32 заметки с тегом

detective

Ctrl + ↑ Позднее

Виновата ли я

Вчера патриарх Кирилл призвал верующих не посещать храмы:

Я призываю вас, мои дорогие, в ближайшие дни, пока не будет особого патриаршего благословения, воздержаться от посещения храмов, и, если вам кто-то что-то скажет, напомните пример Марии Египетской.

И мне конечно стало интересно, что же это за пример.

Мария родилась в Египте в середине V века и в возрасте двенадцати лет покинула родителей, уйдя в Александрию, где стала блудницей. Более семнадцати лет предавалась она этому занятию. Однажды Мария, увидев группу паломников, направлявшихся в Иерусалим на праздник Воздвижения Креста Господня, присоединилась к ним, но не с благочестивыми помыслами, а «чтобы было больше с кем предаваться разврату».

Но не тут-то было — паломники быстро наставили нечестивую девицу на путь истинный, да так, что она стала святой покровительницей кающихся женщин:

Мария приняла причастие и, перейдя Иордан, поселилась в пустыне, где провела 47 лет в полном уединении, посте и покаянных молитвах. Первые 17 лет Марию преследовали блудные страсти и воспоминания о прошлой жизни:

Когда я принималась за пищу, я мечтала о мясе и вине, какие ела в Египте; мне хотелось выпить любимого мною вина. Будучи в миру, много пила я вина, а здесь не имела и воды; я изнывала от жажды и страшно мучилась. Иногда у меня являлось очень смущавшее меня желание петь блудные песни, к которым я привыкла. Тогда я проливала слёзы, била себя в грудь и вспоминала обеты, данные мною при удалении в пустыню.

И пока Мария била себя в грудь, я вспомнила про английский. Точнее, про латинский.

В католической церкви в начале каждой мессы читают вот такую молитву:

Confíteor Deo omnipoténti, et vobis, fratres, quia peccávi nimis cogitatióne, verbo, ópere, et omissióne: mea culpa, mea culpa, mea máxima culpa.

Исповедую перед Богом Всемогущим и перед вами, братья и сестры, что я много согрешил мыслью, словом, делом и неисполнением долга: моя вина, моя вина, моя великая вина.

И на каждую «mea culpa» верующие ударяют себя в грудь в знак покаяния.

А в английском «mea culpa» из сакральной фразы превратилась в обычное самобичевание:

“I’m sorry, Manda, I don’t know what to—” And then suddenly his face had changed, hardened. He stopped the expansive innocent guy routine, he called off the cringing, hand-wringing **mea culpa**.

А просто «culpa» превратилась в «culprit» — виновника любых грехов:

“I certainly heard someone screaming at night,” Giles says, grinning at her.

There had been a lot of hilarity over the thinness of the walls, and certain “noises” keeping everyone up at night. Miranda and Julien had been singled out as the main **culprits**.

А запомнила я всё это с помощью ещё одной новости: вчера житель Находки насмерть забил собутыльника кульком семечек, и теперь очень раскаивается в содеянном — семечек в магазинах уже не достать.

Прочь из моей головы

А если орехи кончились, и даже эротика с поэтикой уже не помогают, остаётся последний способ, трагический:

‘Did you see that bridesmaid, earlier, though?’ Duncan shouts. ‘Anyone else think the same thing I did?’

‘What?’ Angus answers, ‘that she was trying to … you know …’

‘**Top herself**?’ Duncan shouts, ‘Yeah, I do. She’s been acting funny since we arrived, hasn’t she? Clearly a bit of a **basket case**. [...]

Как от орехов перейти к самоубийству:

nut — head — top — behead — kill

Сначала голова сверху, а потом её отрубают и кладут в гроб. И получается, что «top» значит угробить кого-нибудь. Розового осьминога, например. Или себя, если совсем заняться нечем.

А ещё можно наоборот — отрубить руки и ноги, а голову оставить. Тогда получится «basket case» — тяжелый случай, когда покончить с собой очень хочется, но не очень получается. Корзина тут не от гильотины, а от плетёных кресел-каталок, в которых возили изувеченных солдат. А когда война кончилась, так стали называть психов и других эмоционально нестабильных, печальных и паникующих ребят. Oh wait.

Горячие головы

А если оставаться невозмутимым не выходит, то и фиг с ним:

“Well,” she says, “next time you go, let me know, okay? We’ll make a date of it. It’s like you’ve fallen off the planet lately.”

She lowers her voice. “I’ve had to resort to Emma ... God, Katie, she’s so nice **it does my nut in**.”

Тут снова пригодился МакДона, где Андерсен жутко бесил Диккенса:

Dickens. It’s not that I don’t like him. He’s just doing my fucking head in!

И Даль, где принц отрубил голову сёстрам Золушки:

The Prince cried, ‘Who’s this dirty mutt?
‘Off with her nut! Off with her nut!’

Получается, «do my nut in» — это когда бесит настолько, что хочется взять и дать по башке орехом. Кокосовым, для драматичности.

Свободная касса

There was one kid at Trevellyan’s who was a pretty **cool customer** when we put the seaweed in his bed.

A first year. He had a weird effeminate name. Anyway, we called him Loner, because it fitted. He was completely obsessed with Will, who was his head of house, maybe even a bit in love with him. Not in a sexual way, at least I don’t think so. More in the way little kids sometimes are with older ones.

Покупатель клёвый, потому что remains even-tempered and doesn’t show emotions, especially in difficult and stressful situations.

So keep calm, stay cool and don’t buy buckwheat, or we’re gonna run out.

Как перестать беспокоиться и начать жить

без туалетной бумаги

Способ первый. Эротический

1. Снять штаны.

2. Встать перед зеркалом.

3. Завязать трусы узлом.

4. Посмотреть в зеркало и сказать:

Oh, for fuck’s sake. I don’t know why you’re **getting your knickers in such a twist**.

5. Развязать трусы и начать жить.

Способ второй. Поэтический

1. Поехать в Нидерланды.

2. Вспомнить. Заплакать.

3. Вернуться к зеркалу.

4. Посмотреть в зеркало и сказать:

I need some **Dutch courage**, I decide.

5. Выпить водки и начать жить.

Твои губы опять не туда угодили

После Кристи решила почитать ещё детективов, и тут Амазон такой:

Lucy Foley — The Hunting Party

“My favorite kind of whodunit, kept me guessing all the way through, and reminiscent of Agatha Christie at her best — with an extra dose of acid.” (Alex Michaelides, author of the #1 New York Times bestseller The Silent Patient)

Ну, думаю, дайте две.

И снова рекомендация не обманула — it kept me guessing all the way through, когда же начнётся детектив. Детектив так и не начался, зато книжка кончилась. Теперь читаю Lucy Foley — The Guest List, и там ещё круче.

Оба романа — суровые драмы, и там всё очень грустно. Кроме одной штуки:

It would almost be amusing, I think. To watch him falter, to continue to dig himself into this particular grave. Amusing if, that is, he weren’t my husband, the man to whom I have given over a decade—all my youth—and if I weren’t really the butt of this particular joke.

As we near the building a big cackle of laughter erupts from somewhere above. I glance up and see a group of men on top of the Folly’s battlements, looking down at us.

There’s a mocking note to the laughter and I’m suddenly very aware of the state of my clothes and hair. I’m convinced that we’re **the butt of their joke**.

Сначала вспомнила попу танцора из «Uno», потом попу купидона, а потом узнала, причём тут мишень для шуток:

butt — target of a joke, object of ridicule, from earlier sense target for shooting practice, turf-covered mound against which an archery target was set, from Old French but “aim, goal, end, target” of an arrow.

А потом вспомнила попу Музыченко и всё встало на свои места.

Дамы убивают кавалеров

Когда Пуаро предлагает Гастингсу придумать идеальное убийство, тот его разочаровывает — изогнутые кинжалы и каменные идолы были уже сотню раз, и вместо них сыщику хочется чего-нибудь попроще:

‘A very simple crime. A crime with no complications. A crime of quiet domestic life…very unimpassioned—very intime.’

‘How can a crime be intime?’

‘Supposing,’ murmured Poirot, ‘that four people sit down to play bridge and one, **the odd man out**, sits in a chair by the fire.

At the end of the evening the man by the fire is found dead.

One of the four, while he is **dummy**, has gone over and killed him, and intent on the play of the hand, the other three have not noticed.

Ah, there would be a crime for you! Which of the four was it?

Странный и тупой мужик? Неудивительно, что его убили, ага.

Что всё это значит, поняла не сразу: Кристи пишет очень своеобразно — речь Гастингса и Пуаро настолько запутанная, что на самом интересном месте клонит в сон. Только раза с третьего догадалась, что надо было уметь играть в бридж.

Правила игры запутаны не меньше, но хватит всего двух.

Во-первых, в бридж играют вчетвером, поэтому «the odd man out» — лишний нечётный игрок, которому ничего не остается, кроме как сидеть у камина. А заодно — непреднамеренная идиома «третий лишний». Или преднамеренная. Who knows what are the odds.

Во-вторых, «dummy» в контексте бриджа — это болван. Но не потому что невезучий игрок тупой, а потому что dummy may not participate in choices concerning the play of the hand. So he is dumb. Just like a dummy. A dummy dummy. With a dummy dummy.

Выше на голову

Намек на лысину так запал Гастингсу в душу, что через пару страниц он вспомнил парики:

‘Who shall the victim be—man or woman? Man, I think. Some **big-wig**. American millionaire. Prime Minister. Newspaper proprietor.

Scene of the crime—well, what’s wrong with the good old library? Nothing like it for atmosphere. As for the weapon—well, it might be a curiously twisted dagger—or some blunt instrument—a carved stone idol—’

Кристи иронизирует над собой, а я вспомнила Тома и Джерри. В истории про «big cheese» Том получил по башке сыром и у него на голове выросла большая шишка. Добавить сюда big wig богатых джентльменов и получится идеальное убийство знатного английского кота.

Никогда такого не было

Уже лет двенадцать не могу понять, что значит «everything you ever».

Зато теперь знаю пару новых штук с «never»:

‘**Well, I never**,’ he exclaimed. ‘If it isn’t Captain Hastings back from the wilds of the what do you call it!

Quite like old days seeing you here with Monsieur Poirot. You’re looking well, too. Just a little bit thin on top, eh? Well, that’s what we’re all coming to. I’m the same.’

Орёл по-прежнему орёл:

— Ба! — воскликнул он.

Петухов по-прежнему радует:

— Дьявол меня забери, — воскликнул Джепп.

А на Флибусте нашелся ещё один безымянный герой:

— О, провалиться мне, если это не капитан Гастингс из диких мест!

Well, I never was so surprised in all my life. Перевод Петухова стоит 421 рубль!

А в двадцать девятой главе нашлось продолжение:

‘We only need one thing more now.’ ‘What’s that?’ ‘The man himself.’ ‘We’ll get him, sir. **Never fear**.’

— Мы возьмем его, сэр. Будьте спокойны.

— Не волнуйтесь, сэр, мы его поймаем.

— Мы схватим его, сэр. Не бойтесь.

Now Dr. Horrible is here. But don’t worry. Be happy.

В облаках летали кони

Думала, что невероятные совпадения из английских детективов закончились, но не успела дочитать абзац, как Пуаро начал путать идиомы:

‘I have indeed been foolish to take the matter so seriously,’ said Poirot.

‘It is **the nest of the horse** that I put my nose into there.’ ‘You’re mixing up **mares** and **wasps**,’ said Japp. ‘Pardon?’

Переводчик Орёл:

— Глупо было с моей стороны относиться к этому так серьезно, — сказал Пуаро. — Как говорят, лучше синица в руке, чем пальцем в небо.

— Вы перепутали журавля с пальцем, — сказал Джепп.

Переводчик Петухов:

— Наверное, с моей стороны было глупо воспринимать все так серьезно, — сказал маленький бельгиец. — Я попал пальцем в осиное гнездо.

— Ну, тут вы тоже слегка запутались, — заметил инспектор.

И вот тут я тоже слегка запуталась — а что на самом деле хотел сказать Пуаро?

Осиное гнездо — это «hornet’s nest», потому что «wasps’s nest» выговорить так же просто, как шершневое гнездо. Может, он перепутал «hornet» и «horse»?

‘It is the hornet’s nest that I put my nose into there.’

Как-то не складывается: сыщику же ничего не угрожало, да и нос свой он никуда не совал. И Джепп явно не просто так сказал ‘You’re mixing up mares and wasps’.

‘It is the mare’s nest that I put my nose into there.’

А вот это похоже на правду. Лошади гнёзда не вьют, поэтому «mare’s nest» значит a great discovery which turns out to be illusory; a hoax. А ещё есть второе значение — a confused or complicated situation; a muddle.

Похоже, Пуаро хотел сказать, что его обвели вокруг пальца. Или что он попал пальцем в небо. Или что он попал впросак. Как бы то ни было, фразу «вы перепутали журавля с пальцем» я запомню навсегда.

Ctrl + ↓ Ранее