73 заметки с тегом

Swiss Army Man

Ctrl + ↑ Позднее

Стой, стрелять буду

Досмотрела «Дублинские убийства» и поняла, что вообще не понимаю ирландский акцент — когда «my gosh» звучит как «ми год», пишется как «my gash», а переводится как «да щас», кажется, что издеваются не только ребята из «Амедиатеки», но и авторы английских субтитров тоже.

Зато узнала, как называется полиция в Ирландии:

’I’m Detective **Garda** Cassie Maddox, this is Detective Sergeant Rob Reilly.’ ’You’ve found Katy?’ ’Can we come in, Mr Devlin?’

Сначала подумала, что Garda — это её зовут так. Ну, как Дану Скалли. Но нет, зовут её Кассандра, а Detective Garda — это Police Officer по-ирландски, потому что an Garda Síochána, meaning “the Guardian of the Peace”, more commonly referred to as the Gardaí or “the Guards”, is the police service of the Republic of Ireland. В общем, ирландцы — не просто копы, они Защитники. Мира, добра и Галактики.

И тут я вспомнила «Озеро диких гусей», где переводчики были ещё круче — фильм про китайских уголовников, а главный герой разговаривает как Саша Белый. И вот на двадцать пятом упоминании ментов, мусоров и фараонов я задумалась — а откуда взялись все эти названия, и почему они настолько далеки от китайского? И началось:

Мент — от польского menda «полицейский». Возможно влияние латинского обсценного mentula «пенис». По другой версии, от ментика, одежды венгерских полицейских в середине 19 века.

Мусор — Московский Уголовный Сыск. Полицейские даже представлялись «МУСор Иванов» или «МУСор Сидоров». Ничего оскорбительного в этих словах не было.

Фараон — от неподвижности и бесстрастности стоявших на посту и привыкших к уличной сутолоке городовых и будочников в Царской России. Будочник был вооружён бердышом, который напоминал посох фараона.

Дальше на пару часов зависла на английском сленге про полицейских, дошла до буквы «P», порадовалась описанию слова «Pharaoh», а потом вспомнила:

‘Nobody remembers him, sir, not important enough,’ he says, gritting his teeth. ‘One of mine, he was. Lovely boy, about fourteen. Went missing a week or so before Master Thomas died.

Couple of **peelers** came up to take a look in the forest, but they couldn’t find his body, so they said he ran away.

I tell you, sir, he never did. Loved his mam, loved his job. He wouldn’t have done it. I said as much at the time, but nobody listened.’

Когда читала, подумала, что «peelers» полицейских называют потому, что они буквально спустят с тебя шкуру, как солдат с картошки. А оказалось, что виноват Sir Robert Peel, who established the Irish constabulary and London’s police force. И тут круг совпадений замкнулся.

P.S. Хотя нет. Ещё бабулю из сериала звали Фицджеральд.

P.P.S. А Фараона зовут Глеб Голубин.

Утро туманное

Реальность продолжает переплетаться с романом — сходила на «Маяк», а там Антон Долин, тритоны, русалки и вот такие диалоги:

[distant foghorn]

Winslow Can I trust you?

Wake Don’t be spilling any of your beans to me. I ain’t interested.

В фильме всё время звучит наутофон (ага), помогающий маяку направлять корабли в тумане, а потом Паттинсон всё-таки рассказывает Дефо такое, что тот три раза подряд повторяет «Why’d you spill your beans?»

И тут я вспомнила самую странную штуку из книжки:

‘What did the message say?’ I ask. ‘**Haven’t the foggiest, old bean**, I didn’t see it.’

Похоже на Гэтсби с его «old sport», которым он так бесил мужа Дэйзи. Только у Фицджеральда Америка, а тут английские джентльмены, и вместо «I have no idea, mate» появляется «I haven’t the foggiest, old bean».

С «foggy» вроде понятно, а вот с «old bean» как-то туманно — может, «bean» тут значит голову, а с ней и всего человека, а может это сокращение от «human being».

В голове моей туманы-маны.
И теперь на сердце раны-раны.
А мне друзья говорили забудь её, забудь.

И только свет далёкий манит одинокого окна. Или маяка. Или маньяка.

Улыбка Рудольфа

Денщик, маньяки и неоднозначные высказывания напомнили ещё пару идиом:

‘I need to know what you saw on the morning of Thomas Hardcastle’s murder.’

‘It’s an old story,’ he says, tracing the edge of his glass with a fingertip. ‘But worth hearing **from the horse’s mouth**, surely,’ I say.

Дарёному коню в зубы не смотрят — с ним сразу разговаривают. Выражение «from the horse’s mouth» или «straight from the horse’s mouth» значит услышать что-то из первых уст, потому что заглянуть лошади в рот — верный способ понять, выиграет она скачки, или уже слишком стара для этого.

И про другие части лошади:

I’m supposed to be meeting Helena for a stroll, but I’ve seen **neither hide nor hair** of the woman. No doubt she’s got her times wrong as usual.

I know she’s meeting Cecil Ravencourt this afternoon, she’s probably gone there instead.

Давным-давно узнала, что «hide» — не только глагол, но ещё и шкура, и с тех пор очень люблю идиомы «tan (one’s) hide» и «save (one’s) hide» — спустить шкуру и спасти шкуру.

А «neither hide nor hair» значит что-то вроде «ни слуху, ни духу» — кончилась лошадь, ни шкуры не осталось, ни волос. Есть версия, что происхождение связано с охотой, но какая-то она странная — если олень умер под кустом, от него осталась шкура, а если он успел сбежать — от него осталась шерсть на кустах. А если ничего не осталось, то и не было никакого оленя. Да и кустов не было.

P.S. Ребята из «Амедиатеки» продолжают радовать — смотрю «Дублинские убийства», а там «конечно их не найдут — ни клочка, ни пылинки». И где они только такое берут, а.

Маленький ад

Агата Кристи и ba-donka-donk напомнили роман «The Seven Deaths of Evelyn Hardcastle», где детектив каждый день просыпается в разных людях, чтобы раскрыть одно и то же преступление. Тут мне Амазон ничего не обещал, а оказалось так увлекательно, что читала целый день подряд, и ни о чем и не догадалась до самого конца.

Сначала герой просыпается в лесу, слышит, как рядом убивают какую-то Анну, пытается её найти, и выходит к усадьбе, где суровый дворецкий шлёт его обратно в лес. А на следующий день просыпается снова и понимает, что теперь он и есть этот дворецкий:

‘What’s happening to me?’ I stammer, clutching at my throat, surprised by the hoarse northern voice coming out of it.

‘Sir?’

‘How did...’

But I’m asking the wrong person. The answers are caked in dirt and trudging up the stairs to Daniel’s room. [...]

‘You can’t go up there, Mr Collins,’ she says. ‘**There’ll be merry hell to pay** if Lady Helena catches you running around in your **smalls**.’

Скорее всего мистер Коллинз был в ночной рубашке и колпаке, но я конечно представила его ba-donka-donk в маленьких стрингах, потому что «smalls» — это британское нижнее белье, как в истории про жену мэра и Гарри Поттера.

Про «there’ll be merry hell to pay» не помню, но понятно, что ничего хорошего оно не предвещает. Хочется перевести как-нибудь драматично, типа «тебя ждут адские муки». И на самом деле так и есть — «there’ll be hell to pay» значит «тебе не поздоровится», или «тебе очень не поздоровится», или «тебе очень очень не поздоровится», смотря сколько раз туда воткнуть добродушное «merry».

Merry Christmas, кстати.

Ментоловый беспредел

И вторая часть хитроумного плана продаж:

‘Can you really turn the mileage back with an electric drill?’ young Michael asked.

‘I’m telling you trade secrets,’ the father said. ‘So don’t you go talking about this to anyone else. You don’t want me put in **jug**, do you?’

‘I won’t tell a soul,’ the boy said. ‘Do you do this to many cars, Dad?’

‘Every single car that comes through my hands gets the treatment,’ the father said. ‘They all have their mileage cut to under ten thou before they’re offered for sale.

And to think I invented that all by myself,’ he added proudly. ‘It’s **made me a mint**.’

Тут к еде добавилась посуда — «jug» на британском сленге значит тюрьму. Возможно, потому что Джинну в кувшине было не очень удобно. По редкости слово напоминает кутузку, а я теперь знаю, причём тут Кутузов.

А дальше случилось открытие — «make a mint» значит «заработать кучу денег» не потому, что мята зеленая, а потому что «mint» — это монетный двор:

The origin of the word “mint” is ascribed to the manufacture of silver coin at Rome in 269 BC at the temple of Juno Moneta. This goddess became the personification of money, and her name was applied both to money and to its place of manufacture.

Богиня Монета — это даже лучше, чем Монеточка.

Сладкая жизнь

В детстве обожала смотреть «Матильду», и до сих пор помню, как мерзкий Дэнни де Вито учил сына обманывать покупателей с помощью опилок и дрели. И как раз в этих эпизодах книжки и оказалось самое интересное:

‘I don’t see how sawdust can help you to sell second-hand cars, Daddy.’

‘That’s because you’re an ignorant little **twit**,’ the father said. His speech was never very delicate but Matilda was used to it. She also knew that he liked to boast and she would **egg him on** shamelessly.

Что «twit» значит тупицу, догадалась без словаря.

А на «egg him on» открыла словарь и поняла, что такое классика английской литературы:

egg someone on — encourage someone to do something foolish or risky. he liked to boast and she would egg him on shamelessly.

И такое с Далем постоянно — кажется, он половину английского языка сам выдумал.

Здесь «egg» — изменившееся со временем «edge», поэтому «egg on» значит подначивать, подзуживать, подталкивать кого-то за грань разумного. Но мне больше нравится, как Матильда закидывает любящего отца тухлыми яйцами:

‘You must be very clever to find a use for something that costs nothing,’ she said. ‘I wish I could do it.’

‘You couldn’t,’ the father said. ‘You’re too stupid. But I don’t mind telling young Mike here about it seeing he’ll be joining me in the business one day.’ Ignoring Matilda, he turned to his son and said, ‘I’m always glad to buy a car when some fool has been crashing the gears so badly they’re all worn out and rattle like mad. I get it cheap.

Then all I do is mix a lot of sawdust with the oil in the gear-box and it runs **as sweet as a nut**.’

Только сейчас заметила, что тут опять про орехи. Видимо, обезьяны любят арахис не просто так, а потому что он сладкий — «as sweet as a nut» значит «как по маслу». Арахисовому, конечно.

Ничтожное пирожное

И ещё немного про двуличные пироги:

The cat shouts, ‘Dick, do not succumb  To **blandishments** from that old **crumb**!

And by the way, the man who told
That London’s streets were paved with gold
Was telling dreadful porky-pies.’
(That’s cockney rhyming-slang for lies.)

The cat went on, ‘To me it seems
These streets are paved with rotten dreams.
Come home, my boy, without more fuss.
This lousy town’s no place for us.’

Dick says, ‘You’re right,’ then sighs and mumbles,  ‘Well well, **that’s how the cookie crumbles**.’

Пироги со свининой превращаются в лапшу на ушах, а вместо них появляются печеньки: «that’s how the cookie crumbles» — идиотское выражение «вот такие вот пироги». Не люблю его с тех пор, как посмотрела «Брюс Всемогущий» — там Джим Керри сначала делает репортаж про огромный пирог, а потом бесконечно его вспоминает. Кино смотрела в дубляже, а сейчас поняла, что и там печеньки:

But what are we really looking at here? Is it just a big cookie, or does this cookie represent the pride of Buffalo, its dedicated and hardworking citizens the key ingredient, with a few nuts thrown in, and, finally, the love of our families, which provides the warm, chewy center, making our beloved Buffalo the sweetest place to live. And that’s the way the cookie crumbles.

С происхождением у идиомы всё так же загадочно, как со спиногрызами — никто не знает, причём тут крошки, и почему именно от печенья. Зато со вторым «crumb» загадок нет:

The cat shouts, ‘Dick, do not succumb
To blandishments from that old crumb!

Come home, my boy, without more fuss.
This lousy town’s no place for us.’

Не знаю, специально Даль это сделал или нет, но на сленге «crumb» — это lousy person, или ничтожество, потому что вши такие же ничтожно маленькие, как крошки. А в стихотворении речь про богатую старушку, которая соблазняет Дика льстивыми речами. И теперь мне «blandishments» напоминает блюдо с лапшой, перемешанной в блендере. Вот такие вот... нет, я больше не могу.

Третий лишний

Метафизические штуки в «The Third Policeman» кончились, зато остались физиогномические. Кроме многоликих полицейских теперь знаю ещё пару идиом про лицо:

Of all the many striking statements made by de Selby, I do not think that any of them can rival his assertion that ‘a journey is an hallucination’.

The phrase may be found in the Country Album **cheek by jowl** with the well-known **treatise** on ‘tent-suits’,

those egregious canvas garments which he designed as a substitute alike for the hated houses and ordinary clothing. [...] Human existence de Selby has defined as ‘a succession of static experiences each infinitely brief, a conception which he is thought to have arrived at from examining some old cinematograph films which belonged probably to his nephew.

Ну ладно, не кончились. Загадочное «treatise» — это трактат. Метафизический, конечно. Впервые он мне встретился у Адамса, а потом в лимерике Эдварда Лира:

There was a young person whose history, Was always considered a mystery;  She sate in a ditch, although no one knew which, And composed a small **treatise** on history.

Так и вижу барышню с three tits из «Вспомнить всё» — вот где открытие, достойное трактата. И она же помогла мне запомнить «cheek by jowl» — очень уж красиво смотрятся все её достоинства бок о бок друг с другом.

Щека и челюсть расположены так близко, что «cheek by jowl» используют почти полторы тысячи лет. И кажется, что «cheek to cheek» о том же, но когда попыталась найти «щека к щеке», поняла, что так это не работает:

На твоё каре по шею
Много мальчиков смотрело
Хочется нюхать твои волосы
Цвет настроения — розовый

Тебе хочется конфету
Могу дать лишь сигарету
Тебе хочется на тусовку
Я пойду с тобой девчонка

Язык к языку
Губа об губу
Глаза на глаза
Щека на щеку

Ой лай лай...

Так вот из-за кого дама в «Bertram Fiddle» потеряла голову.

В поисках Лема

А ещё персидский соловей напомнил мне английского жаворонка и полицейские обыски. Ну, почти:

‘I came here to inform you officially about the theft of my American gold watch.’

He looked at me through an atmosphere of great surprise and incredulity and raised his eyebrows almost to his hair.

‘That is an astonishing statement,’ he said at last.

‘Why?’

‘Why should anybody steal a watch when they can steal a bicycle?’ //**Hark** to his cold inexorable logic.// ‘**Search me**,’ I said.

Не очень понятно, зачем предлагать полицейскому обыск. Не сам же ты свои часы украл? Тем более что их и не было никогда. Вот и герой без понятия — «search me» значит что-то вроде «нет у меня ничего, ищите сколько угодно, всё равно не найдёте». А пытать станете — молчать буду до последнего. Мамой клянусь, ну.

А ремарка курсивом — это внутренний голос героя. Его зовут Джо и он отвечает за здравый смысл и сарказм. Отсюда и «hark» — старинный синоним «lo», который произошел от прародителя «hear». Used to draw attention to someone who has said or done something considered to be foolish or silly. Hark to his cold inexorable logic — внемли его холодной неумолимой логике. В смысле, послушай только, что за дичь он несёт.

Обычно я всё запоминаю через комедию, но «hark» так похоже на «lark», что получился фильм ужасов. Маленькая девочка долго слушала пение жаворонка, but lo and behold — внезапно он замолк и начал харкать кровью. Простите, да.

Сквозь время и пространство

И ещё немного про ясновидящих. После истории про буль-буль посмотрела, кому вообще нужно «not by a long chalk», и нашла чудесное:

I said you’d better watch your step. Everyone had better watch their step! (He begins to move about the room.) I don’t like the look of things.

You can’t trust a soul. And there’s something going on here that I haven’t quite **cottoned on to**. There’s something funny afoot. I can feel it. Some people think I’m old, but oh no, **not by a long chalk**. I’ve got **second sight**.

I can see through walls. (He considers.) I don’t mean that that’s second sight, seeing through walls. I mean I’ve got second sight and I can see through walls!

Только у Пинтера может быть столько клёвых штук в одном абзаце.

Для начала, «not by a long chalk» — это такой британский вариант «not at all». Вроде нашего «это далеко не так» или «никоим образом». Откуда «далеко» в русской версии, не знаю, а вот в английской «long chalk» пришел из игр в барах. Счёт записывали мелом в столбик, каждое очко называли «chalk», и у кого их было больше, тот выигрывал. А у кого их вообще не было — тот не выигрывал, not by a long chalk.

А дальше ещё одна очень британская штука:

And there’s something going on here that I haven’t quite cottoned on to.

Если бы Пинтер был американцем, фраза могла бы значить «мне это совсем не нравится». Но он англичанин, поэтому его герой не совсем понимает, что происходит. Волокна хлопка легко прилипают к чему угодно, поэтому «cotton on to» значит, что идеи остаются в голове, а с приятными вещами не хочется расставаться.

Ну и наконец, ясновидящие:

I’ve got second sight. I can see through walls. (He considers.) I don’t mean that that’s second sight, seeing through walls. I mean I’ve got second sight and I can see through walls!

У меня есть дар видеть насквозь. Я вижу сквозь стены. (Думает.) Я не говорю, что дар видеть насквозь это дар видеть сквозь стены. Я говорю, что у меня дар видеть насквозь и ещё дар видеть сквозь стены!

Здесь «second sight» — второе зрение или третий глаз, магическая способность гадалок и ясновидящих с ТНТ видеть прошлое и предсказывать будущее. Sike.

Ctrl + ↓ Ранее