4 заметки с тегом

Roald Dahl

Паук и верёвочка

А теперь про человека-паука, который через вселенные. Он крутой. Настолько, что ради оригинала я даже пожертвовала огромным аймаксом. А потом всё время хотела надеть очки, потому что слишком уж оно зелёно-красно-странное для не три дэ. Впрочем, там вообще весь мультик наркоманский (и очень красивый).

В кино я редко успеваю запоминать клёвые штуки, но тут одну фразу запомнила сразу же. Когда Майлз становится человеком-пауком и встречает Питера из другого измерения, то наивно думает, что тот его научит новой жизни. Но быстро понимает, что Питер в гробу видал и его самого, и весь его мир, ему лишь бы домой вернуться.

Без помощи Паркера Майлз никак не может справиться с паутиной, и в расстроенных чувствах выдаёт что-то типа «Ну вот, I thought you’d show me the ropes, а ты, а ты...». И летит головой в сосну, не успев за неё зацепиться.

Сначала я решила, что у «show me the ropes» прямой смысл — мол, я думал, ты мне покажешь, как верёвками (паутиной) пользоваться. А потом догадалась, что «show (one) the ropes» значит ввести в курс дела, научить азам чего-нибудь.

Фраза появилась в те времена, когда опытные морские волки показывали салагам, как вязать верёвки. А потом смысл стал сильно шире — теперь верёвки можно не только показывать, им ещё можно кого-нибудь научить или самому им научиться. Точно так же, как у нас можно ввести в курс дела, а можно в него войти (кхм).

Вот как это выглядит:

у Паланика — In a few weeks, once they’d learned the ropes, they’d be integrated into the general population of the clinic.

у Остера — Brown broke him in, Brown taught him the ropes, and when Brown grew old, Blue took over.

у Даля — He learned the ropes faster than me, and within an hour he had passed the blindfold test without placing a foot wrong.

А «show the ropes» в книжках мне ни разу не встречалась, так что аймаксом я пожертвовала не зря. Надеюсь, когда-нибудь все режиссёры завещают показывать свои фильмы с субтитрами, а не только Кубрик.

Бункеры и крекеры

Благодаря Шекспиру и его сумасшедшему королю вспомнила эпизод из романа «Eleanor & Park», где школьники на уроке литературы делятся на группы, чтобы сравнить Офелию и Джульетту. Но друзей Парка и Кэла куда больше волнует, с кем идти на выпускной, что они и обсуждают вместо раздумий над классикой. И когда наступает время озвучить свои мысли классу, Кэл недолго думая вспоминает первое, что пришло в голову:

‘Crap,’ Cal said. ‘What have we got ... Ophelia was **bonkers**, right? And Juliet was what, a sixth-grader?’

Шекспира он, похоже, всё-таки читал, ведь точнее и не скажешь. Офелия и правда была чокнутая, а Джульетта — шестиклашка. Понятия не имею, почему американка из Небраски написала роман на британском английском, но вместо обычного «crazy» она использует английский сленг «bonkers», а заодно ставит одинарные кавычки и экономит на точках у «Mr».

Слово «bonkers» очень популярно, англичане часто пользуются им в разговорной речи. Американцы же окончательно чокнулись со своей толерантностью и решили, что «crazy» может обидеть настоящих сумасшедших. Поэтому позаимствовали слово у британцев, и теперь используют его по любому поводу (кроме нетолерантных, конечно).

Но британцы не сильно расстроились, ведь кроме «bonkers» у них есть «crackers», которое на сленге тоже значит «чокнутый», а используется так редко, что американцы про него не знают.

Мне оно встретилось всего один раз в рассказе Даля про собачьи бега. Cобака героя всё время приходит последней, но он придумал коварный план, и предлагает организатору бегов заключить пари на целый фунт. Тот с радостью соглашается, ведь у собаки нет шансов:

I think you’re **crackers**, that’s what I think. But it’s a nice easy way to make a quid. I suppose you forgot how Amber Flash nearly beat him on three legs last meeting?

Чтобы лучше понять, как печенье стало чокнутым, можно вспомнить похожее слово «crackpot». На сленге «pot» означает голову, а когда котелок треснул, он совсем не варит, и опять получается чокнутый человек с безумными идеями.

Забавно, что слова «crack» и «pot» настолько многозначны, что их производные «crackhead» и «pothead» описывают уже не чокнутых, а наркоманов, которые курят крэк или траву.

А если вспомнить, что марихуану часто курят через бонг, очень кстати напоминающий «bonkers», получается вот такая картина:

— Ты зачем цветочный горшок на голову надел?
— Чувак, они читают наши мысли.
— Совсем чокнулся? Не гони, давай лучше пожрем чего-нибудь.
— На кухне крекеры есть. Но лучше не ходи туда, они уже близко.

Сейчас вылетит птичка

Когда мне было года четыре, мы с бабушкой пошли в ателье, чтобы сделать красивую фотографию на память. Находилось оно в подвале, где было темно, холодно и страшно. Пока фотограф настраивал съемку, бабушка пыталась меня развлечь, но получалось не очень. Безобидные способы быстро закончились, и в ход пошло самое ужасное, что можно было сказать доверчивому ребенку. Обещанная птичка так и не вылетела, и мое разочарование не затмила даже страшная правда про Деда Мороза.

Фотография до сих пор стоит у бабушки на комоде и олицетворяет несовершенство мира, а история эта мне вспомнилась благодаря рассказу Роальда Даля. Там богатый пивовар устраивал в своих угодьях охоту на фазанов, и пусть недолго, но всё же чувствовал принадлежность к высшему обществу:

He became, if only for a few hours, a **big cheese** in a little world and even the Lord Lieutenant of the County slapped him on the back and tried to remember his first name when he said goodbye.

Рассказы Даля знамениты неожиданными концовками, так что не буду рассказывать, причем тут птичка, скажу лишь, что браконьеры придумали безупречный способ насолить пивовару. Зато расскажу, причем здесь сыр.

По контексту можно догадаться, что идиома «big cheese» означает важную персону, большую шишку. Сначала мне стало интересно, причем тут сыр в английском, а потом — причем тут шишка в русском. Выяснилось, что в обоих случаях корни уходят глубоко в прошлое.

В русском языке шишкой называли самого важного и сильного бурлака, который тянул лямку первым.

Англичане же, захватив Индию, позаимствовали слово «cheez», то есть «вещь», и превратили его в выражение «the cheese». Им стали обозначать очень высокое качество, высший класс. Мы в таких случаях тоже говорим «вот это вещь!».

Забавно, что позже с «cheese» случилась та же история, что и с «bad» — оно перекочевало в сленг, где стало значить совершенно противоположное. И теперь словом «cheesy» называют нечто низкопробное, дешёвое или просто банальное.

Запомнила я это сразу же с помощью ещё одной истории из детства. Когда родители поняли, что хрупкая детская психика уже на грани, они купили видеомагнитофон. И если вы тоже смотрели мультик про мышь-садиста и кота-мазохиста, то легко представите, как Джерри бьет Тома по башке огромным куском сыра, а у того мгновенно вырастает большая шишка. Довольно банально, да, но первая ассоциация — всегда самая лучшая.

Краснощекая радиоточка

Если вы смотрите британские фильмы, то наверняка знаете, что «bloody» — это не только «кровавый», но ещё и сленговая замена всем известного слова, которое заботливые переводчики скрыли во фразе «в пекло короля». Хоть это и эвфемизм, «bloody» всё равно звучит довольно грубо. В компании друзей его использовать можно, а вот с собственной женой, которая не одобряет ругательств, лучше не стоит.

Что же скажет добропорядочный англичанин, если любит свою жену, но она его окончательно достала? Скажем, он пытается объяснить, что с помощью пчел можно вылечить их сына, но она отказывается верить. На такой случай невероятно вежливые британцы придумали эвфемизм для эвфемизма:

Of course it’s hard to believe. It’s another of the miracles of the hive. In fact it’s the biggest **ruddy** miracle of them all.

Если «bloody» означает «кровавый», то «ruddy» — это румяный, пышущий здоровьем. Конечно, красный цвет тут не случаен, слово служит заменой именно потому, что и смысл и звучание очень похожи.

В отличие от «bloody», слово «ruddy» чаще используется в прямом смысле, в переносном же встречается довольно редко и звучит куда мягче: в переводе разница будет примерно как между «грёбаный» и «долбаный».

Чтобы всё это запомнить, представьте вместо англичан обычную русскую семью. Жена пылесосит ковер в комнате, а муж читает газету на кухне. Жена слышит по радио любимую песню, бросает пылесос, начинает танцевать и подпевать, и конечно быстро становится румяной:

Жена. О Боже, какой мужчина! Я хочу от тебя сына!
Муж. Ради всего святого, выключи ты эту долбаную песню! Сколько можно уже!
Жена. Я хочу от тебя дочку! И точка! И точка!