43 заметки с тегом

Roald Dahl

Ctrl + ↑ Позднее

Нежный человек

Харли Квинн в «Хищных птицах» назвала гиену в честь Бэтмена, а я опять вспомнила Футмена:

‘He’s a crook!’ the Trunchbull shouted. ‘A week ago he sold me a secondhand car that he said was almost new. I thought he was a splendid fellow then. But this morning, while I was driving that car through the village, the entire engine fell out on to the road! The whole thing was filled with sawdust! The man’s a thief and a robber! I’ll have his skin for sausages, you see if I don’t!’

‘He’s clever at his business,’ Matilda said. ‘Clever **my foot**!’ the Trunchbull shouted.

В рот мне ноги, фак мой мозг. Или нет. Теории о происхождении фразы загадочны, как поиски снежного человека — может, речь о французском бреде «foutaise», а может об английском эвфемизме для «my ass». Но все варианты сходятся в одном — с «my foot» в утверждение невозможно поверить:

Hey, there’s Bigfoot over there! Bigfoot my foot!

Hey, “Birds of Prey” is a really good movie! Good my foot!

Эй, феминистки победят! Победят, как же!

Как же... как же так.

Игра в классики

В «Дублинских убийствах» детективы выясняют, кто убил девочку Кэти, и пьют ирландский виски, чтобы дело шло веселей. А я уже даже не удивляюсь количеству совпадений сериала с романом:

Michael lets out a rueful sigh, the fury evaporating from his face. He’s a man of fleeting emotions this one, quick to anger, easily amused and just as easily bored, I shouldn’t wonder. I briefly imagine what it would be like to inhabit that mind.

Dance’s coldness has its drawbacks, but it’s undoubtedly preferable to Michael’s mood **hopscotch**.

Контекст тут необычный — кажется, что «hopscotch» — это что-то про перепады настроения, а это игра в классики. И даже понятно, почему — без разницы же, дети там прыгают или настроение. Особенно если бутылка виски есть. Скотч, правда, шотландский, но какая разница.

И вроде всё логично, но как-то не верится, так что пришлось узнавать, как всё было на самом деле:

hopscotch — hildren’s game, 1801 (from 1789 as hop-scot), apparently from hop + scotch (scratch), from the lines scored in the dirt to make the squares for the game.

Оказалось, что «scotch» — не только виски, но ещё и те самые линии, которые чертят мелом для классиков. И штук пятьдесят других значений, которые вообще друг с другом не связаны. Например, ириски:

No animal is half so vile
As Crocky-Wock the crocodile.
On Saturdays he likes to crunch
Six juicy children for his lunch,
And he especially enjoys
Just three of each, three girls, three boys.
He smears the boys (to make them hot)
With mustard from the mustard pot.

But mustard doesn't go with girls, It tastes all wrong with plaits and curls. With them, what goes extremely well Is **butterscotch** and caramel.

(И тут про детей, да что ж такое, а)

Может, ириски делают из сливочного масла, смешанного с виски? Тогда понятно, почему они коричневые. Но непонятно, как их детям дают.

Butter + scotch, with the second element deriving not from scotch whiskey or Scotland (чёрт), but from Middle English scocchen (“to score, nick, cut”), in reference to how the candy is boiled and hardened and then usually scored to make breaking it apart easier. The earliest known recipes, in mid-19th century Yorkshire, used treacle or molasses in place of or in addition to sugar.

Хотя нет, я всё-таки удивляюсь — про слово «treacle» впервые узнала тоже из Даля. И там тоже дети — Гензель и Гретель, которых добрая женщина кормила пирогами с патокой:

She fed them **treacle** tarts and hams  And sugar-buns and gorgeous jam. The children cried, ‘Oh, thank you, ma’am!’

А я только сейчас поняла, что вообще такое патока. Всегда думала, что это что-то вроде карамели и делается из сахара. А это наоборот — то, что не стало сахаром в процессе переработки. И оно ещё и разное бывает — «treacle» это светлая патока из кукурузного крахмала, а «molasses» — темная, из свёклы. Понятия не имею, зачем мне всё это, но ведь не забуду никогда.

P.S. А сегодня в прокат выходит «Gretel & Hansel». Не, ну правда.

Ю и В сидели на стене

‘Can I read a boy’s dream?’

‘You can,’ the BFG said, and he lifted her to a higher shelf.

The label on the nearest boy’s-dream jar read as follows:

I IS MAKING MYSELF A MARVELUS PAIR OF SUCTION BOOTS AND WHEN I PUT THEM ON I IS ABEL TO WALK STRATE UP THE KITSHUN WALL AND ACROSS THE CEILING. WELL, I IS WALKING UPSIDE DOWN ON THE CEILING WEN MY BIG SISTER COMES IN AND SHE IS STARTING TO YELL AT ME AS SHE ALWAYS DOES, YELLING WOT ON EARTH IS YOU DOING UP THERE WALKING ON THE CEILING

AND I LOOKS DOWN AT HER AND I SMILES AND I SAYS I //TOLD// YOU YOU WAS **DRIVING ME UP THE WALL** AND NOW YOU HAS DONE IT.

‘I find that one rather silly,’ Sophie said.

Под покровом ночи. Where is Wellington?

‘The human bean,’ the Giant went on, ‘is coming in dillions of different flavours. For instance, human beans from Wales is tasting very whooshey of fish. There is something very fishy about Wales.’

‘You mean whales,’ Sophie said. ‘Wales is something quite different.’

‘Wales is whales,’ the Giant said. ‘Don’t gobblefunk around with words. I will now give you another example. Human beans from Jersey has a most disgustable woolly tickle on the tongue,’ the Giant said. ‘Human beans from Jersey is tasting of cardigans.’

‘You mean jerseys,’ Sophie said.

‘You are once again gobblefunking!’ the Giant shouted. ‘Don’t do it! This is a serious and snitching subject. May I continue?’

‘Please do,’ Sophie said.

‘Danes from Denmark is tasting ever so much of dogs,’ the Giant went on.

‘Of course,’ Sophie said. ‘They taste of great danes.’

‘Wrong!’ cried the Giant, slapping his thigh. ‘Danes from Denmark is tasting doggy because they is tasting of labradors!’

‘Then what do the people of Labrador taste of?’ Sophie asked.

‘Danes,’ the Giant cried, triumphantly. ‘Great danes!’

‘Aren’t you getting a bit mixed up?’ Sophie said.

‘I is a very mixed-up Giant,’ the Giant said. ‘But I does do my best. And I is not nearly as mixed up as the other giants. I know one who gallops all the way to Wellington for his supper.’

‘Wellington?’ Sophie said. ‘Where is Wellington?’

‘Your head is full of squashed flies,’ the Giant said. ‘Wellington is in New Zealand. The human beans in Wellington has an especially scrumdiddlyumptious taste, so says the Welly-eating Giant.’

‘What do the people of Wellington taste of?’ Sophie asked.

‘Boots,’ the Giant said.

‘Of course,’ Sophie said. ‘I should have known.’

Пикантный бариста

И в завершение темы кулинарных изысков:

An **epicure** dining at Crewe  Found a rather large mouse in his stew. Cried the waiter, ‘Don’t shout And wave it about Or the rest will be wanting one too.’

Several children saw the funny side of the rhyme and laughed.

Miss Honey said, ‘Do you know what an epicure is, Matilda?’

‘It is someone who is dainty with his eating,’ Matilda said.

Сначала узнала, что человек, разбирающийся в тонкостях изысканной пищи, называется гурмэ. А гурман просто любит поесть, и чем больше — тем лучше. Потом долго пыталась понять, чем отличается эпикурейство от эпикуреизма, а сибаритство — от гедонизма. А потом шоколадка кончилась.

books   comedy   english reading   english words   Matilda   novels   Roald Dahl

Ментоловый беспредел

И вторая часть хитроумного плана продаж:

‘Can you really turn the mileage back with an electric drill?’ young Michael asked.

‘I’m telling you trade secrets,’ the father said. ‘So don’t you go talking about this to anyone else. You don’t want me put in **jug**, do you?’

‘I won’t tell a soul,’ the boy said. ‘Do you do this to many cars, Dad?’

‘Every single car that comes through my hands gets the treatment,’ the father said. ‘They all have their mileage cut to under ten thou before they’re offered for sale.

And to think I invented that all by myself,’ he added proudly. ‘It’s **made me a mint**.’

Тут к еде добавилась посуда — «jug» на британском сленге значит тюрьму. Возможно, потому что Джинну в кувшине было не очень удобно. По редкости слово напоминает кутузку, а я теперь знаю, причём тут Кутузов.

А дальше случилось открытие — «make a mint» значит «заработать кучу денег» не потому, что мята зеленая, а потому что «mint» — это монетный двор:

The origin of the word “mint” is ascribed to the manufacture of silver coin at Rome in 269 BC at the temple of Juno Moneta. This goddess became the personification of money, and her name was applied both to money and to its place of manufacture.

Богиня Монета — это даже лучше, чем Монеточка.

Сладкая жизнь

В детстве обожала смотреть «Матильду», и до сих пор помню, как мерзкий Дэнни де Вито учил сына обманывать покупателей с помощью опилок и дрели. И как раз в этих эпизодах книжки и оказалось самое интересное:

‘I don’t see how sawdust can help you to sell second-hand cars, Daddy.’

‘That’s because you’re an ignorant little **twit**,’ the father said. His speech was never very delicate but Matilda was used to it. She also knew that he liked to boast and she would **egg him on** shamelessly.

Что «twit» значит тупицу, догадалась без словаря.

А на «egg him on» открыла словарь и поняла, что такое классика английской литературы:

egg someone on — encourage someone to do something foolish or risky. he liked to boast and she would egg him on shamelessly.

И такое с Далем постоянно — кажется, он половину английского языка сам выдумал.

Здесь «egg» — изменившееся со временем «edge», поэтому «egg on» значит подначивать, подзуживать, подталкивать кого-то за грань разумного. Но мне больше нравится, как Матильда закидывает любящего отца тухлыми яйцами:

‘You must be very clever to find a use for something that costs nothing,’ she said. ‘I wish I could do it.’

‘You couldn’t,’ the father said. ‘You’re too stupid. But I don’t mind telling young Mike here about it seeing he’ll be joining me in the business one day.’ Ignoring Matilda, he turned to his son and said, ‘I’m always glad to buy a car when some fool has been crashing the gears so badly they’re all worn out and rattle like mad. I get it cheap.

Then all I do is mix a lot of sawdust with the oil in the gear-box and it runs **as sweet as a nut**.’

Только сейчас заметила, что тут опять про орехи. Видимо, обезьяны любят арахис не просто так, а потому что он сладкий — «as sweet as a nut» значит «как по маслу». Арахисовому, конечно.

Ореховая соня

Интересных штук про еду у Даля даже больше, чем про животных, и почему-то все они — в «Матильде». Вот так, например, злобная директриса проверяла знание таблицы умножения у школьников:

‘Very well, boy,’ she said. ‘Answer me this. I have seven apples, seven oranges and seven bananas. How many pieces of fruit do I have altogether? Hurry up! Get on with it! Give me the answer!’

‘That’s adding up!’ Wilfred cried. ‘That isn’t the three-times table!’

‘You blithering idiot!’ shouted the Trunchbull. ‘You festering gumboil! You fleabitten fungus! That is the three-times table! You have three separate lots of fruit and each lot has seven pieces. Three sevens are twenty-one. Can’t you see that, you stagnant cesspool! I’ll give you one more chance.

I have eight coconuts, eight **monkey-nuts** and eight nutty little idiots like you. How many nuts do I have altogether? Answer me quickly.’

Оскорбления детей в детской книжке так прекрасны, что даже переводить не хочется. А вот «monkey-nut» — снова про орехи, и на этот раз даже в прямом смысле — так в Англии называется земляной орех. Теперь знаю, что арахис — не орех, и что его любят обезьяны. А соня любит фундук.

Ничтожное пирожное

И ещё немного про двуличные пироги:

The cat shouts, ‘Dick, do not succumb  To **blandishments** from that old **crumb**!

And by the way, the man who told
That London’s streets were paved with gold
Was telling dreadful porky-pies.’
(That’s cockney rhyming-slang for lies.)

The cat went on, ‘To me it seems
These streets are paved with rotten dreams.
Come home, my boy, without more fuss.
This lousy town’s no place for us.’

Dick says, ‘You’re right,’ then sighs and mumbles,  ‘Well well, **that’s how the cookie crumbles**.’

Пироги со свининой превращаются в лапшу на ушах, а вместо них появляются печеньки: «that’s how the cookie crumbles» — идиотское выражение «вот такие вот пироги». Не люблю его с тех пор, как посмотрела «Брюс Всемогущий» — там Джим Керри сначала делает репортаж про огромный пирог, а потом бесконечно его вспоминает. Кино смотрела в дубляже, а сейчас поняла, что и там печеньки:

But what are we really looking at here? Is it just a big cookie, or does this cookie represent the pride of Buffalo, its dedicated and hardworking citizens the key ingredient, with a few nuts thrown in, and, finally, the love of our families, which provides the warm, chewy center, making our beloved Buffalo the sweetest place to live. And that’s the way the cookie crumbles.

С происхождением у идиомы всё так же загадочно, как со спиногрызами — никто не знает, причём тут крошки, и почему именно от печенья. Зато со вторым «crumb» загадок нет:

The cat shouts, ‘Dick, do not succumb
To blandishments from that old crumb!

Come home, my boy, without more fuss.
This lousy town’s no place for us.’

Не знаю, специально Даль это сделал или нет, но на сленге «crumb» — это lousy person, или ничтожество, потому что вши такие же ничтожно маленькие, как крошки. А в стихотворении речь про богатую старушку, которая соблазняет Дика льстивыми речами. И теперь мне «blandishments» напоминает блюдо с лапшой, перемешанной в блендере. Вот такие вот... нет, я больше не могу.

Синьор Помидор

Люблю я макароны,
Любовью к ним пылаю неземною.
Люблю я макароны,
И что хотите делайте со мною!

Для вас это ерунда,
Подумаешь — еда!

Но вы повесьте их на уши,
Посыпьте чёрным перцем,
Смешайте с тёртым сыром,
Запейте их вином.

Поймёте вы всем сердцем,
Какое это чудо!
Потом вам станет худо,
Но это уж потом.

Ctrl + ↓ Ранее