29 заметок с тегом

movies

Тут собраны заметки про кино и то, как оно выглядит в оригинале.

Ctrl + ↑ Позднее

Под покровом ночи. It rhymed

Dell Kimberly, I was wondering if I could have your number.

Kimberly What?

Dell Your phone number.

Josh Dude. She’s with me.

Dell No.

Josh Uh, yeah. She is.

Dell No, she’s not. Not yet anyway. At best, this is a first date, and I’m shocked that that even happened. I have nothing against you. You might not be a bad guy. Most likely, but maybe not. You’re incredibly handsome. You were probably very handsome when you were a kid too. I think that explains your lack of substance and personality. Only because nobody’s ever really challenged you before. So now as an adult, you think everything you say means something, but it means nothing, actually. You don’t know what you’re talking about, it’s upsetting, and I think she probably sees through that. You’re very pretty, but you’re shallow beyond belief. (to Kimberly) Anyway, can I have your number?

Josh gets really angry.

Kimberly (to Josh) Okay, okay.

Dell What are you doing?

Josh You just said all that shit.

Dell Yeah, but it was just an observation.

Josh And you ask my girl out in front of me?

Dell Shit. Sorry. My mistake. I see that now. I shouldn’t have done that. She’s way too beautiful.

Josh What?

Dell I should be more of a realist. I should know I’m a C, maybe a C+ in winter, when I can cover up my body more. Even though you’re a douchebag, you’re incredibly attractive, so maybe it’s only fair you two pair.

Kimberly smiles. Josh looks at her.

Kimberly What? It rhymed.

Dell She’s right. It rhymed. Alright. Let’s... Can you just put me down?

Новый год на носу

Ну что, читать на немецком я научилась, Кафку и Гессе почитала, и теперь клёвые немецкие штуки радуют не меньше, чем английские. Уже месяц собираюсь рассказать вам про Третьяковку, красных кроликов, Дикий Запад и Человека-паука, но сначала было некогда, а теперь опять некогда.

Так что пока расскажу про «Comet», остроумное и искреннее кино о любви. Знаете, бывают такие герои, как в «When Harry Met Sally», когда каждый диалог прекрасен, а всё вместе ещё лучше. Вот это оно.

Очень самовлюбленный парень случайно знакомится с красивой девушкой, решает, что такой шанс упускать нельзя, и несёт всё подряд, лишь бы она не уходила:

“You say ’so’ a lot. It’s really annoying.”
“So... Are you trying to make this awkward now? It feels awkward now.”

“Awkward feels good to me.” “And awkward feels awkward to me.” “That’s a little **on the nose**, don’t you think?”

Как назло, в голову вместо комплиментов приходят одни оскорбления, и он пытается её успокоить:

“I’m not trying to fuck you. If that’s what you’re worried about, I mean. I’m not gonna ask you out because I don’t believe in love. I think all relationships deteriorate into hate, indifference or... Well, yeah, those two things.”

Чтобы понять, как она после такого не ушла, это надо видеть. А чтобы понять, чем он её обидел, пришлось заглянуть в пару словарей.

Оказывается, когда что-то «on the nose» — это слишком банально, очевидно и поверхностно. Так и не придумала нормальный перевод, самое близкое, что пришло в голову — «без огонька». Зато запоминать ничего не надо — «on the nose» отлично рифмуется с «obvious».

Конечно, мне стало интересно, причём тут нос. Гугл решительно не хотел помогать — найти нормальную этимологию не вышло. И тут неожиданно помог словарь сленга:

A reference to wine tasting—where all the substance is in the scent of the bouquet, but nothing in the wine itself.

Причём тут новый год? Ну, очевидно же.

Верный броненосец

Сходила тут на нового Гиллиама, и он восхитителен. Весь фильм Дон Кихот называет несчастного режиссёра своей верной белкой, потому что «оруженосец» по-английски «squire», но слово слишком сложное, и получается как-то так:

 “I command you to release my squirrel!” “This has nothing to do with me!”

В переводе белка изящно превратилась в броненосца, и это очень смешно. К сожалению, не помню точную цитату с полной игрой слов, а субтитров пока нигде нет, поэтому приведу пример из Пола Остера, который про Дон Кихота завернул не менее круто, чем Гиллиам.

В романе «City of Glass» писатель Куинн ввязывается в сомнительную авантюру и выдаёт себя за частного детектива по имени Пол Остер. А потом решает найти настоящего Остера, и понимает, что детектива с таким именем в Нью-Йорке нет. Зато есть писатель Пол Остер, который пишет эссе о Дон Кихоте и верит, что автором книги был вовсе не Сервантес, а сам Дон Кихот:

Don Quixote, in my view, was not really mad. He only pretended to be. In fact, he orchestrated the whole thing himself. Remember: throughout the book Don Quixote is preoccupied by the question of posterity. Again and again he wonders how accurately his chronicler will record his adventures.

This implies knowledge on his part; he knows beforehand that this chronicler exists. And who else is it but Sancho Panza, the faithful **squire** whom Don Quixote has chosen for exactly this purpose?

[...] Cervantes hiring Don Quixote to decipher the story of Don Quixote himself. There’s great beauty to it.

И если вы тоже запутались, сколько там Полов Остеров и какой из них настоящий, то добро пожаловать в постмодернистскую игру одной игры с другой игрой внутри третьей игры — любимый жанр Пола Остера (и Терри Гиллиама).

Tiffany’s!

’Cause we are living in a material world, and I am a material girl.

Чем Темза хуже Тибра?

Единственные и неповторимые артикли навели меня на мысль рассказать вам немного об английской грамматике. Шучу, кому она нужна. Лучше расскажу о том, как превратить непереводимый артикль «the» в два разных слова с помощью монеты и ловкости рук.

В фильме «Red Lights» есть сцена, в которой Киллиан Мёрфи показывает Элизабет Олсен фокус, а потом объясняет, как работают медиумы и прочие шарлатаны, заставляющие людей верить в сверхъестественное:

**The** simpler, **the** better. That’s the principle. The only way to pull a rabbit out of a hat is by putting it there in the first place.

Если следовать примеру героини и смотреть не туда, то в этой фразе происходит настоящая магия: артикли перестают выполнять привычную роль и смысл улетучивается. Но если посмотреть на общую структуру выражения «the simpler, the better», можно догадаться, что по-русски это звучит как «чем проще, тем лучше».

Учебники по грамматике называют такую конструкцию «the… the… with comparative adjectives», и это описание довольно точно отражает её смысл и контекст использования. Когда нужно сравнить две штуки, которые напрямую зависят друг от друга, определенные артикли превращаются в двойной союз «чем... тем...». Прилагательные при этом могут быть любыми, но обязательно в сравнительной степени:

The less we love her when we woo her, the more we draw a woman in.

А иногда роль союзов в русском языке выполняет тире:

The less you know, the better you sleep.

Запомнить повторение артикля несложно, но если не учесть, что сравнительная степень прилагательных обязательна, можно найти глубинный философский смысл там, где его нет. Скажем, я долго пыталась понять песню группы IAMX с вот таким припевом:

The stupid, the proud. They blow our houses down.

Сначала кажется, что автор имел в виду «чем глупее, тем больше гордятся». Но здесь артикли не сравнивают прилагательные «глупый» и «гордый», а обобщают их и превращают в существительные «глупцы» и «гордецы». Это ещё одна довольно редкая функция «the», которая добавила песне немного смысла. Теперь я понимаю примерно 37%, да. Если вы понимаете всё — поделитесь со мной, пожалуйста, реально интересно, о чем там речь вообще.

И раз уж я всё-таки рассказываю про грамматику, представьте урок английского языка в обычной русской школе:

— Petrov, what is the capital of Great Britan?
The... The...
— Well?
— The... The... Да не знаю я, как это сказать.
— Эх, Петров. Чем больше смотрю на тебя, тем больше хочется в отпуск.

День в конце тоннеля

В фильме «Мулен Руж» соперником бедного поэта был богатый герцог, прототипом которого послужил граф Анри Тулуз-Лотрек, а в роли владельца кабаре снялся Джим Бродбент. Такое сочетание напомнило мне комедию Майка Ли «A Sense of History» — сатирический монолог английского аристократа, написанный и сыгранный Бродбентом так, что от смеха наворачиваются слезы.

И если Анри не смог принять участия в первой мировой, потому что умер молодым, то у вымышленного графа иная причина пропустить вторую мировую — дело в том, что он симпатизирует Гитлеру:

Quite simply, I did not feel I could, in all conscience, take up arms against Adolf Hitler. Now, there has been an awful lot of the most frightful tosh written and said about this chap, but suffice it to say, that here was a man who’d single-handledly brought a bankrupt country to prosperity within a very few years. And as a farmer, I had to respect that.

Of course, there were aspects to his approach which I found questionable, and there is no doubt I’d have taken issue with him on a number of counts, but *at the end of the day*, I felt very strongly, and I still do, as a matter of fact, that we should’ve been batting on the same side.

Если вы дочитали это до конца, то заметили, что речь героя намеренно изобилует витиеватыми фразами, продираться сквозь которые довольно трудно (но очень весело). А ещё в ней полно штампов, избитых выражений и слов-паразитов, по которым сразу видно, что граф безбожно врёт.

Яркий пример последнего — идиома «at the end of the day». В английском она используется в двух случаях — чтобы подвести итог, аналогично нашему «в конце концов», и в качестве бессмысленного выражения «по большому счету».

И если первый вариант используется довольно редко и никого не раздражает, то второй — почти столь же часто, как «you know» и «I mean», и впечатление производит соответственное. Конечно, именно его выбрал Бродбент для украшения невероятного словоблудия графа.

На первый взгляд кажется, что в русском языке между этими значениями нет ничего общего. Но на самом деле всё точно так же зависит от контекста, и иногда «в конце концов» можно использовать как полный синоним «по большому счету». И раз уж речь зашла про графов и словоблудие, приведу пример из Набокова:

С утра за стеной беспокойно ходил сосед и выбегал в прихожую на звонки. Граф не пригласил его, — в конце концов, они были едва знакомы, — но зато позвал хозяйку, — ибо в природе Графа причудливо совмещались рассеянность и расчет.

Запомнить всё это поможет фильм «End of Days», в котором Шварценеггер всех спасал от конца света, и в конце концов конечно же спас. Не так уж он, по большому счету, и плох. А артикли определенные, потому что конец света — единственный и неповторимый.

Нищета философии

Как писателю завоевать сердце художницы, мы уже выяснили, а как быть бедному поэту, если он влюбился в красавицу, которая живет за счет мужчин?

Для начала можно вспомнить «The Beatles» и ненавязчиво намекнуть, что деньги в этом деле — не главное, ведь all you need is love. Если не поможет — призвать на помощь «Kiss» и сказать, что вы просто созданы друг для друга:

“I was made for loving you, baby! You were made for loving me.”

“The only way of loving me, baby, is to pay a lovely fee.” “Just one night, give me just one night!” “There’s no way ’cause you can’t pay.”

Но куртизанка не так проста, она не верит в пустые слова и просит плату за свои услуги. А поскольку платить нечем, в ход идёт тяжелая артиллерия, от Тельмы Хьюстон до Пола Маккартни и Дэвида Боуи.

В своё время благодаря мюзиклу «Мулен Руж» я узнала много интересного, и именно здесь мне впервые встретилось слово «fee». Оказалось, что у его истоков стоит феод и сначала оно означало участок земли, а также имущество, принадлежащее феодалу.

Похожее значение есть и сейчас, но используется редко. А самое частое значение «fee» — гонорар или жалованье, в общем, любое вознаграждение или плата, обычно за разного рода услуги. Если же хотите кому-то заплатить, слово можно использовать как глагол.

Запомнить это поможет вольный перевод куплета:

— Детка, мы созданы, чтобы любить друг друга!
— Моя любовь требует платы, малыш.
— Прошу, всего одна ночь!
Фи, ни за что, тебе же нечем платить.

Шутливая перепалка

Словесные баталии напомнили мне, что слова — мощное оружие, и неспроста в русском эти понятия связаны: слова можно выпалить, они могут ранить, ими даже можно убить. Похожая связь существует и в английском. Впервые я о ней узнала при общении с британцем, а отличная иллюстрация есть в фильме «About Time».

Если помните, в моем воображении герой, не успевающий надеть штаны, придумывает невероятные способы, как задержать родителей девушки. На самом же деле они всё-таки поднимаются в квартиру и садятся пить чай.

Девушка настолько взволнована их приездом, что говорит без умолку, а парень не может вставить ни слова. И когда всем уже очевидно, что ей пора замолчать, вот как она это делает:

“Sorry. Tim. Over to you. **Shoot**.” “Yeah, I think my dad...” “Can I just say one more thing?”

Попытка не пытка, да. Обычно «shoot» значит «стреляй» (и миллион других штук), но в данном контексте слово становится сленгом и означает «выкладывай» — слушаю тебя, говори, что хотел. Есть ещё вариант «валяй», идеальный для ответа на дурацкие вопросы типа «А можно задать тебе вопрос?»

Звучание «shoot» напомнило мне шута из «Короля Лира» в исполнении Даля, и если немного изменить оригинальную сцену, то вот что получится:

— А ты знаешь разницу между злым дураком и добрым?
— Нет, шут, выкладывай.
— Тот, кто решился по кускам страну свою раздать, тот приобщился к дуракам, он будет мне под стать. Мы станем с ним рука к руке, два круглых дурака. Один в дурацком колпаке, другой — без колпака.

Плохая девчонка

Терпеть не могу Майкла Сера ещё со времен «Джуно», но роль нытика Скотта Пилигрима просто создана для него. Несчастного угораздило влюбиться в красотку, ради которой придется стать настоящим героем, но он настолько наивен, что даже не подозревает об этом. И вместо того, чтобы взять себя в руки и сделать что-нибудь достойное, всё время жалуется единственному другу на несправедливую судьбу:

“Oh, why does everything have to be so complicated?”  “If you want something **bad**, you have to fight for it.”

В таких ситуациях помогает чтение Паланика: оно не только вызывает желание стереть память и сжечь книгу, но и развивает сверхспособности. Если книга пережила первые сто страниц, то уже на двухсотой вы начнете безошибочно различать сленг, а после трехсотой сможете угадывать его смысл без словаря. Скотт, конечно, идиот, но не настолько же, чтобы бороться за что-то плохое?

Как ни странно, друг не издевается над ним, ведь «bad» отлично описывает Рамону, поскольку означает очень привлекательную и сексуальную девушку, горячую штучку.

В сленге вообще любят заменять обычные значения противоположными, так что «bad» подходит не только для красоток, но и для чего угодно невероятно крутого.

Кроме прилагательного есть ещё наречие «badly», которое значит «очень сильно» и обычно используется со словами типа «хочу». Не похоже на совпадение, слишком уж хорошо все эти значения сочетаются друг с другом.

Кстати, иногда американцы намеренно путают прилагательное с наречием, и выглядит это примерно как «я хочу тебя плохая». Не исключено, что в фильме именно оно, сложно определить разницу, когда видишь что-то типа «you’re so bad so bad I want you so bad».

Вы, наверное, уже догадываетесь, как такое запомнить лучше всего. Очень крутая и сексуальная, но очень плохая девочка, которую просто необходимо очень сильно наказать. Мне на ум сразу приходит мистер Грей, но совсем не тот, про которого вы подумали. И да, это лучший фильм про БДСМ из всех четырёх, что я видела. So... Type it again. And get it right.

Неужели не хочется вам?

В продолжение темы английского юмора, один из моих любимых режиссёров — Эдгар Райт, автор «Трилогии Корнетто»: пародийных фильмов «Зомби по имени Шон», «Типа крутые легавые» и «Армагеддец».

На самом деле это «Shaun of the Dead», «Hot Fuzz» и «The World’s End», и уже по названиям ясно, сколько в этих фильмах каламбуров и отсылок ко всему на свете. Количество известных британских актёров там приближается к «Гарри Поттеру», а в главных ролях неизменно Саймон Пегг и Ник Фрост, которые дружат не только на экране.

Пыталась выбрать самую крутую сцену, но поняла, что их слишком много, поэтому начну с самой обыкновенной, а про самые крутые расскажу в другой раз.

К респектабельному трезвеннику заявляется друг детства и предлагает вернуться в родной городок, чтобы повторить однажды провалившееся предприятие — пройтись по всем барам, выпивая в каждом по кружке пива:

’We had ourselves a little idea.’ ’**Did you know?**’ ’Yeah, we’re gonna go back to Newton Haven.’

Трезвенника идея совсем не радует — вопрос «did you know?», сказанный таким тоном, превращается в риторический «неужели?» и явно дает понять, что ему ничуть не интересно продолжать беседу. Однако, эгоистичного друга этим не остановить, он привык делать вид, что не понимает намеков.

А обычный вопрос стал риторическим, поскольку с его помощью нудные всезнайки очень любят демонстрировать свои никому не нужные знания. Пытаясь прекратить разговор, их собеседники используют саркастичное передразнивание, которое быстро превращается в равнодушную усталость, ведь у зануд совсем нет чувства юмора.

Представьте, например, что учителю биологии очень нравится математичка, но он ничего не смыслит в амурных делах, в отличие от любимого предмета:

— Ольга Валерьевна, а вы знали, что пенис блохи похож на швейцарский нож?
Неужели?
— Да, а ещё в пропорциональном отношении он самый длинный среди насекомых!
— Это очень интересно, Аркадий Петрович, но мне правда пора на урок.

Ctrl + ↓ Ранее