33 заметки с тегом

short stories

Кошкин галстук

Когда писала про кошкину пижаму, вспомнила одноименный сборник рассказов Брэдбери, и решила проверить, совпадение это или нет.

Посвящается Мэгги

Пижама для кошки, навсегда.

Что? Мэгги — любимая кошка Брэдбери? Или любимая пижама?

For Maggie

Always and forever the cat’s pajamas

А, вот оно что. Мэгги — его жена, с которой они прожили 56 лет. За год до выхода сборника она умерла, и рассказ «The Cat’s Pajamas» — про любовь и утрату. В оригинале он так прекрасен, что хочется плакать. А в переводе так ужасен, что хочется плакать ещё больше.

Парень и девушка увидели на дороге бездомного котёнка и никак не могут решить, кому он достанется:

The cat assumed a belated look of surprise as both travelers stared at the placement of their hands on its body.

“Oh no you don’t!” cried the young woman.
“Oh no I don’t what?” cried the young man.

“Let go of my cat!” “Since when is it yours?” “I got here first.”  “It was a **tie**”. “Wasn’t”. “Was.”

He pulled at the back and she at the front and suddenly the cat meowed.

Котенок изобразил на мордочке запоздалое удивление, когда оба путешественника с изумлением посмотрели на то место на теле котенка, которого коснулись их руки.

— О, как вы смеете! — вскричала молодая женщина.
— Смею что? — вскричал молодой мужчина.
— Отпустите моего котенка!
— С каких это пор он ваш?
— Я первая к нему подошла.
— Мы подошли одновременно, ничья.
— А вот и нет.
— А вот и да.

Он потянул котенка за заднюю часть, она за переднюю, и вдруг котенок мяукнул.

Окей, гугл. Спасибо хоть не галстук.

P.S. А кошкина пижама в рассказе настоящая.

Мой адрес сегодня такой

И только третий поросёнок сразу понимает, кого надо звать на помощь:

Pig cried, ‘I need your help, Miss Hood!
‘Oh help me, please! D’you think you could?’ [...]

‘I know you’ve dealt with wolves before, ‘And now I’ve got one at my door!’ ‘My darling Pig,’ she said, ‘my sweet, ‘That’s something //really// **up my street**.

‘I’ve just begun to wash my hair.
‘But when it’s dry, I’ll be right there.’

Выражение «up (one’s) street» — британская версия американского «up (one’s) alley». Обычно оно выглядит как «right up my alley/street». Как в сказке про трёх поросят оказалась Красная шапочка, надо спросить Нолана — такие перемещения как раз по его части. А запомнить всё это поможет Юрий Антонов:

Есть улицы центральные,
Высокие и важные,
С витринами зеркальными,
С гирляндами огней.
А мне милей не шумные,
Милей одноэтажные,
От их названий ласковых
Становится светлей.

Ни за какие коврижки

Тут подключается Нолан и волк оказывается в сказке про трёх поросят.

Первый поросёнок молча гибнет в зубастых объятьях.

А второй отчаянно пытается волка переубедить:

The Wolf said ‘Okay, here we go!’
He then began to blow and blow.
The little pig began to squeal.

He cried, ‘Oh Wolf, you’ve had //one// meal! ‘Why can’t we talk and make a deal?’ The Wolf replied, ‘**Not on your nelly**!’ And soon the pig was in his belly.

Но волк у Даля — парень простой и голодный. Даже не думала, что знания о рифмованном сленге кокни мне пригодятся, но это снова он. И в этот раз даже есть объяснение, как так вышло:

“Not on your nelly” — cockney rhyming slang for “not on your life”. “Nelly” rhymes with “smelly”, which leads to smelly breath, breath leads to breathing to keep alive, leading to not on your life.

Завораживающая логика. Переводится «not on your nelly» примерно как «ни в жисть», и конечно в книжках так не говорят:

Волк усмехнулся: «Что ж, начнём».
Он дул и дул и дул на дом,
а поросёнок — в визг: «Нет-нет!
Ты только что сожрал обед —
смотри, умрешь от переед...»
«Прощай, свинина молодая! —
воскликнул Волк, его съедая.

Помоги мне

В истории про Красную шапочку всё просто и знакомо:

Poor Grandmamma was terrified,
‘He’s going to eat me up,’ she cried.
And she was absolutely right.
He ate her up in one big bite.
But Grandmamma was small and tough,
And Wolfie wailed, ‘That’s not enough!

‘I haven’t yet begun to feel ‘That I have had a decent meal!’ He ran around the kitchen yelping, ‘I’ve //got// to have another **helping**!’

Бабуля тщетно зовёт на помощь, а волчий аппетит требует добавки — «helping» значит порцию еды. А дальше в сюжет вмешиваются Озон и Тарантино, и тут уже не до английского.

Спасайся кто может

Но нет, линчевать Златовласку нельзя, это же сказка для детей. Так что дальше малышка ломает бесценный антикварный стул и ругается матом:

A nice girl would at once exclaim,
‘Oh dear! Oh heavens! What a shame!’
Not Goldie. She begins to swear.
She bellows, ‘What a lousy chair!’
And uses one disgusting word
That luckily you’ve never heard.
(I dare not write it, even hint it.
Nobody would ever print it.)

You'd think by now this little **skunk** Would have the sense to **do a bunk**. But no. I very much regret She hasn’t nearly finished yet.

Другая б девочка — о да! —
дотла сгорела со стыда,
а Златовласке хоть бы хны:
«Такие... стулья не нужны!» —
употребив словцо одно,
которое запрещено...
Я намекнул бы, да куда там —
не напечатают ребятам!
На этом, думает простак,
всё кончилось — как бы не так!
Я сожалею, но паршивка
домой торопится не шибко

Вообще «skunk» это скунс, но здесь значение сленговое, и это не просто паршивка, это засранка, сволочь, дрянь, подлюга, сукина дочь и всё остальное, что ассоциируется с вонючими скунсами. Добрая, бесконечно добрая история. Интересно, почему этот момент не смутил австралийских мам.

А самое непонятное выражение «do a bunk» на поверку оказалось простым «уносить ноги». Никакой особой этимологии тут нет, «bunk» само по себе значит то же самое. На ум приходят Бонни и Клайд, которые только что ограбили банк и смылись.

Деликатное дело

Никогда не задумывалась, как сказка про Машу и трёх медведей называется на английском. А там оказалась Goldilocks. Златовласке у Даля досталось больше всех: nasty (and nosey) thieving little louse, brazen little crook, little toad, freak (with a fat behind), revolting little clown, little beast.

В русской версии вообще творится такое, что даже не знаю, как ей присвоили рейтинг 5+ — чума, мелкая вонючая стерва, хорёк, урод, плебей, тварь (с толстой задницей), нахалка, паразит. А в сказке про Джека великан и вовсе мразь. Чего не сделаешь ради детей (и рифмы).

И это всё — самые безобидные и простые слова. А есть такие, в которых без словаря не разберёшься, а когда разобрался — страшно становится.

Первым делом Златовласка жрёт у несчастных медведей всю еду:

I say again, how //would// you feel If you had made this lovely meal And some **delinquent** little **tot** Broke in and gobbled up the lot?

Круче всего «tot», потому что по-немецки так называют мертвецов. Златовласка-зомби — это сила. А по-английски это просто карапуз. Сразу вспомнила синюшного младенца, который ползал по потолку в фильме «На игле».

Карапуз медведям попался непростой — «delinquent» значит малолетних преступников, но здесь это скорее хулиганка или бандитка. Линчевать бы её, пока не поздно, и дело с концом.

Барабаны в ночи

И ещё одна штука из Белоснежки:

The Huntsman dragged the lovely child
Deep deep into the forest wild.
Fearing the worst, poor Snow-White spake.
She cried, ‘Oh please give me a break!’
The knife was poised, the arm was strong,
She cried again, ‘I’ve done no wrong!

The Huntsman’s heart began to flutter. It melted like a pound of butter. He murmured, ‘Okay, **beat it**, kid,' And you can bet your life she did.

Одноименная песня Майкла Джексона прошла мимо меня, и про то, что «beat it» значит «проваливай», я узнала только что. Зато теперь знаю, почему оно так — выражение произошло от «beat a retreat», сигнала, который давали барабанщики при отступлении войск.

И хотя перевод получился слишком мягким, оригинальный смысл там особенно заметен:

Ну, Егерь взял с собой девицу,
чтоб, дескать, в чаще порезвиться.
Но та, едва сойдя с коня,
взмолилась: «Пощади меня!»
Он вынул нож наполовину,
но снова слышит: «Я невинна!»
И сердце палача-вассала
размякло, как кусочек сала.
«Ступай себе», — сказал он ей.
(Сердечность — свойство егерей.)

P.S. Spake — это не змея с лопатой, это просто spoke времён Шекспира.

Полосатый рейс

А вот так выглядит история про Белоснежку:

Now every day, week in week out,
The spoiled and stupid Queen would shout,
‘Oh Mirror Mirror on the wall,
‘Who is the fairest of them all?’

The Mirror answered every time, ‘Oh Madam, you’re the Queen sublime. ‘You are the only one to charm us, ‘Queen, you are **the cat’s pyjamas**.’

Нет, всё понятно. Но что конкретно...

Отныне леди Маклахауз
куражилась почти без пауз:
«Так кто на свете всех милее,
румяней и притом белее?»
А зеркальце и откликалось:
«Кто ж, как не леди Маклахауз!
Вы ведь у нас одна на свете
в столь откровенном туалете».

В этот раз переводчик приблизил смысл к картинке — иллюстрации ко всем книжкам Даля рисовал Квентин Блейк, и у королевы там размер пятый, не меньше. На самом деле «the cat’s pyjamas» к одежде и кошкам относится не больше, чем «the bee’s knees» к пчелам и коленям — оба выражения значат «the best of the best of the best ever».

Во времена Гэтсби молодежь в Америке очень любила всё роскошное описывать кошками:

the cat’s pyjamas
the cat’s meow
the cat’s whiskers

и другими животными:

the kipper’s knickers
the bee’s knees
the snake’s hips
the monkey’s eyebrows
the spider’s ankles

Смысл у всех выражений одинаковый, а у некоторых даже есть логичная этимология. Но до наших дней дошли только кошкина пижама и колени пчелы. Может, потому, что они полосатые.

О май гад

А ещё Даль очень не любит рифмовать «God» и заменяет его словами, половину из которых я вижу в первый и последний раз, так что даже запоминать не буду. Ну, разве что одно:

By gollikins, the boy was right!
Now, glistening in the morning light,
The mother actually perceives
A mass of lovely golden leaves!
She yells out loud, ’My sainted souls!
I’ll sell the Mini, buy a Rolls!

[...]

’He smelled me out, I swear it, mum!
’He said he smelled an Englishman!’
The mother said, ‘And well he might!
‘I’ve told you every single night
‘To take a bath because you smell,
‘But would you do it? Would you hell!
‘You even make your mother shrink
‘Because of your unholy stink!’

Jack answered, ‘Well, if you’re so clean ‘Why don’t //you// climb the crazy bean.’ The mother cried, ‘**By gad**, I will! ‘There’s life within the old dog still!’

[...]

He heard the Giant mutter twice,
By gosh, that tasted very nice.
‘Although (and this in grumpy tones)
‘I wish there weren’t so many bones.’
By Christopher!’ Jack cried ‘By gum!
‘The Giant’s eaten up my mum!
‘He smelled her out! She’s in his belly!
‘I had a hunch that she was smelly.’
Jack stood there gazing longingly
Upon the huge and golden tree.
He murmured softly, ‘Golly-gosh,
‘I guess I’ll have to take a wash [...]

By George, да сколько можно.

Then dad cries, ’Golly-gosh! Gee-whizz!
Oh cripes! How hot this porridge is!

Oh crumbs, горшочек, не вари!

Вокруг да около

После Золушки настала очередь сказки про Джека и бобовый стебель. Прочитала уже штук восемь детских книжек Даля, и там всё время кто-нибудь сходит с ума вот так:

’Oh mum!’ he gasped. ’Believe you me
’There’s something nasty up our tree!

’I saw him, mum! My gizzard froze! ’A Giant with a clever nose!’ ’//А clever nose//!’ his mother hissed. ’You must be going **round the twist**!’

’He smelled me out, I swear it, mum!
’He said he smelled an Englishman!’

Или так:

‘It makes me vomit,’ she went on, ‘to think that I am going to have to put up with a load of garbage like you in my school for the next six years.

I can see that I’m going to have to expel as many of you as possible as soon as possible to save myself from going **round the bend**.’

(У него все книжки такие добрые, да)

По контексту понятно, что «round the bend» или «round the twist» значит «слететь с катушек» или «выжить из ума», но непонятно, почему. Есть версия, что когда-то давно в Нью-Йорке была психушка, дорога к которой петляла по холмам, и чтобы туда попасть, нужно было буквально обогнуть кучу поворотов. И сами по себе «bend» и «twist» часто используются вместе с разумом: головоломное «bend a mind», поехавшее «twisted mind» или умопомрачительное «mind-bending», так любимое Бенедиктом.

А «my gizzard froze» переводится как-то так:

«Ой, мама... верь или не верь,
но наверху кошмарный Зверь,
я там чуть к стеблю не прирос,
такой у Зверя умный нос!»
«Как — умный нос? — дивится мать. —
Ты спятил, сын... Ни дать, ни взять!» —
«Он, мам, унюхал в вышине,
что кровь английская во мне!»

Вообще «gizzard» — это мускульный желудок у животных и птиц, и выглядит он незабываемо. А в переносном смысле это нутро, и даже не знаю, зачем его запоминать — похоже, слово встречается только в этой сказке. Вот так оно выглядит у Адама Гидвица:

And one by one, each giant-hero cut himself from gullet to gizzard, and an explosion of blood and guts and partially digested meat and porridge poured all over the floor of the hall. One by one, each giant collapsed into the blood and vomit. The floor was six, now eight, now ten inches deep with blood and guts and food. Each time a giant fell, the steaming, putrid pool rippled.

«Revolting Rhymes»? You can say that again.

Ctrl + ↓ Ранее