73 заметки с тегом

Swiss Army Man

Ctrl + ↑ Позднее

Маленький великан

У Фоли французского больше нет, зато есть у Кристи — Пуаро половину книжки говорит на родном языке, и это никак не переводится. Почти вся французская речь там действительно французская, но есть одна международная штука:

‘As to your question,’ went on Thompson, ‘it’s perfectly possible for an epileptic subject in a state of somnambulism to commit an action and be entirely unaware of having done so. [...]

He went on discussing the matter, speaking of **grand mal** and **petit mal** and, to tell the truth, confusing me hopelessly as is often the case when a learned person holds forth on his own subject.

Если прочитать только второй абзац, то опять ничего непонятно. Но если начать с первого, можно догадаться, что речь про эпилепсию: «grand mal» — это большой припадок, а «petit mal» — малый припадок. Потому что по-французски «mal» — болезнь, а «grand» и «petit» — её размеры.

«Grand mal» называется «тонико-клонический приступ», и выглядит очень жёстко:

In Salt Lake City, I’d pitched what’s called a tonic-clonic seizure, what people used to call a grand mal seizure. I woke up in the back of a screaming ambulance [...] A blanket wrapped with belts held me flat, and I could smell shit. I asked the med tech, What happened? And he stuffed his wallet in his back pocket, saying, “Buddy, you don’t want to know …”

«Petit mal» называется «абсанс», он же «absence», и выглядит почти безобидно:

Ray was sure he hadn’t looked away, he didn’t even think he had blinked, and he would have seen any sudden move Charlie might have made. Reverting to the Beta Male’s tendency to blame himself, Ray wondered if maybe he’d had some kind of petit mal seizure that had made him black out for a second.

А запомнить всё это мне помог маленький мальчик Петя — в детстве он топал ногами и катался по полу, а потом вырос и стал грандиозным Петром Первым. Но ногами топать не перестал.

Виновата ли я

Вчера патриарх Кирилл призвал верующих не посещать храмы:

Я призываю вас, мои дорогие, в ближайшие дни, пока не будет особого патриаршего благословения, воздержаться от посещения храмов, и, если вам кто-то что-то скажет, напомните пример Марии Египетской.

И мне конечно стало интересно, что же это за пример.

Мария родилась в Египте в середине V века и в возрасте двенадцати лет покинула родителей, уйдя в Александрию, где стала блудницей. Более семнадцати лет предавалась она этому занятию. Однажды Мария, увидев группу паломников, направлявшихся в Иерусалим на праздник Воздвижения Креста Господня, присоединилась к ним, но не с благочестивыми помыслами, а «чтобы было больше с кем предаваться разврату».

Но не тут-то было — паломники быстро наставили нечестивую девицу на путь истинный, да так, что она стала святой покровительницей кающихся женщин:

Мария приняла причастие и, перейдя Иордан, поселилась в пустыне, где провела 47 лет в полном уединении, посте и покаянных молитвах. Первые 17 лет Марию преследовали блудные страсти и воспоминания о прошлой жизни:

Когда я принималась за пищу, я мечтала о мясе и вине, какие ела в Египте; мне хотелось выпить любимого мною вина. Будучи в миру, много пила я вина, а здесь не имела и воды; я изнывала от жажды и страшно мучилась. Иногда у меня являлось очень смущавшее меня желание петь блудные песни, к которым я привыкла. Тогда я проливала слёзы, била себя в грудь и вспоминала обеты, данные мною при удалении в пустыню.

И пока Мария била себя в грудь, я вспомнила про английский. Точнее, про латинский.

В католической церкви в начале каждой мессы читают вот такую молитву:

Confíteor Deo omnipoténti, et vobis, fratres, quia peccávi nimis cogitatióne, verbo, ópere, et omissióne: mea culpa, mea culpa, mea máxima culpa.

Исповедую перед Богом Всемогущим и перед вами, братья и сестры, что я много согрешил мыслью, словом, делом и неисполнением долга: моя вина, моя вина, моя великая вина.

И на каждую «mea culpa» верующие ударяют себя в грудь в знак покаяния.

А в английском «mea culpa» из сакральной фразы превратилась в обычное самобичевание:

“I’m sorry, Manda, I don’t know what to—” And then suddenly his face had changed, hardened. He stopped the expansive innocent guy routine, he called off the cringing, hand-wringing **mea culpa**.

А просто «culpa» превратилась в «culprit» — виновника любых грехов:

“I certainly heard someone screaming at night,” Giles says, grinning at her.

There had been a lot of hilarity over the thinness of the walls, and certain “noises” keeping everyone up at night. Miranda and Julien had been singled out as the main **culprits**.

А запомнила я всё это с помощью ещё одной новости: вчера житель Находки насмерть забил собутыльника кульком семечек, и теперь очень раскаивается в содеянном — семечек в магазинах уже не достать.

Прочь из моей головы

А если орехи кончились, и даже эротика с поэтикой уже не помогают, остаётся последний способ, трагический:

‘Did you see that bridesmaid, earlier, though?’ Duncan shouts. ‘Anyone else think the same thing I did?’

‘What?’ Angus answers, ‘that she was trying to … you know …’

‘**Top herself**?’ Duncan shouts, ‘Yeah, I do. She’s been acting funny since we arrived, hasn’t she? Clearly a bit of a **basket case**. [...]

Как от орехов перейти к самоубийству:

nut — head — top — behead — kill

Сначала голова сверху, а потом её отрубают и кладут в гроб. И получается, что «top» значит угробить кого-нибудь. Розового осьминога, например. Или себя, если совсем заняться нечем.

А ещё можно наоборот — отрубить руки и ноги, а голову оставить. Тогда получится «basket case» — тяжелый случай, когда покончить с собой очень хочется, но не очень получается. Корзина тут не от гильотины, а от плетёных кресел-каталок, в которых возили изувеченных солдат. А когда война кончилась, так стали называть психов и других эмоционально нестабильных, печальных и паникующих ребят. Oh wait.

Мы все спешим за чудесами

Дочитала книжку, почитала новости и снова вспомнила МакДону:

Toby [...] Listen, I’m gonna pass you back to your son now, Angela, cos I don’t think what you’re saying is very constructive right now, in fact it’s pretty hurtful so I’m gonna pass you back now. (Pause.) I’m allowed to pass you back now if I want to pass you back now! Jesus!

Carmichael What she say?

Toby She, uh, she called me a ’Nigger’ and she says that she hopes that I die now.

Carmichael Oh she did, did she? Hey Ma, I’m the one decides if the niggers die around here, okay? I don’t need your goddam racist advice! [...] You never lifted a finger to help me in twenty-seven years, so why should you start giving advice now, huh?

No you didn’t, you never encouraged me once, you never did shit, you just left me to look for it all on my own, you never even did anything to stop ’em taking it in the first place so why don’t you just **butt out**, **Buttinski**? [...]

Тут у «butt» опять необычное значение. Даже два:

Buttinski — псевдорусская фамилия, которая произошла от «butt in» — лезть не в своё дело. И теперь так называют всяких умников и выскочек, которые дают непрошеные советы. Метафора буквальная — «butt» здесь значит бодаться, физически вклиниваясь в беседу (или в собеседника).

Butt out — прошу вас незамедлительно удалиться, ибо терпение моё не безгранично. Логика безупречная — кто лезет in, тот идёт out.

Пойду поищу чего-нибудь про гречку.

Как перестать беспокоиться и начать жить

без туалетной бумаги

Способ первый. Эротический

1. Снять штаны.

2. Встать перед зеркалом.

3. Завязать трусы узлом.

4. Посмотреть в зеркало и сказать:

Oh, for fuck’s sake. I don’t know why you’re **getting your knickers in such a twist**.

5. Развязать трусы и начать жить.

Способ второй. Поэтический

1. Поехать в Нидерланды.

2. Вспомнить. Заплакать.

3. Вернуться к зеркалу.

4. Посмотреть в зеркало и сказать:

I need some **Dutch courage**, I decide.

5. Выпить водки и начать жить.

Дамы убивают кавалеров

Когда Пуаро предлагает Гастингсу придумать идеальное убийство, тот его разочаровывает — изогнутые кинжалы и каменные идолы были уже сотню раз, и вместо них сыщику хочется чего-нибудь попроще:

‘A very simple crime. A crime with no complications. A crime of quiet domestic life…very unimpassioned—very intime.’

‘How can a crime be intime?’

‘Supposing,’ murmured Poirot, ‘that four people sit down to play bridge and one, **the odd man out**, sits in a chair by the fire.

At the end of the evening the man by the fire is found dead.

One of the four, while he is **dummy**, has gone over and killed him, and intent on the play of the hand, the other three have not noticed.

Ah, there would be a crime for you! Which of the four was it?

Странный и тупой мужик? Неудивительно, что его убили, ага.

Что всё это значит, поняла не сразу: Кристи пишет очень своеобразно — речь Гастингса и Пуаро настолько запутанная, что на самом интересном месте клонит в сон. Только раза с третьего догадалась, что надо было уметь играть в бридж.

Правила игры запутаны не меньше, но хватит всего двух.

Во-первых, в бридж играют вчетвером, поэтому «the odd man out» — лишний нечётный игрок, которому ничего не остается, кроме как сидеть у камина. А заодно — непреднамеренная идиома «третий лишний». Или преднамеренная. Who knows what are the odds.

Во-вторых, «dummy» в контексте бриджа — это болван. Но не потому что невезучий игрок тупой, а потому что dummy may not participate in choices concerning the play of the hand. So he is dumb. Just like a dummy. A dummy dummy. With a dummy dummy.

Никогда такого не было

Уже лет двенадцать не могу понять, что значит «everything you ever».

Зато теперь знаю пару новых штук с «never»:

‘**Well, I never**,’ he exclaimed. ‘If it isn’t Captain Hastings back from the wilds of the what do you call it!

Quite like old days seeing you here with Monsieur Poirot. You’re looking well, too. Just a little bit thin on top, eh? Well, that’s what we’re all coming to. I’m the same.’

Орёл по-прежнему орёл:

— Ба! — воскликнул он.

Петухов по-прежнему радует:

— Дьявол меня забери, — воскликнул Джепп.

А на Флибусте нашелся ещё один безымянный герой:

— О, провалиться мне, если это не капитан Гастингс из диких мест!

Well, I never was so surprised in all my life. Перевод Петухова стоит 421 рубль!

А в двадцать девятой главе нашлось продолжение:

‘We only need one thing more now.’ ‘What’s that?’ ‘The man himself.’ ‘We’ll get him, sir. **Never fear**.’

— Мы возьмем его, сэр. Будьте спокойны.

— Не волнуйтесь, сэр, мы его поймаем.

— Мы схватим его, сэр. Не бойтесь.

Now Dr. Horrible is here. But don’t worry. Be happy.

В облаках летали кони

Думала, что невероятные совпадения из английских детективов закончились, но не успела дочитать абзац, как Пуаро начал путать идиомы:

‘I have indeed been foolish to take the matter so seriously,’ said Poirot.

‘It is **the nest of the horse** that I put my nose into there.’ ‘You’re mixing up **mares** and **wasps**,’ said Japp. ‘Pardon?’

Переводчик Орёл:

— Глупо было с моей стороны относиться к этому так серьезно, — сказал Пуаро. — Как говорят, лучше синица в руке, чем пальцем в небо.

— Вы перепутали журавля с пальцем, — сказал Джепп.

Переводчик Петухов:

— Наверное, с моей стороны было глупо воспринимать все так серьезно, — сказал маленький бельгиец. — Я попал пальцем в осиное гнездо.

— Ну, тут вы тоже слегка запутались, — заметил инспектор.

И вот тут я тоже слегка запуталась — а что на самом деле хотел сказать Пуаро?

Осиное гнездо — это «hornet’s nest», потому что «wasps’s nest» выговорить так же просто, как шершневое гнездо. Может, он перепутал «hornet» и «horse»?

‘It is the hornet’s nest that I put my nose into there.’

Как-то не складывается: сыщику же ничего не угрожало, да и нос свой он никуда не совал. И Джепп явно не просто так сказал ‘You’re mixing up mares and wasps’.

‘It is the mare’s nest that I put my nose into there.’

А вот это похоже на правду. Лошади гнёзда не вьют, поэтому «mare’s nest» значит a great discovery which turns out to be illusory; a hoax. А ещё есть второе значение — a confused or complicated situation; a muddle.

Похоже, Пуаро хотел сказать, что его обвели вокруг пальца. Или что он попал пальцем в небо. Или что он попал впросак. Как бы то ни было, фразу «вы перепутали журавля с пальцем» я запомню навсегда.

Восемь пьяных свиданий

Читаю тут Агату Кристи, чтобы веселее болеть:

Mr Hercule Poirot,—You fancy yourself, don’t you, at solving mysteries that are too difficult for our poor thick-headed British police? Let us see, Mr Clever Poirot, just how clever you can be. Perhaps you’ll find this nut too hard to crack. Look out for Andover, on the 21st of the month.

Yours, etc.,

A B C.

[...]

‘Well, what is your opinion?’ [...]

‘Some madman or other, I suppose.’ [...]

‘A madman, mon ami, is to be taken seriously. A madman is a very dangerous thing.’

‘Yes, of course, that is true…I hadn’t considered that point…

But what I meant was, it sounds more like a rather idiotic kind of hoax. Perhaps some convivial idiot who **had had one over the eight**.’

Comment? Nine? Nine what?’

‘Nothing—just an expression. I meant a fellow who was **tight**. No, damn it, a fellow who had had a spot too much to drink.’

Merci, Hastings—the expression “tight” I am acquainted with it. As you say, there may be nothing more to it than that…’

— Да, разумеется, вы правы… Об этом я как-то не подумал… Но, по-моему, это смахивает на какой-то идиотский розыгрыш. Писал небось жизнерадостный болван, к тому же наклюкавшись.

— Comment? Наклю… Как вы сказали?

— Нет, нет, это просто такой оборот. Я хотел сказать, что он надрался. Ах нет, черт возьми, я хотел сказать, что он напился.

— Merci, Гастингс, выражение «надрался» мне известно. Возможно, за этим письмом действительно ничего больше не кроется…

А происхождение у всего этого даже круче, чем перевод:

«have had one over the eight» значит выпить лишнего, потому что средний британский джентльмен спокойно выпивает восемь кружек пива, и только после девятой его уносят из бара;

«tight» значит то же самое, потому что «tight as a tick» — сытый, пьяный и довольный, как клещ.

А грустная дама в тесных колготках пьёт восемь коктейлей подряд, потому что все мужики козлы.

Игра в классики

В «Дублинских убийствах» детективы выясняют, кто убил девочку Кэти, и пьют ирландский виски, чтобы дело шло веселей. А я уже даже не удивляюсь количеству совпадений сериала с романом:

Michael lets out a rueful sigh, the fury evaporating from his face. He’s a man of fleeting emotions this one, quick to anger, easily amused and just as easily bored, I shouldn’t wonder. I briefly imagine what it would be like to inhabit that mind.

Dance’s coldness has its drawbacks, but it’s undoubtedly preferable to Michael’s mood **hopscotch**.

Контекст тут необычный — кажется, что «hopscotch» — это что-то про перепады настроения, а это игра в классики. И даже понятно, почему — без разницы же, дети там прыгают или настроение. Особенно если бутылка виски есть. Скотч, правда, шотландский, но какая разница.

И вроде всё логично, но как-то не верится, так что пришлось узнавать, как всё было на самом деле:

hopscotch — hildren’s game, 1801 (from 1789 as hop-scot), apparently from hop + scotch (scratch), from the lines scored in the dirt to make the squares for the game.

Оказалось, что «scotch» — не только виски, но ещё и те самые линии, которые чертят мелом для классиков. И штук пятьдесят других значений, которые вообще друг с другом не связаны. Например, ириски:

No animal is half so vile
As Crocky-Wock the crocodile.
On Saturdays he likes to crunch
Six juicy children for his lunch,
And he especially enjoys
Just three of each, three girls, three boys.
He smears the boys (to make them hot)
With mustard from the mustard pot.

But mustard doesn't go with girls, It tastes all wrong with plaits and curls. With them, what goes extremely well Is **butterscotch** and caramel.

(И тут про детей, да что ж такое, а)

Может, ириски делают из сливочного масла, смешанного с виски? Тогда понятно, почему они коричневые. Но непонятно, как их детям дают.

Butter + scotch, with the second element deriving not from scotch whiskey or Scotland (чёрт), but from Middle English scocchen (“to score, nick, cut”), in reference to how the candy is boiled and hardened and then usually scored to make breaking it apart easier. The earliest known recipes, in mid-19th century Yorkshire, used treacle or molasses in place of or in addition to sugar.

Хотя нет, я всё-таки удивляюсь — про слово «treacle» впервые узнала тоже из Даля. И там тоже дети — Гензель и Гретель, которых добрая женщина кормила пирогами с патокой:

She fed them **treacle** tarts and hams  And sugar-buns and gorgeous jam. The children cried, ‘Oh, thank you, ma’am!’

А я только сейчас поняла, что вообще такое патока. Всегда думала, что это что-то вроде карамели и делается из сахара. А это наоборот — то, что не стало сахаром в процессе переработки. И оно ещё и разное бывает — «treacle» это светлая патока из кукурузного крахмала, а «molasses» — темная, из свёклы. Понятия не имею, зачем мне всё это, но ведь не забуду никогда.

P.S. А сегодня в прокат выходит «Gretel & Hansel». Не, ну правда.

Ctrl + ↓ Ранее