67 заметок с тегом

novels

Сказано — сделано

Герою в романе вообще не везёт — мало того, что повсюду маньяки и сумасшедшие, так ещё всё время кто-нибудь вырубает, и не просто так, а с издевательствами:

Flicking through the tattered pages, I discover it’s a ledger of sorts containing a list of dates going back nineteen years alongside entries written in strange symbols.

It must be some sort of code.

Evelyn’s letter is stuffed between the last two pages. [...]

Looks like clever old Evelyn didn’t accept her fate as easily as I first believed. [...]

The bodyguard snores.

Unable to wring any further information from the letter, I replace it in the ledger and slip both in my pocket.

‘Thank heavens for devious minds,’ I mutter, stepping through the door. ‘**You said it**,’ says somebody behind me. Pain explodes in my head as I slam into the floor.

I say, it’s almost like you can say it again and completely unlike says you. You don’t say.

Усыплять охранников и читать чужие письма — до добра не доводит, это да.

В ногах страха нет

Где Бэтмен, там и его антагонист, и в романе это загадочный Футмен. Бэтмен за четыреста страниц упоминается два раза, а Футмен — 155 раз, так что забыть его невозможно:

‘The **footman**?’ I say, the name ringing an alarm bell somewhere deep within me. ‘Is he responsible for Anna’s murder, or the wounds on my arm?’

‘I very much doubt it,’ says the Plague Doctor. ‘The footman isn’t going to stop with your arm.’ [...]

I look at my hands. They’re clutched so tightly my fingernails are digging into my palms.

‘The footman,’ I repeat to myself.

The name means nothing, but the feeling it evokes is unmistakable. For some reason, I’m terrified of this person.

Слово «footman», как и «batman», связано с армией — так называли пехотинцев, потому что логично же. А потом название перешло к слугам, которые всегда на ногах — открывают двери карет, наливают вино за ужином, провожают гостей.

Но в романе footman — маньяк, который ходит за героем по пятам, подкидывает дохлых кроликов и каждую главу пытается убить. И мне всю книгу было интересно, как же это перевести, чтобы сохранить подобное ощущение.

— Лакей, — повторяю я.

Самое обычное слово вызывает у меня необъяснимое чувство ужаса. Я почему-то до смерти боюсь этого человека.

Да. Так страшно, что даже нет.

Когда я на почте служил ямщиком

Дворецкому действительно пришлось худо — не успел он понять, что вообще происходит, как на него набросился какой-то сумасшедший и избил до полусмерти.

Нападающему после этого тоже не поздоровилось, а я в очередной раз узнала, кто такой Бэтмен на самом деле:

A tall fellow in a charcoal-stained shirt is bound by his wrists and dangling from a hook on the ceiling, his feet only barely touching the floor. He’s unconscious, a head full of dark curly hair slumped against his chest, blood speckling his face. [...]

‘What the devil?’ I say, taking a step back in alarm. ‘Who is this man, Evelyn?’

‘This is Gregory Gold, the fellow who assaulted our butler,’ says Evelyn, eyeing him as one would a butterfly pinned to a corkboard.

‘The butler was my father’s **batman** during the war. Seems Father’s taken the assault rather personally.’

Так и вижу, как Бэтмен всю войну прошёл с отцом главной героини, потому что был его денщиком:

batman — “officer’s servant,” originally military title for “man in charge of a bat-horse and its load,” from bat “pack-saddle”, from Old French bast, from Late Latin bastum. Hence also batwoman.

И Бэтвумен на вьючной лошади. В смысле, на Бэтмобиле.

Маленький ад

Агата Кристи и ba-donka-donk напомнили роман «The Seven Deaths of Evelyn Hardcastle», где детектив каждый день просыпается в разных людях, чтобы раскрыть одно и то же преступление. Тут мне Амазон ничего не обещал, а оказалось так увлекательно, что читала целый день подряд, и ни о чем и не догадалась до самого конца.

Сначала герой просыпается в лесу, слышит, как рядом убивают какую-то Анну, пытается её найти, и выходит к усадьбе, где суровый дворецкий шлёт его обратно в лес. А на следующий день просыпается снова и понимает, что теперь он и есть этот дворецкий:

‘What’s happening to me?’ I stammer, clutching at my throat, surprised by the hoarse northern voice coming out of it.

‘Sir?’

‘How did...’

But I’m asking the wrong person. The answers are caked in dirt and trudging up the stairs to Daniel’s room. [...]

‘You can’t go up there, Mr Collins,’ she says. ‘**There’ll be merry hell to pay** if Lady Helena catches you running around in your **smalls**.’

Скорее всего мистер Коллинз был в ночной рубашке и колпаке, но я конечно представила его ba-donka-donk в маленьких стрингах, потому что «smalls» — это британское нижнее белье, как в истории про жену мэра и Гарри Поттера.

Про «there’ll be merry hell to pay» не помню, но понятно, что ничего хорошего оно не предвещает. Хочется перевести как-нибудь драматично, типа «тебя ждут адские муки». И на самом деле так и есть — «there’ll be hell to pay» значит «тебе не поздоровится», или «тебе очень не поздоровится», или «тебе очень очень не поздоровится», смотря сколько раз туда воткнуть добродушное «merry».

Merry Christmas, кстати.

Под покровом ночи. Talk Like a Playa

‘Jeez,’ Charlie said, turning and looking out the back window.

Minty Fresh seemed to turn his full attention to driving safely now. ‘What the hell are those things?’

‘I call them sewer harpies. They’re the things that call to us from the storm sewers. They’re a lot stronger now than they used to be.’

‘They’re scary is what they are,’ said Minty.

‘I don’t know,’ Charlie said. ‘Have you gotten a good look at them? I mean, they got the badonkadonk out back and some fine ba-joopbadangs up front, know what I’m sayin’, dog? Buss a rock wid a playa?’ He offered his fist for Minty to buss him a rock, but alas, the mint one left him hangin’.

‘Stop that,’ Fresh said.

‘Sorry,’ Charlie said.

‘Talk Like a Playa in Ten Days or Less — Stone Thug Edition?’ Minty asked.

Charlie nodded. ‘We got the CD into the store a couple of months ago. I practice in the van. How am I doing?’

‘Your Negro-osity is uncanny. I had to keep checking to make sure you’re still white.’

Садовник в мышеловке

Сидели тут с друзьями в баре и обсуждали этимологию Змея Горыныча — «гора» или «гореть»? Я была за гору, но точно никто не знал, так что пришлось читать Википедию:

В некоторых славянских языках значения «гора» и «лес» не различаются, поэтому есть версия, что Горыныч — от слова «гора» в значении «лесной».

Горыныч живёт обычно в горах, нередко у Огненной реки и стережёт Калинов мост, по которому попадают в царство мёртвых.

Так что про гору я была права, но самое интересное оказалось по ссылкам:

Сморо́дина (Смородинка, Огненная река, Пучай-река, Несей-река; от др.-рус. смо́род «смрад, сильный, неприятный, удушливый запах») — река в восточнославянских волшебных сказках, былинах и заговорах. Отделяет мир живых от мира мёртвых, аналог древнегреческого Стикса.

Кали́нов мост — мост через реку Смородину в русских сказках и былинах, соединяющий мир живых и мир мёртвых. За Огненной рекой жил Змей Горыныч и находилась избушка Бабы Яги.

После таких открытий про смородину и калину почему-то вспомнили, как Эллен с Хью Лори обсуждали разницу между американским и британским сленгом:

Hey, shawty, I know your ba-donka-donk has you chuffed to bits, but after hearing you chin wag about it for the past hour, I really wish you’d stop flossing.

Все эти слова первый и последний раз видела лет пять назад, когда смотрела видео. А тот, кто про них вспомнил, знал «ba-donka-donk» ещё в детском саду, и заодно предложил угадать, что такое «whodunnit».

На слух похоже на разборки в негритянском квартале — who done it, bitch? Тепло. Может, так котов наказывают? Холодно. Ну, не знаю, что-то про убийство? Горячо. Ладно, смотри уже Википедию.

whodunit or whodunnit (a colloquial elision of “Who [has] done it?” or “Who did it?”) is a complex, plot-driven variety of the detective story in which the puzzle regarding who committed the crime is the main focus. The reader or viewer is provided with the clues from which the identity of the perpetrator may be deduced before the story provides the revelation itself at its climax. The investigation is usually conducted by an eccentric, amateur, or semi-professional detective.

В общем, любой детектив Агаты Кристи можно назвать whodunnit.

И я даже встречала это слово раньше, но не запомнила:

The doorbell rang. Glen yawned extravagantly then jumped down from my lap. I wasn’t expecting anyone. [...] Who’s behind the door? Boring.

I don’t like pantomimes or **whodunnits** – I like to have all the relevant information at my disposal at the earliest opportunity, so that I can start to formulate my response.

Теперь всё время вижу садовника, который сделал ЭТО.

Ю и В сидели на стене

‘Can I read a boy’s dream?’

‘You can,’ the BFG said, and he lifted her to a higher shelf.

The label on the nearest boy’s-dream jar read as follows:

I IS MAKING MYSELF A MARVELUS PAIR OF SUCTION BOOTS AND WHEN I PUT THEM ON I IS ABEL TO WALK STRATE UP THE KITSHUN WALL AND ACROSS THE CEILING. WELL, I IS WALKING UPSIDE DOWN ON THE CEILING WEN MY BIG SISTER COMES IN AND SHE IS STARTING TO YELL AT ME AS SHE ALWAYS DOES, YELLING WOT ON EARTH IS YOU DOING UP THERE WALKING ON THE CEILING

AND I LOOKS DOWN AT HER AND I SMILES AND I SAYS I //TOLD// YOU YOU WAS **DRIVING ME UP THE WALL** AND NOW YOU HAS DONE IT.

‘I find that one rather silly,’ Sophie said.

Под покровом ночи. Where is Wellington?

‘The human bean,’ the Giant went on, ‘is coming in dillions of different flavours. For instance, human beans from Wales is tasting very whooshey of fish. There is something very fishy about Wales.’

‘You mean whales,’ Sophie said. ‘Wales is something quite different.’

‘Wales is whales,’ the Giant said. ‘Don’t gobblefunk around with words. I will now give you another example. Human beans from Jersey has a most disgustable woolly tickle on the tongue,’ the Giant said. ‘Human beans from Jersey is tasting of cardigans.’

‘You mean jerseys,’ Sophie said.

‘You are once again gobblefunking!’ the Giant shouted. ‘Don’t do it! This is a serious and snitching subject. May I continue?’

‘Please do,’ Sophie said.

‘Danes from Denmark is tasting ever so much of dogs,’ the Giant went on.

‘Of course,’ Sophie said. ‘They taste of great danes.’

‘Wrong!’ cried the Giant, slapping his thigh. ‘Danes from Denmark is tasting doggy because they is tasting of labradors!’

‘Then what do the people of Labrador taste of?’ Sophie asked.

‘Danes,’ the Giant cried, triumphantly. ‘Great danes!’

‘Aren’t you getting a bit mixed up?’ Sophie said.

‘I is a very mixed-up Giant,’ the Giant said. ‘But I does do my best. And I is not nearly as mixed up as the other giants. I know one who gallops all the way to Wellington for his supper.’

‘Wellington?’ Sophie said. ‘Where is Wellington?’

‘Your head is full of squashed flies,’ the Giant said. ‘Wellington is in New Zealand. The human beans in Wellington has an especially scrumdiddlyumptious taste, so says the Welly-eating Giant.’

‘What do the people of Wellington taste of?’ Sophie asked.

‘Boots,’ the Giant said.

‘Of course,’ Sophie said. ‘I should have known.’

Пикантный бариста

И в завершение темы кулинарных изысков:

An **epicure** dining at Crewe  Found a rather large mouse in his stew. Cried the waiter, ‘Don’t shout And wave it about Or the rest will be wanting one too.’

Several children saw the funny side of the rhyme and laughed.

Miss Honey said, ‘Do you know what an epicure is, Matilda?’

‘It is someone who is dainty with his eating,’ Matilda said.

Сначала узнала, что человек, разбирающийся в тонкостях изысканной пищи, называется гурмэ. А гурман просто любит поесть, и чем больше — тем лучше. Потом долго пыталась понять, чем отличается эпикурейство от эпикуреизма, а сибаритство — от гедонизма. А потом шоколадка кончилась.

Ментоловый беспредел

И вторая часть хитроумного плана продаж:

‘Can you really turn the mileage back with an electric drill?’ young Michael asked.

‘I’m telling you trade secrets,’ the father said. ‘So don’t you go talking about this to anyone else. You don’t want me put in **jug**, do you?’

‘I won’t tell a soul,’ the boy said. ‘Do you do this to many cars, Dad?’

‘Every single car that comes through my hands gets the treatment,’ the father said. ‘They all have their mileage cut to under ten thou before they’re offered for sale.

And to think I invented that all by myself,’ he added proudly. ‘It’s **made me a mint**.’

Тут к еде добавилась посуда — «jug» на британском сленге значит тюрьму. Возможно, потому что Джинну в кувшине было не очень удобно. По редкости слово напоминает кутузку, а я теперь знаю, причём тут Кутузов.

А дальше случилось открытие — «make a mint» значит «заработать кучу денег» не потому, что мята зеленая, а потому что «mint» — это монетный двор:

The origin of the word “mint” is ascribed to the manufacture of silver coin at Rome in 269 BC at the temple of Juno Moneta. This goddess became the personification of money, and her name was applied both to money and to its place of manufacture.

Богиня Монета — это даже лучше, чем Монеточка.

Ctrl + ↓ Ранее