19 заметок с тегом

Martin McDonagh

Куда, куда вы удалились

Ну и самое весёлое — выясняли отношения Мервин и Тоби с помощью куриц:

Mervyn I gotta say, this whole entire situation, man, well, it strikes me a little bit like y’know there’s that phrase “The chickens are coming home to roost”? You know that phrase? It strikes me a little bit like that.

Marilyn (Pause.) In a bad way?

Mervyn Not in a good way.

**Toby** How is this situation like the motherfucking **chickens are coming home to motherfucking roost**, motherfucker? Explain your motherfucking analogy.

Mervyn Oh, I’ll explain my analogy alright, Mr. Big Words...

Toby Alright...

Mervyn Oh, just that, y’know, tonight you promised a guy something that you didn’t have, and tried to take his money off him, like he was some kind of a chump, and about two years ago you promised a different guy something that you also didn’t have, or that in fact you may have had, I’m not sure either way if you had the speed but what you definitely did, you definitely run off and left him standing there, in the snow, with his ass hanging out, also like a chump. Am I right? How about that analogy? How about those chickens? You know what I think I can hear ’em doing? I think I can hear ’em coming home and fucking roosting.

Как аукнется, так и откликнется — если всё время кидаешь людей на деньги, однажды они выкинут тебя в окно. Или привяжут к батарее и заставят разговаривать с расисткой старушкой.

Сравнивать печальные последствия с птицами, стрелами и бумерангами люди начали очень давно, а вот курицы появились только в начале девятнадцатого века — так выглядит эпиграф к поэме Роберта Саути «The Curse of Kehama»:

Сurses are like young chicken, they always come home to roost.

А ещё это он придумал сказку «Три медведя», в которой Златовласка беззастенчиво уничтожает антикварную мебель и ругается матом. Ну, почти — у Саути там была вредная бабуля.

А может быть, ворона

Вещуньина с похвал вскружилась голова,
От радости в зобу дыханье сперло, —
И на приветливы Лисицыны слова
Ворона каркнула во все воронье горло:
Сыр выпал — с ним была плутовка такова.

Так я узнала, что птичий зоб по-английски «craw», а после кукарекающей воронами Вирджинии Вулф вспомнила МакДону:

I did remember where I knew him from, though. He was the little prick that stiffed me in that speed deal, two winters back. I gave him sixty bucks and he told me to wait there and I waited there and he run off and he didn’t come back. He just didn’t come back. I was standing there for an hour. In the snow. And then the cops showed up. I probably shouldn’t have been rude to ’em, it wasn’t their fault, but, y’know, I was furious. That little prick, he was probably watching from round the corner or something, laughing.

Which is why it really **stuck in my craw** when he didn’t even recognise me on the reception desk, man, he just looked right thru me.

Maybe it was the boxer shorts, but I don’t know, man, it stuck in my craw.

У Мервина в зобу дыханье спёрло не от радости, а от раздражения и обиды — пару лет назад наркодилер Тоби его подставил, а теперь заселился к нему в отель и даже не узнал. Такое кому угодно встанет поперёк горла, и безобидный Мервин превратился в кровожадного маньяка, по сравнению с которым померкла даже матушка однорукого Кармайкла.

P.S.

Идею этой сказки, а может, и не сказки,
Поймёт не только взрослый, но даже карапуз, —
Не стойте и не прыгайте, не пойте, не пляшите
Когда своим клиентам везёте ценный груз.

Два огонька у созвездия Евы

И ещё одна латинская штука:

The gamekeeper told me I’d have to wait for the fillet from the deer I shot. It needs to be hung for a few days—apparently in the first twenty-four hours rigor mortis really sets in and it would be inedible until the tissues start to soften again.

Тут сразу понятно, что «rigor mortis» — это трупное окоченение.

Но с оленями не так весело, как с МакДоной:

Ogechi I’ll tell you a creepy Chinese story now. Keep your hopes up!

Marjory This will not be good.

Ogechi gently plays the concertina as background to her creepy story.

Ogechi A Chinese Siamese twin had his throat slit …

Marjory Knew it!

Ogechi But his conjoined twin brother knew nothing about it, for his conjoined twin brother was deaf and blind, you see …

Marjory It gets worse!

Ogechi The slit-throat brother died there and then in their Shanghai hovel but his brother didn’t die there and then. He just couldn’t work out why they weren’t walking any more, or talking any more, or eating any more. He thought he’d done something wrong, but he couldn’t work out what. How cruel the world can be to the sensitive. To kill one half of a Siamese twin, and leave the other half not knowing, in a room with no food and no heat, and in the wintertime too. That’s a box it’d be hard to write yourself out of, and he didn’t, the poor sap. He died five days later, and some said he starved, and some say it was the cold that got him.

Some even said he died of a broken heart, but no. He died of his brother’s **rigor mortis**. The first person ever to die of someone else’s **rigor mortis**.

It crept up his sides, it crept up his insides, it crept up his lungs and his arms and it crept up his jawbone. The final thing it crept up was his left eyeball, just as a last tear fell from it, on to a cheek that had already gone cold. So, thinking it over, if he was still crying at that stage, maybe it was the sadness that got him. Maybe it was the sadness. (Pause.) That story is over now.

She finishes the tune and hangs the concertina on the wall where it was previously.

Вообще «rigor mortis» легко запомнить, если знать слова «rigid» и «mortal». Но мне нравится думать, что сиамских близнецов звали Рига-Москва.

Мы все спешим за чудесами

Дочитала книжку, почитала новости и снова вспомнила МакДону:

Toby [...] Listen, I’m gonna pass you back to your son now, Angela, cos I don’t think what you’re saying is very constructive right now, in fact it’s pretty hurtful so I’m gonna pass you back now. (Pause.) I’m allowed to pass you back now if I want to pass you back now! Jesus!

Carmichael What she say?

Toby She, uh, she called me a ’Nigger’ and she says that she hopes that I die now.

Carmichael Oh she did, did she? Hey Ma, I’m the one decides if the niggers die around here, okay? I don’t need your goddam racist advice! [...] You never lifted a finger to help me in twenty-seven years, so why should you start giving advice now, huh?

No you didn’t, you never encouraged me once, you never did shit, you just left me to look for it all on my own, you never even did anything to stop ’em taking it in the first place so why don’t you just **butt out**, **Buttinski**? [...]

Тут у «butt» опять необычное значение. Даже два:

Buttinski — псевдорусская фамилия, которая произошла от «butt in» — лезть не в своё дело. И теперь так называют всяких умников и выскочек, которые дают непрошеные советы. Метафора буквальная — «butt» здесь значит бодаться, физически вклиниваясь в беседу (или в собеседника).

Butt out — прошу вас незамедлительно удалиться, ибо терпение моё не безгранично. Логика безупречная — кто лезет in, тот идёт out.

Пойду поищу чего-нибудь про гречку.

Караван идёт в тупик

Кажется, Гастингс прав и загадочное письмо — действительно шутка:

‘The 21st,’ said Japp. ‘That’s what I dropped in about. Yesterday was the 21st and just out of curiosity I rang up Andover last night. It was a hoax all right. Nothing doing. One broken shop window—kid throwing stones—and a couple of drunk and disorderlies. So just for once our Belgian friend was barking up the wrong tree.’

Пуаро дал маху, а я вспомнила МакДону — впервые встретила «bark up the wrong tree» в пьесе «A Behanding in Spokane». Там главный герой всё время рассказывает душераздирающие истории, как он лишился руки, но ему никто не верит:

Carmichael My hand got chopped off by a bunch of hillbilly bastards outside o’ Spokane, Washington, twenty-seven years ago. And was waved at with it goodbye to myself from a distance. Are you trying to say, now, after all this searching, after all this... trauma... Are you trying to say that I chopped off my own hand? Is that what you’re saying?

Mervyn Mr Carmichael, I gotta say, you are totally barking up the wrong alley.

Carmichael (Pause.) I’m totally barking up the wrong what?

Mervyn You’re totally barking up the wrong alley... Is that right? (Pause.) Yeah, it is right. You’re totally barking up the wrong alley. The entire wrong alley.

**Carmichael** If I'm doing anything. I'm **barking up the wrong tree**.

Mervyn The wrong tree! That’s it! I knew it was something! Yeah, you’re totally barking up the wrong tree! Kinda like your mother! (Pause.) Yeah, kinda like your crazy mother.

Так я узнала, что «bark up the wrong tree» — про собаку, которая лает не на то дерево, потому что пошла по ложному следу. А вот с чем её перепутал Мервин, даже не знаю. Похоже на «go up the blind alley» — зайти в тупик. Или на «go down the wrong alley» — сойти с пути истинного. Или... нет, так я никогда не дочитаю.

Extra. Part 4.2

Розовые утки

Недалекий Андерсен у Макдоны всё время считает идиотами всех вокруг, кроме себя:

‘However, “The Emperor’s New Clothes” has us quite perplexed.’ ‘Perplexed’ is alright, just means he’s thick.

Тут мне стало интересно, почему в британском сленге «thick» связано с глупостью. Оказывается, дело в толщине черепа — чем он толще, тем медленнее до человека доходит. Есть даже слово «thickskulled» — буквально твердолобый, но не упрямый, а тупой.

P.S. Мир рухнул под тяжестью толкового словаря. Твердолобый — это и правда тупой, а не упрямый. И это я ещё про «нелицеприятный» не рассказываю.

Под покровом ночи. Minor changes

Marjory. Did the children like it? Hans. Like it? They loved it, mate. Even the **thick** ones. And there were loads of them, it was all rich kids.

Тут то же самое, но мне почему-то вспомнился Чехов. И хотя в переводе всё-таки «Fat and Thin», сочетание «thick and thin» в английском действительно существует:

Oh, I understand you met my wife? Charming woman, don’t you think? Plenty of grit there, too. Stood by me **through thick and thin**, that woman. In season and out of season. Fine figure of a woman she was, too, in her youth. Wonderful carriage, flaming red hair.

Пожалуй, для Пинтера идиома «through thick and thin» слишком проста — сразу понятно, что значит она «и в горе, и в радости». Сначала подумала, что логика тут от Чехова — пока денег много, ты толстый, когда кончились — худой. А она ещё круче — старинное выражение «through thicket and thin wood» описывало коварные английские леса, где тонкие деревья перемежались непроходимой чащей.

Бесподобный мистер Крот

Благодаря беседе в чате узнала, что Дюймовочка может быть не только Thumbelina, но и Thumbelisa. Забавное совпадение с лисой из поста. А ещё Мальчик-с-пальчик — это Tom Thumb. Обычное имя, никакого отношения к мартовским котам не имеет, но отделаться от этой картины я уже не могу.

Под покровом ночи. Crucio

~~~

WARNING!

A VERY VERY VERY DARK MATTER.

NO JOKE.

~~~

Foster Parents So you want to be just like Jesus, do you?

Katurian And she said, “Finally you fucking get it!” (Pause.) And they stared at her a little while. And then it started. (The dreadful details of the following are all acted out onstage.) Her foster-mother embedded in her daughter’s head a crown of thorns made of barbed wire, because she was too lazy to make a proper crown of thorns, while her foster-father whipped her with a cat-o’-nine-tails, and after an hour or two of that, they asked her, when she regained consciousness …

Foster Parents Do you still want to be like Jesus?

Katurian And, through her tears, she said, “Yes, I do.” (The parents place a heavy cross on the girl’s back. She walks around with it in pain.) So they made her carry a heavy wooden cross around the sitting room a hundred times until her legs buckled and her shins broke and she could do nothing but stare at her little legs going the wrong way, and they said to her …

Foster Parents Do you still want to be like Jesus?

Katurian And she almost got sick for a second, but she swallowed it so she wouldn’t look weak and she looked them in the eye and she said, “Yes, I do.” (The parents nail her to the cross and stand it upright.) And then they nailed her hands to the cross and bent her legs back around the right way and nailed her feet to the cross and they stood the cross up against the back wall and left her there while they watched television, and when all the good programmes were over they turned it off and they sharpened a spear and they said to her …

Foster Parents Do you still want to be like Jesus?

Katurian And the little girl swallowed her tears and she took a deep breath and she said, “No. I don’t want to be like Jesus. I fucking am Jesus!”

books   drama   Martin McDonagh   plays   The Pillowman   vespertine   vespertine reading

Точка Б

В семье Диккенса и без Андерсена хватало веселья, и дети настолько к этому привыкли, что их уже ничем не удивить:

Dickens. Five weeks of this shit! I mean … it’s not like I don’t have other things to do!

Catherine. And who’s the lucky lady this week, Charles?

Dickens. Oh don’t you fucking start. [...]

Catherine. Come, children. As your father is being a cock, I believe it is time for your bedtimes. [...]

Kate. Is Daddy banging the broads again, Mummy?

Catherine.

‘Again’ suggests there was a time when Daddy wasn’t **banging the broads**, that he then restarted **banging the broads**, so your terminology, Kate, isn’t quite **on the button**, is it, darling?

Да, детка, папа опять пошёл по бабам. Впрочем, не опять, а снова. Выражение «banging the broads» — даже не идиома, а скорее эвфемизм. Смысл у него прямой, хоть и завуалированный. Если помните, «broad» значит бабу, ну а «bang» — это настолько милая версия «fuck», что завтра расскажу про неё отдельную историю.

А вот «on the button» хоть и напоминает варежки и компот, вообще никак с ними не связана. Идиома пришла из бокса, где ребята вроде цыгана Микки отправляли друг друга в нокаут точным попаданием в подбородок, он же button. И теперь «on the button» значит «прямо в точку» или «точно». Нажми на кнопку  — получишь результат. Да точно, точно, жми уже.

Ну что, пьеса кончилась, и теперь вы знаете, за что именно я люблю МакДону (и помните одиннадцать клёвых штук). А у меня ломка — такого кайфа от чтения я давно не испытывала. Особенно прекрасны рабыни-негритянки на фоне новостей о неумолимой американской толерантности. И ведь Мартина не только никто не проклял, ему «Оскара» дали. А Кевину Харту запретили его вести. О дивный мир.

Головоломная головомойка

В середине пьесы нелепый Андерсен приезжает к мрачному Диккенсу, и тут начинается настоящее веселье. Если верить Мартину, все великие романы Чарльза пишет сестра-близнец Марджори по имени Памела. Диккенс же совершенно не разбирается в литературе, зато виртуозно владеет матом.

Мало того, что Андерсен плохо понимает по-английски, так он ещё и постоянно путает Диккенса с Дарвином, что вызывает у Чарльза приступы лютой ярости:

Dickens. Dickens! Mr Dickens! Mr Charles fucking Dickens! I’ve only been telling you that for five fucking weeks!

Hans. Dickens, I know! Over and over, don’t I …?!

Dickens. How many more times?! [...] I’m the Christmas Cripples! He’s the Origin of the Fucking Species! [...] When are you going to fucking leave?! It’s been five fucking weeks, mate! You said it’d be two when you first turned up, and I nearly choked at two! But five!

Hans. No, it’s … I love the sound of your talking but it’s, oh, it’s so **going over my head**, do you see?

Несмотря на всё красноречие Чарльза до Андерсена никак не доходит, чем Диккенс отличается от Дарвина. Когда что-то «go over (one’s) head», это буквально пролетает над головой (и мимо ушей), потому что слишком сложно для понимания.

К счастью, на помощь несчастному приходят дети и жена писателя:

Kate. Daddy says he doesn’t like you and he wishes you would leave.

Catherine. Katie, dear, that’s not what he said.

Walter. Fucking leave, he said.

Catherine. Walter …

Dickens. It’s not that I don’t like him. He’s just **doing my fucking head in**!

Диккенсу тупоголовый Андерсен очень нравится, да, но как-то не радует, ведь второй месяц ебёт ему мозги, хотя обещал свалить в свою Данию ещё три недели назад. Я бы и рада перевести «do (one’s) fucking head in» иначе, но с талантом Чарльза не поcпоришь.

Впрочем, если убрать оттуда «fuck», получится вполне безобидное «do (one’s) head in», то есть «выносить мозг». Оттенков может быть сколько угодно, смысл не изменится, потому что «do» всегда значит «fuck», а не только у Паланика.

Под покровом ночи. The poor thing

Press Man Please. I’ve got my blind mother to look after.

Hans (yawning) Do ya?

Press Man I’m all she’s got.

Hans Where’s that whiny violin coming from? Oh yes, your mouth!

Press Man She’s not just blind, she’s deaf and dumb too, the poor thing.

Hans She’s blind, deaf and dumb? She’ll hardly notice you’re gone!

Ctrl + ↓ Ранее