10 заметок с тегом

немецкие_книги

Немецкий. Пионеры, наденьте платье

С новым годом! Нет, я ещё не умерла. Но лень и Григорий Константинопольский сделали своё чёрное дело, и теперь мне придётся повторить все выученные слова заново, потому что половину из них я забыла уже вспоминаю не так хорошо, как хотелось бы.

После Кафки я решила, что способна на всё, и взялась читать здоровенный роман «Mieses Karma» о телеведущей, душа которой вселилась в муравья. Предполагалось, что это займет совсем немного времени, но что-то пошло не так, и я всё ещё на десятой главе (из пятидесяти восьми, ага).

Хотя, догадываюсь, в чём дело — незнакомых слов там оказалось не меньше, чем у Франца. Но зато сюжет куда более увлекательный, автор остроумный, и читается книжка значительно легче. И всё бы хорошо, если бы не перерыв в целый месяц, за который в мою голову снова проник коварный английский. Очень неочевидный вывод: если хотите закрепить новые знания, заниматься надо каждый день, а не вот так вот.

А пока я собираюсь с силами для героического подвига, ещё раз расскажу вам про дамские прелести, но уже на немецком. Только досмотрела чудесный клип «Дореволюционного советчика» и пошла читать книжку, как мне попалось вот такое:

Auf der ersten Treppenstufe zum Podium hielt ich inne und realisierte, dass sich etwas anders anfühlte. Irgendwie luftig. Und auch hintenrum nicht so kneifend. Ich tastete vorsichtig mit der Hand an meinen Po. Das Kleid war gerissen!
Und das war noch nicht alles: Um in das Kleid zu passen, hatte ich keine Unterhose angezogen.
Ich zeigte also gerade tausendfünfhundert Prominenten meinen nackten Hintern!
Und dreiunddreißig Fernsehkameras!
Und damit sechs Millionen Zuschauern vor dem Fernseher!

Прежде чем превратиться в муравья, героиня получила престижную телевизионную премию, вручение которой прошло незабываемо — когда она поднималась на сцену под прицелом телекамер, её платье треснуло по швам, а под ним не оказалось нижнего белья.

Для описания такого конфуза автор использует сразу два эвфемизма — Po и Hintern. С первым всё понятно без слов, а второй не зря похож на «behind» — это тоже заднее место. А учитывая, что и просто «hind» по-английски значит «задний», мне даже запоминать ничего не пришлось.

Два новых слова за месяц — это успех, но так я роман никогда не закончу, так что пойду всё-таки запомню что-нибудь ещё.

Немецкий. Границы необычайного

Даже не знаю, с чего начать. С одной стороны, это было невыносимо. С другой — когда к мучениям старого холостяка Блюмфельда добавились мои собственные, получилось невероятно. По двадцать незнакомых слов на страницу, известные слова выглядят новыми из-за устаревшего стиля письма, а повествование абстрактно настолько, что на контекст вообще никакой надежды.

Первая страница заняла полчаса, вторая — ещё полчаса, после чего я прикинула, сколько займут оставшиеся тридцать, и пошла смотреть «Домашний арест». А дальше снова началась магия — на всё остальное понадобилось шесть часов вместо пятнадцати, и уже на середине боль сменилась удовольствием.

Не скажу, что подобный мазохизм похож на свободное чтение в оригинале, но ещё пару недель назад такие же чувства у меня вызывали адаптированные книжки уровня B1. А теперь это настоящий C2, и сильно сложнее уже не будет. Ради интереса я даже прочитала Гессе — текст оказался раз в пять проще. Правда, это была сказка из двух абзацев, написанная им в десять лет, но хочется верить, что она не сильно отличается от «Игры в бисер». Не зря же ему Нобелевку дали, в самом деле.

Помимо открытия о том, что Гессе писал сказки, меня ждало ещё два, менее приятных. О том, что язык ни разу не простой, я догадалась ещё до чтения. Но даже не думала, что Кафка похож на Пруста. Абзацев в тексте меньше, чем страниц, и в каждом невероятно длинные, очень сложносочиненные предложения с кучей запятых. И мало того, что немецкий порядок слов сам по себе странный — Кафка постоянно меняет слова местами в самых неожиданных местах, чтобы придать тексту больше эмоций. А учитывая и без того не самый очевидный смысл, мозг это всё ломает очень знатно.

Но самое страшное даже не это. Лет восемь назад я прочитала полное собрание сочинений Кафки, и была уверена, что перевод очень хорош. А теперь поняла, что читать в переводе больше не могу — русский текст выглядит как дословный подстрочник. Догадываюсь, что Апт сделал это специально, но впечатление от оригинала совсем другое. Хорошо хоть фильмы с дублированием меня пока не смущают.

Ну что, читать на немецком я научилась, Кафку и Гессе прочитала, пойду придумаю, чем бы ещё заняться. Увидимся в новом году.

немецкие_книги   немецкий_язык

Немецкий. Чёрт и дюжина полимеров

После третьей книжки, чтение которой заняло пять с половиной часов, произошло необыкновенное чудо и все остальные книжки будто подменили русскими. Правда, перед этим я потратила три дня на очередную порцию магии и выучила 250 новых слов, но скоро новый год, давайте верить в чудеса.

По количеству клёвых штук каждая книга достойна отдельного поста, но писать их мне было некогда, поэтому пришлось выбрать только самое интересное.

Когда Укупник ест свой паспорт, а английские джентльмены и русские интеллигенты жертвуют шляпами, немцы fresse einen Besen — буквально жрут метлу. Как мыши кактус, наверное.

Обычная капуста das Kohl волшебным образом превращается в die Kohle — новую русскую капусту, а заодно в уголь. Забавно, что мы тоже иногда называем деньги колами.

Если не хватает оскорблений начального уровня, то есть ещё замечательное Miststück, после которого можно получить ногами по лицу. Буквально «дерьма кусок», а вообще сука, тварь или дрянь, чаще всего — о женщине (да простят меня феминистки).

Ну и самое крутое для тех, кто помнит про раздвоение личности Хью Лори: по-немецки «you can say that again!» будет «das kannst du laut sagen!». Англичане говорят это снова, немцы говорят это громко, а мы вообще не говорим.

И если вы всё-таки учите немецкий вместе со мной, вот ещё один весёлый каламбур, после которого я точно не забуду слово «оружие»:

Er erinnert sich, wie er vor vielen Jahren den Satz FRIEDEN SCHAFFEN OHNE WAFFEN! nachts auf eine Mauer gesprüht hatte. Als er am Morgen mit seinen Freunden aus der Friedensbewegung hinkam, gab es großes Gelächter, denn da stand: FRIEDEN SCHAFFEN OHNE WAFFEL. In der Eile hatte er das letzte Wort falsch geschrieben.

Словарный запас: 3882 + 659 = 4541

Кажется, адаптированные книжки больше не нужны — после четвертой тысячи слов разницы по сравнению с обычными я уже не чувствую. Зато чувствую, как жестоко Юлиана Каминская обманывает своих студентов сказками о простом и понятном языке Кафки. Как ни странно, Гессе выглядит гораздо проще.

Ну ничего, wer zuletzt lacht, der lacht am besten.

Держись, Франц.

Немецкий. Дни 80-89. Ещё немного, ещё чуть-чуть

Помните, что бывает, когда на странице встречается больше пяти незнакомых слов? В первой же книжке про лихого немецкого детектива их оказалось по семь на страницу, а во второй — по пятнадцать. Ну, зато сразу понятно, чем A2 отличается от B1.

Отступать уже поздно, поэтому теперь придётся запоминать новые слова сотнями вместо десятков. К счастью, даже без инопланетян рассказы достаточно интересные, чтобы остаться в живых.

За десять дней я наверняка прочитала бы больше двух книжек, но в мои грандиозные планы вмешались всякие твари и прочие суспирии во главе с Ларсом фон Триером. Хотя, кого я обманываю — мне просто страшно начинать третью книжку, она же в два раза больше второй.

К слову о кино — оказывается, das Parterre значит не только партер, но и просто первый (или цокольный) этаж. Но с балкона всё равно лучше видно.

Словарный запас: 3785 + 97 = 3882.

Немецкий. Дни 69-79. Бобик в гостях у Барбоса

Все семь оставшихся книжек надеялась, что скоро начнётся что-нибудь про зомби, инопланетян и драконов. Ну, один Drachen там всё-таки был. Правда, бумажный, но was soll’s.

Впрочем, кому нужны зомби, когда есть толстопузые собаки, Золушка и голодный медведь. Если в книжках A1 авторы собрали все возможные ругательства, то в A2 настала очередь идиом.

Скажем, если какой-нибудь fauler Hund заявляет, что за десять дней прочитает двадцать книжек — не верьте этому лентяю, он наверняка ушёл смотреть кино. А если этот dicker Hund ещё и пообещал писать посты каждый день — наглости его нет предела. За такое ему смело можно es gibt was auf die Ohren, чтобы он sich in die Hose machen от страха.

Если же надрать уши не вышло, пригодится сказка про медведей-людоедов и их Bärenhunger. Ну, и на всякий случай история про Aschenputtel, отрубленные пятки и харрасмент. Как говорится, sicher ist sicher. После такого штаны бедолаги вряд ли останутся сухими и чистыми, а выражение «волчий аппетит» уже никогда не будет прежним.

В своё оправдание скажу лишь, что десяти книжек для барышень и восьми книжек для детей хватило, чтобы почувствовать головокружительную красоту немецкого языка:

„Und eure Mama hat ihm so den Kopf verdreht, dass er eine wichtige Prüfung an der Universität fast nicht geschafft hätte“, sagt Oma jetzt zu Tim und Robin.
Tim ist neugierig: „Warum hat Mama deinen Kopf umgedreht, Papa? Hat ihr dein Gesicht nicht gefallen?“
Alle müssen lachen.
„‚Den Kopf verdrehen‘ heißt, jemanden in sich verliebt machen“, erklärt Papa.

Кажется, в B1 должны быть детективы, но если и они без инопланетян, то я ничего не обещаю.

Словарный запас: 3471 + 314 = 3785

P.S. «Фаворитка» прекрасна, а цитата Долина на постере фильма — божественна.

немецкие_книги   немецкие_слова   немецкий_язык

Немецкий. Дни 63-68. За что Герасим утопил Муму

Кажется, основное отличие A1 от A2 в том, как именно авторы обманывают ожидания читателя. Если в первых книжках за стандартными романтическими обложками скрывались вампиры и прочие радости, то во вторых всё наоборот — обещали детектив, а подсунули корову в розовых очках.

Нелепые страдания героини так меня достали, что я наконец-то посмотрела «Маньяка», сходила в кино на Рами Малека, научилась прикидываться немцем перед Амазоном — в общем, сделала всё, что могла, лишь бы это не читать. Потом мне конечно стало стыдно за бездарно прожитую жизнь, но было уже поздно.

Впрочем, помимо страданий в книжке всё же нашлось кое-что полезное. Количество незнакомых слов не сильно увеличилось, а вот грамматика усложнилась настолько, что появился удивительный снотворный эффект — вырубило меня примерно на третьей странице.

Долго пыталась понять, почему героиня всё время должна то плакать, то смеяться. Раза с четвёртого догадалась, что для «must» и «can’t help» в немецком всего одно слово:

„Der Apfel und die Banane?“, fragt Mischa und muss lachen.

„Ich muss pünktlich um sechs zu Hause sein“, erklärt Mischa.
„Wir haben heute Gäste.“ Mischa muss wieder weinen.

Но это ещё ничего. Круче всего, когда у слова около десяти значений, либо оно не переводится вообще:

„Du bist hübsch, nett und nicht dumm. Er muss dich doch einfach mögen, oder?“

„Hey, Mischa. Komm mal ganz nahe zu mir. Sieh mich mal richtig an.“

„Hey, du hast ja blaue Lippen “, sagt er.

В первых двух случаях ещё можно догадаться, что это значит, но в последнем я не выдержала и решила погуглить, причем тут «ja». Оказалось, существует целый раздел грамматики про эти загадочные слова. Если кратко — немцы пихают их куда угодно и когда угодно для выражения чувств. Лучше, чем в статье, я всё равно не объясню, так что даже пытаться не буду.

А пока вы спите, пойду наверстаю бездарно потраченные три дня (или нет).

Словарный запас: 3409 + 62 = 3471

Немецкий. Дни 61-62. Даст ист фантастиш

К слову о немецком порно — рассказы про любовь кончились, пора переходить к чему-нибудь посложнее. Потратила вечер, чтобы в куче адаптированной классики и упражнений без текста найти интересные книжки.

Вот, что из этого вышло:

(Не стоит мне верить)

Lesen und üben, lex:tra, Tatort DaF — очень много разных книг, все устроены примерно одинаково: мало текста, много картинок на каждой странице и постоянные упражнения. Большое разнообразие сюжетов, но читать почти нечего, картинки отвлекают от чтения, а упражнения не нужны.

Felix & Theo — серия детективных рассказов. Много текста, забавные иллюстрации, очень интересно, о чем речь внутри. Но PDF нормально не распознаются, а платной электронной версии нет. И ещё книжек слишком много, читать всю серию целиком некогда, а читать выборочно не круто (возможно, у меня ОКР).

Hueber — идеальный вариант: короткие и чётко ограниченные серии, от подростковых историй уровня А2 до детективов и историй за жизнь уровня B1. При этом PDF распознаются относительно быстро, и все книги можно купить.

На случай, если учите другой язык — там есть всё, от английского до бразильского и греческого. Но особенно прекрасны книжки для изучения русского.

Ну что, пойду проверю, чем A1 отличается от A2.

Немецкий. Дни 53-59. Десять оттенков розового

Только собралась читать про Золушку, принца и его вертолёт, как началось безудержное веселье. Пьяные близняшки и вампиры, роботы и супермодели, наркомафия и фолк-рок, деревенский дурачок, нобелевский лауреат и японка — никаких оттенков не хватит. Ну и вёртолет, конечно, куда без него.

Оказывается, на уровне А1 есть не только лексика вроде «мама мыла раму», но и куча клёвых штук: тут тебе и оскорбления, и мимими, и сленг, и даже идиомы (ну ладно, одна).

В безобидных розовых книжках чуть ли не половина самых популярных ругательств.

Скажем, asshole на немецком звучит как Arschloch, не оставляя обидчику никаких шансов — мало того, что жопа, так ещё и лох. А чтобы наверняка его добить, есть ещё Sack, он же bastard, и Asi, он же moron.

Ради такого мне даже словарь сленга найти пришлось. Заодно узнала, что blau значит пьяных не только у нас, а леди Gaga не случайно поехавшая на всю голову.

За мимими отвечают Schatz, Süßer и Kleine — «сокровище», «сладкий» и «маленький» на самом деле что-то вроде dear, honey и baby. Дорогая, милая, детка, покажи Titten!

Тут на помощь придёт unter aller Sau — хуже всякой свиньи, или ниже плинтуса. Достойный ответ на недостойное предложение.

И самое полезное знание: Скрудж МакДак по-немецки Dagobert Duck.

Вот теперь и к А2 переходить не страшно.

Словарный запас: 2899 + 510 = 3409.

немецкие_книги   немецкие_слова   немецкий_язык

Немецкий. Дни 46-52. Я подумаю об этом завтра

Пока пыталась запомнить весь оставшийся ад, второй раз открыла «Anna, Berlin» и поняла, что можно вообще ничего не запоминать — я уже понимаю прочитанное.

Учить ненужную грамматику нет времени, так что буду читать книжки и запоминать только те моменты, без которых непонятно, что происходит в тексте. Ну и все незнакомые слова.

За неделю прочитала четыре рассказа про любовь и узнала кучу клёвых штук за счёт постоянного их повторения в тексте. Нормально запоминать всё это мне пока лень, но скоро придётся — читать со словарём лень ещё больше.

Надеюсь, вы знаете немецкий или учите его вместе со мной — рассказывать про новые штуки буду в контексте, который мне уже понятен.

(На самом деле понятия не имею, что вы вообще тут делаете)

Словарный запас: 2869 + 30 = 2899.

P.S. Если всё-таки собираетесь говорить по-немецки, вот как это работает:

Местоимения в родительном падеже (притяжательные)

Местоимения в дательном падеже (кому?)

Местоимения в винительном падеже (кого?)

Окончания, определяющие род существительных.

x(er) и ваг(in)а — мужской и женский.

Гномик Орлингисмусих, бактерия Кайтайшафтунг Хайттионтатик и чудовище Тумляйнмаментумхен (из курса).

Окончания прилагательных. Невероятно ебанутые правила, в классической грамматике отбивают желание учить немецкий навсегда. Чаще всего окончание n; die — множественное число; белые слова — настоящие; _ — нет окончания; er/es — мужской/средний род; без артикля окончание, которое было бы у него.

Окончания множественного числа. Зависят от рода слова, его окончания (s для заимствованных слов) или формы — в односложных словах гласная в корне приобретает умляут (или нет).

Немецкий. Дни 10-20. Да-да, немецкий

Начала вести канал @dada_deutsch и на изучение немецкого времени не осталось. Из одиннадцати дней пять заслужили тег немецкие_полимеры — я не успевала даже повторять слова. Тег пригодится для дней, в которые на обучение у меня не хватит времени.

Чтобы описать всё как следует, пришлось второй раз пройти курсы фонетики и мнемотехники вместе с практикой, так что теперь точно ничего не забуду.

За это время выучила ещё немного слов и поискала, с чего начать чтение. Нашла элементарные книжки для чтения с нуля и книжки посложнее для тренировки перед Кафкой и Гессе.

Особо мне в душу запал Thomas Silvin и его сборники рассказов для начинающих. О чём они, понятия не имею, но по обложкам похоже на любовные романы для особо одаренных. Дико интересно, что внутри, так что с них и начну. Структура очень удобная — в каждой книге около сотни маленьких глав, а самих книг много и все разные.

Грустная правда насчёт того, сколько слов нужно знать для чтения в оригинале. Первая статья рисует радужные перспективы — выучи пару-тройку тысяч слов и читай что угодно. По опыту английского могу сказать, что это фантазии автора. Чтобы читать хотя бы сказки, нужно тысяч пять минимум, и даже с ними будет больно. А действительно комфортное чтение художественной литературы начинается после десяти тысяч.

Но любовные романы слишком притягательны, так что меня не остановить.

Словарный запас: 405 + 104 = 509