуда не годится, и «good for nothing» может быть как наречием, так и прилагательным. В том году читала странную книжку «An Other Place» — там герой заснул в самолете, а проснулся в городе без времени и стекла, где вместо денег зубы, люди едят андроидов, а людей едят оборотни. Лишних зубов у него не было и он никак не мог снять жильё:

To my surprise, I find the other landlords equally cold and unhelpful. They ask for teeth in advance and slam the door in my face when I fail to produce any.

“There are loads of jobs going,” one snarls. “Nobody has an excuse to be broke unless they’re lazy, good for nothing layabouts.”

А вот чего ждали дети, поняла не сразу — вместо «handouts» прочитала «hangouts» и подумала, что они собираются тусоваться. А потом вспомнила, что вместо Гугла теперь платный Зум, а если денег нет, помогут подаяния. В английском даже есть «have one’s hand out» — стоять с протянутой рукой. В самый раз для бывшего депутата государственной думы, который не ел шесть дней.

Ростов-на-дому

Тут у Cotton Game на фоне карантина вышли сразу три новые игры — «Isoland 3», «Isoland: The Amusement Park» и «Mr. Pumpkin 2». Ради такого стоило месяц посидеть дома, да. Третью неделю прохожу все игры заново: там второе прохождение — это ещё одна игра, которая дополняет первую.

За все восемь прохождений «Isoland» не нашла ни одной неизвестной штуки — говорят персонажи мало и текст очень простой. А вот в первой части «Mr. Pumpkin» герой потерял память и между главами понимает, что произошло, с помощью комиксов. И в одном из них вспоминает, что должен денег своему начальнику:

Work harder! Don't you remember the **usury**?

Зарплату мистеру Тыкве, похоже, вообще не платили — его босс был ростовщиком, и работы едва хватало на оплату процентов. У «usury» не случайно корень «use» — взятые в долг деньги обычно сразу используются.

Лютые проценты сразу напомнили «Преступление и наказание», но ничего подобного — старуха-процентщица у Достоевского упоминается раз пять, а ростовщичество — ни разу. А в переводе всё ещё скучнее:

And if this old woman, the pawnbroker, has been murdered by someone of a higher class in society—for peasants don’t pawn gold trinkets—how are we to explain this demoralisation of the civilised part of our society?

Старуха-процентщица стала старухой-ломбардщицей, а мне пришлось искать «usury» в детской книжке Адама Гидвица про средневековье:

“It was my account! Mine! How dare you undercut my price!”

He was shouting at two Jews. One was old, with a long beard, streaked with gray. The other was younger, and nearly as tall as the blond man. His beard was short cropped and handsome. He was holding the Lombar back and shouting, “You offer a usurious rate! Forty percent! Forty! My uncle offered thirty. Thirty is reasonable! Thirty is standard! But thirty is undercutting now?”

“Ah,“ sighed Joinville. “The disputes of the moneylenders. The Lombards only recently brought their usury to Paris, you see, where the money-lending trade has always been Jewish. The Lombards are not used to the competition. I don’t think they like it.”

Тут вместе с «usury» даже прилагательное «usurious» нашлось, не зря же речь про евреев. Теперь понятно, откуда взялись ломбарды — в средние века в Ломбардии было очень много ростовщиков.

Ну что, первая часть «Mr. Pumpkin» кончилась, пойду поиграю во вторую.

And give me your money!

Во поле берёзка стояла

Играла недавно в игру типа «Что? Где? Когда?», а там вопрос:

В знаменитой песне из романа Стивенсона «Остров сокровищ» поётся:

Пятнадцать человек на сундук мертвеца,
Йо-хо-хо и бутылка рому!

Логично предположить, что «йо-хо-хо» — это хохот пиратов, однако это не так.

Какая фраза соответствует этому возгласу в русском языке?

И тут я такая взяла и сразу угадала (ага).

Кто бы знал, как это пишется хоть, не то что переводится.

Fifteen men on the dead man's chest—**Yo-ho-ho**, and a bottle of rum! Drink and the devil had done for the rest—**Yo-ho-ho**, and a bottle of rum!

Как-то не очень полегчало, йо. Долго думала, а потом сдалась и узнала, что есть такой жанр песен — шанти. Их пели моряки во время тяжелой работы, чтобы задать ритм и синхронизировать усилия. Паруса поднять, сети вытянуть, скормить кого-нибудь акулам — легко на сердце от песни весёлой.

Всегда думала, что пятнадцать человек на сундук мертвеца — это они так добычу делили. А они его двигали, оказывается, настолько он тяжелый был. И под ром дело шло значительно веселей.

Раз, два, взяли — вот как yo-ho-ho выглядит на русском. Но это если прозаично. А если поэтично, то у наших бурлаков была такая же песня, как и у английских пиратов:

Эй, ухнем, эй, ухнем!
Ещё разик, ещё раз.

Разовьем мы березку,
Разовьем мы кудряву!
Ай-да-да, ай-да,
Ай-да-да, ай-да,
Разовьем мы кудряву.

Почти как yo-ho-ho, но даже лучше. А понять, что они такое странное с берёзкой делали, помогла другая песня, про то же самое, но уже у рабочих и крестьян:

Эх, дубинушка, ухнем!
Эх, зеленая, сама пойдет, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!

Сначала её пели батраки, когда выкорчевывали огромные деревья, чтобы освободить землю под пашню (хотя мне представляется что-то другое). Потом Шаляпин. А потом волшебным образом песня стала гимном надвигающейся революции, и была даже популярнее, чем «Самая-самая».

А у бурлаков берёзы страдали ещё более замысловато — когда корабль становился на мель, под него засовывали целое дерево, ветви расправлялись течением и судно было легче вытаскивать со дна.

Вот сколько нам открытий чудных готовит море, ром и гугл.

Poke! Poke! Poke!

I will poke you! We don’t like your sort around here, poking your noses in. You poke your noses in here, I’ll poke you in the nose!

Как-то раз любопытной Варваре на базаре нос оторвали.
Ткнула Варвара обидчика в глаз и закричала: «Ты водолаз!»

Чертоги безумия

И ещё немного про кокни. Кроме оскорблений в лексиконе обидчивой дамы есть пара слов, которые сразу говорят о том, куда попал Бертрам — «’ello» и «yer». Так выглядит махровый акцент жителей бедных кварталов Лондона, и он настолько отличается от обычного произношения, что его даже англичане не всегда понимают.

До игры я знала про кокни только то, что на нём говорил Майкл Кейн, и это не помешало ему стать командором ордена Британской империи. А теперь знаю ещё пару штук:

’Oh. What a beautiful turnip you have there.’

’Leave my turnip alone! Oh, it’s my beautiful baby turnip. They call me Pokey Mary. Cos I’ll poke yer — with this!’

’She will as well. Look what she did to my hat.’

Сумасшедшая Мэри не шутит — вместо руки у неё острая вилка в духе капитана Крюка. У слова «pokey» тут несколько забавных смыслов, но самое интересное начинается, если ткнуть в Мэри туалетным ёршиком:

’Pwoar! That **pen and inks** that does!’

Немного садизма, и теперь я знаю, что основная особенность кокни — это рифмованный сленг. Как это работает, непонятно, но «pen and ink» значит «stink». И это ещё не самый поэтичный вариант. Тут хотя бы можно представить чернила с едким запахом, а вот как объяснить «bees and honey» в смысле «money», мне даже в голову не приходит. А ещё есть «fisherman’s daughter» для «water», «satin and silk» для «milk» или «lump of ice» для «advice». Загадочно, бессмысленно и беспощадно.

После такой находки я конечно же стала тыкать в Мэри всем подряд, и когда дело дошло до швабры, снова наткнулась на интересное:

’**Cor**. Don’t go waving that about — cos I’ll keep poking holes in it!’

Слово «Сor» на кокни заменяет «God», потому что вот так они его и говорят. И есть ещё очень популярное «Cor blimey», оно же «God blind me», для выражения удивления. А за пару дней до этого я как раз посмотрела клип «Ленинграда», где Алиса Вокс в корсете поёт песню Богу, так что даже запоминать ничего не пришлось.

Ctrl + ↓ Ранее