193 заметки с тегом

books

Тут собраны заметки про книги и то, как они выглядят в оригинале.

Ctrl + ↑ Позднее

Куда, куда вы удалились

Ну и самое весёлое — выясняли отношения Мервин и Тоби с помощью куриц:

Mervyn I gotta say, this whole entire situation, man, well, it strikes me a little bit like y’know there’s that phrase “The chickens are coming home to roost”? You know that phrase? It strikes me a little bit like that.

Marilyn (Pause.) In a bad way?

Mervyn Not in a good way.

**Toby** How is this situation like the motherfucking **chickens are coming home to motherfucking roost**, motherfucker? Explain your motherfucking analogy.

Mervyn Oh, I’ll explain my analogy alright, Mr. Big Words...

Toby Alright...

Mervyn Oh, just that, y’know, tonight you promised a guy something that you didn’t have, and tried to take his money off him, like he was some kind of a chump, and about two years ago you promised a different guy something that you also didn’t have, or that in fact you may have had, I’m not sure either way if you had the speed but what you definitely did, you definitely run off and left him standing there, in the snow, with his ass hanging out, also like a chump. Am I right? How about that analogy? How about those chickens? You know what I think I can hear ’em doing? I think I can hear ’em coming home and fucking roosting.

Как аукнется, так и откликнется — если всё время кидаешь людей на деньги, однажды они выкинут тебя в окно. Или привяжут к батарее и заставят разговаривать с расисткой старушкой.

Сравнивать печальные последствия с птицами, стрелами и бумерангами люди начали очень давно, а вот курицы появились только в начале девятнадцатого века — так выглядит эпиграф к поэме Роберта Саути «The Curse of Kehama»:

Сurses are like young chicken, they always come home to roost.

А ещё это он придумал сказку «Три медведя», в которой Златовласка беззастенчиво уничтожает антикварную мебель и ругается матом. Ну, почти — у Саути там была вредная бабуля.

А может быть, ворона

Вещуньина с похвал вскружилась голова,
От радости в зобу дыханье сперло, —
И на приветливы Лисицыны слова
Ворона каркнула во все воронье горло:
Сыр выпал — с ним была плутовка такова.

Так я узнала, что птичий зоб по-английски «craw», а после кукарекающей воронами Вирджинии Вулф вспомнила МакДону:

I did remember where I knew him from, though. He was the little prick that stiffed me in that speed deal, two winters back. I gave him sixty bucks and he told me to wait there and I waited there and he run off and he didn’t come back. He just didn’t come back. I was standing there for an hour. In the snow. And then the cops showed up. I probably shouldn’t have been rude to ’em, it wasn’t their fault, but, y’know, I was furious. That little prick, he was probably watching from round the corner or something, laughing.

Which is why it really **stuck in my craw** when he didn’t even recognise me on the reception desk, man, he just looked right thru me.

Maybe it was the boxer shorts, but I don’t know, man, it stuck in my craw.

У Мервина в зобу дыханье спёрло не от радости, а от раздражения и обиды — пару лет назад наркодилер Тоби его подставил, а теперь заселился к нему в отель и даже не узнал. Такое кому угодно встанет поперёк горла, и безобидный Мервин превратился в кровожадного маньяка, по сравнению с которым померкла даже матушка однорукого Кармайкла.

P.S.

Идею этой сказки, а может, и не сказки,
Поймёт не только взрослый, но даже карапуз, —
Не стойте и не прыгайте, не пойте, не пляшите
Когда своим клиентам везёте ценный груз.

Чёрная курица, или Бедный петух

Птицы у Даля никак не заканчиваются — прежде чем окончательно угробить бабулю, Джордж вместе с папой испытывали лекарство на курицах:

‘Come on, chicken,’ said George, holding out a spoonful of Medicine Number Three. ‘Good chicken. **Chick-chick-chick-chick-chick**. Have some of this lovely medicine.’

A magnificent black cockerel with a scarlet comb came stepping over. The cockerel looked at the spoon and it went peck.

‘**Cock-a-doodle-do!**’ squawked the cockerel, shooting up into the air and coming down again.

Чёрный петух пострадал не зря — без него я бы не узнала, что англичане говорят «цып-цып-цып» так же, как Антон Либидо обижается на Настю Ивлееву, когда она путает его с Ильичом.

А с «ку-ка-ре-ку» ещё интереснее — «сock-a-doodle-do» работает только как восклицание, а кукарекают петухи почему-то с помощью ворон:

The sun was just beginning to filter through the black pines and a rooster was **crowing** his head off on a nearby farm [...] when Jack led Milky off of his father’s land and onto the road.

А чтобы окончательно запутаться, кукарекать можно ещё и в переносном смысле, ликуя от радости:

They were happier now than they would ever be again. [...] She heard them stamping and **crowing** on the floor above her head the moment they awoke.

They came bustling along the passage. Then the door sprang open and in they came, fresh as roses [...]

А чтобы от сказок Даля и Адама Гидвица перейти к Вирджинии Вулф, нужно всего лишь принести в жертву чёрного петуха. Chick-chick-chick.

И два гуся

До истории про волшебный палец и уток была ещё история про волшебное зелье и гуся. Мальчик Джордж решил вылечить злобную бабулю от всех болезней разом и смешал всё, что нашлось на кухне, в ванной и вокруг дома. А потом сварил, добавил коричневой краски и дал ей выпить.

Бабуля пробила головой потолок, и тут с работы вернулся папа и сразу оценил коммерческий потенциал удивительного лекарства. Но когда они попытались сварить то же самое ещё раз, эффект получился неожиданным. Правда, бабуля об этом узнать не успела:

‘Drink it up, Grandma,’ Mr Kranky said, grinning hugely. ‘Lovely tea.’ ‘No!’ the other two cried. ‘No, no, no!’ But it was too late. The ancient beanpole had already put the cup to her lips, and in one gulp she swallowed everything that was in it. [...] ‘This is going to be interesting,’ Mr Kranky said, still grinning.

‘Now you’ve done it!’ cried Mrs Kranky, glaring at her husband. ‘You’ve **cooked the old girl’s goose**!’ ‘I didn’t do anything,’ Mr Kranky said. ‘Oh, yes you did! You told her to drink it!’

Отличный способ избавиться от вредной тёщи — зажарить её гуся. Происхождение у идиомы в духе «Игры престолов» — говорят, однажды король Швеции взял в осаду маленький, но гордый замок, жители которого голодать не собирались. И когда они в насмешку показали ему жирного гуся, он разозлился и cooked their goose и их самих дотла. С тех пор «cook someone’s goose» значит разрушить чужие планы, а «cook your goose» — вырыть яму самому себе.

Или другой вариант — у крестьянина была гусыня, несущая золотые яйца, и ему очень хотелось узнать — а вдруг она и внутри тоже золотая? Внутри она оказалась мёртвой, так что пришлось её зажарить и съесть. Поэтому когда someone’s goose is cooked, его песенка спета.

А если гусыни под рукой нет, сойдёт и утка — ей тоже терять нечего:

Goldberg. You look anaemic.
McCann. Rheumatic.
Goldberg. Myopic.
McCann. Epileptic.

Goldberg. You’re on the verge. McCann. You’re a **dead duck**. Goldberg. But we can save you.

McCann. From a worse fate.
Goldberg. True.
McCann. Undeniable.

Так и знала, что ничем хорошим пьесы про уток не заканчиваются.

Особенно когда это пьесы Пинтера. Quack.

Сидят утки

Пока мистер Тыква пытается пройти первый уровень, я опять читаю Даля, и после рукастых уток вспомнила рассказ #TylerNals, где мужик застрял в сарае с любвеобильным ослом:

My dilemma: If I went to the left and back toward the open field, then I would be a **sitting duck**. If I went to the right, then I wouldn’t be familiar with the territory.

However, it was the lesser of two evils. Getting lost always trumps being raped by a donkey.

Выбор не из лёгких: налево пойдешь — уткой станешь, направо пойдешь — честь потеряешь.

Сидящая утка — лёгкая добыча для охотника, и когда добрая девочка из «The Magic Finger» это поняла, она взмахнула волшебным пальцем и поменяла уток и охотника местами. После чего «Little Big» сняли «Go Bananas», а семье охотника пришлось ночевать на дереве.

Ослы в охотника не влюблялись, но вместе с обычными утками у Даля есть и «sitting duck» тоже. В рассказе «Четвёртый комод Чиппендейла» хитрый антиквар ездил по деревням, находил редкую мебель и покупал её за бесценок у доверчивых (и недоверчивых) владельцев:

“Yes?” she asked, looking at him suspiciously. “What is it you want?”

Mr Boggis [...] handed her his card. “I do apologize for bothering you,” he said, and then he waited, watching her face as she read the message. [...]

“This wouldn’t by any chance be something to do with the Socialist Party?” she asked, staring at him fiercely from under a pair of pale bushy brows.

From then on, it was easy. A Tory in ridingbreeches, male or female, was always a sitting duck for Mr Boggis.

В русской экранизации антиквара играет Виктор Сухоруков, и это надо видеть.

А мужик в сарае направо свернуть так и не успел.

Кнут и няня

Дама из туалета так не любит детей, что через секунду снова пришлось смотреть в словарь:

Always coming in here and vandalizing! Don’t they know public bathrooms are for everyone? And now they’re charging people for water! How am I supposed to clean this place without water!? Hmph, if they keep this up, I’ll open up the valve and teach them a lesson.

Those young **whippersnappers** should know beter then to bully someone who’s been in Kowloon for an entire lifetime!

И тут опять пригодился Даль:

‘I’m eight,’ Sophie said.

‘You may think you is eight,’ the BFG said, ‘but you has only spent four years of your life with your little eyes open. You is only four and please stop higgling me. Titchy little snapperwhippers like you should not be higgling around with an old sage and onions who is hundreds of years more than you.’

Большой и добрый великан всё время путает слова местами и у него «whippersnappers» превратились в «snapperwhippers», но суть осталась прежней — наглых детей, которые знают всё лучше всех, взрослые называют молокососами или сопляками.

А чтобы не осталось никаких сомнений, что детей уборщица не любит, у игры есть два разных варианта текста — для десктопа и для iOS:

Good for nothing’ kids these days... Every last one of them are eatin’ a free lunch! Just like those two delinquents downstairs... Stirring up trouble every day!

They’ve taking over the public restroom and are making people pay for water. Even I have to pay, so now I can’t even properly clean anymore. Hmph, if they keep this up, I’ll open up the valve and show them who’s boss! I want those hooligans to know old folks aren’t to be messed with!

Похоже, мой текст писал англичанин — только так бесплатный обед и хулиганы могли превратиться в подаяния и молокососов. Непонятно только, причём тут щёлканье кнутом — на детскую игрушку вроде не похоже.

Whippersnappers were known by various names, all of them derived from the habit of young layabouts of hanging around snapping whips to pass the time. Originally these ne’er-do-wells were known simply, and without any great linguistic imagination, as ’whip snappers’.

Вот оно что. Как лентяев ни называй, всё равно они никуда не годятся.

Же не манж па сис жур

Даже не знаю, грустить или радоваться — во второй части «Mr. Pumpkin» исчезло повествование от первого лица — самое главное, за что я люблю Cotton Game и вообще квесты. Зато диалогов там значительно больше, и даже уборщица в туалете говорит так, что без словаря не разберешься:

**Good for nothing'** kids these days know nothing 'bout hard work. Just standing around waiting for **handouts**!

Just like those two delinquents downstairs... Stirring up trouble every day!

Никогда не знаешь, где пригодится Даль — если бы не делинквентная Златовласка, я бы вообще ничего не поняла. А так всего пара незнакомых штук — что-то похожее на ничего, и что-то похожее на Гугл.

Что хорошо для ничего, то никуда не годится, и «good for nothing» может быть как наречием, так и прилагательным. В том году читала странную книжку «An Other Place» — там герой заснул в самолете, а проснулся в городе без времени и стекла, где вместо денег зубы, люди едят андроидов, а людей едят оборотни. Лишних зубов у него не было и он никак не мог снять жильё:

To my surprise, I find the other landlords equally cold and unhelpful. They ask for teeth in advance and slam the door in my face when I fail to produce any.

“There are loads of jobs going,” one snarls. “Nobody has an excuse to be broke unless they’re lazy, good for nothing layabouts.”

А вот чего ждали дети, поняла не сразу — вместо «handouts» прочитала «hangouts» и подумала, что они собираются тусоваться. А потом вспомнила, что вместо Гугла теперь платный Зум, а если денег нет, помогут подаяния. В английском даже есть «have one’s hand out» — стоять с протянутой рукой. В самый раз для бывшего депутата государственной думы, который не ел шесть дней.

Гаффи Даф дю Морье

Прочитала тут текст «Give Me Your Money» и узнала, как будет костюм русских гопников по-английски:

See my **duffle**, try my booze Share it all, but don’t abuse Tinted windows, loaded gun I don’t keep the change for fun

До этого знала только, что «duffle bag» — это спортивная сумка на молнии, с которой качки на тренировки ходят:

There was something that looked like a long duffel bag lying against the wall on the opposite side.

I stepped slowly toward the **duffel bag** thing, saw with horror that it was something like a huge, fat caterpillar, leathery and probably five feet long.

It was segmented like an earthworm, the end a puckered circle of tiny teeth. I would have run away shrieking like a banshee at that point, but the thing was so over-the-top gross that I was sure it was something he made. A sculpture or whatever. And it wasn’t moving, obviously. I would have mentioned that by now.

Дюноподобная сумка у Вонга конечно же оказалась живой, и здесь «duffel» — американский вариант, а англичане предпочитают «duffle». А если верить мультитрану, то «duffle» — это снаряга. Получается, русские гопники у Ильича — на самом деле английские спортяги в снаряге.

А вообще странное слово «duffle» — это название шерстяной ткани, похожей на байку. Город в Бельгии, откуда она произошла, назывался Duffel, так что тут американцы ближе к правде. А англичане так называют не только сумки, но и пальто с горизонтальными пуговицами на петельках, которое очень любит медвежонок Паддингтон:

When eventually I stood up again, he was still there, arms dangling by his sides.

I noticed that he was wearing a **duffle coat**. A **duffle coat**! Surely they were the preserve of children and small bears?

А я наконец-то поняла, что носит Гаффи Гаф:

Под покровом ночи. Quack

‘Oh, isn’t it lovely!’ cried William. ‘I’ve always wanted to know what it feels like to be a bird!’

‘Your wings are not getting tired, are they, dear?’ Mr Gregg asked Mrs Gregg.

‘Not at all,’ Mrs Gregg said. ‘I could go on for ever!’

‘Hey, look down there!’ said Philip. ‘Somebody is walking in our garden!’

They all looked down, and there below them, in their own garden, they saw four enormous wild ducks! The ducks were as big as men, and what is more, they had great long arms, like men, instead of wings.

The ducks were walking in a line to the door of the Greggs’ house, swinging their arms and holding their beaks high in the air.

‘Stop!’ called the tiny Mr Gregg, flying down low over their heads. ‘Go away! That’s my house!’

The ducks looked up and quacked. The first one put out a hand and opened the door of the house and went in. The others went in after him. The door shut.

Роальд Даль. Краткая история происхождения клипа «Go Bananas».

Ростов-на-дому

Тут у Cotton Game на фоне карантина вышли сразу три новые игры — «Isoland 3», «Isoland: The Amusement Park» и «Mr. Pumpkin 2». Ради такого стоило месяц посидеть дома, да. Третью неделю прохожу все игры заново: там второе прохождение — это ещё одна игра, которая дополняет первую.

За все восемь прохождений «Isoland» не нашла ни одной неизвестной штуки — говорят персонажи мало и текст очень простой. А вот в первой части «Mr. Pumpkin» герой потерял память и между главами понимает, что произошло, с помощью комиксов. И в одном из них вспоминает, что должен денег своему начальнику:

Work harder! Don't you remember the **usury**?

Зарплату мистеру Тыкве, похоже, вообще не платили — его босс был ростовщиком, и работы едва хватало на оплату процентов. У «usury» не случайно корень «use» — взятые в долг деньги обычно сразу используются.

Лютые проценты сразу напомнили «Преступление и наказание», но ничего подобного — старуха-процентщица у Достоевского упоминается раз пять, а ростовщичество — ни разу. А в переводе всё ещё скучнее:

And if this old woman, the pawnbroker, has been murdered by someone of a higher class in society—for peasants don’t pawn gold trinkets—how are we to explain this demoralisation of the civilised part of our society?

Старуха-процентщица стала старухой-ломбардщицей, а мне пришлось искать «usury» в детской книжке Адама Гидвица про средневековье:

“It was my account! Mine! How dare you undercut my price!”

He was shouting at two Jews. One was old, with a long beard, streaked with gray. The other was younger, and nearly as tall as the blond man. His beard was short cropped and handsome. He was holding the Lombar back and shouting, “You offer a usurious rate! Forty percent! Forty! My uncle offered thirty. Thirty is reasonable! Thirty is standard! But thirty is undercutting now?”

“Ah,“ sighed Joinville. “The disputes of the moneylenders. The Lombards only recently brought their usury to Paris, you see, where the money-lending trade has always been Jewish. The Lombards are not used to the competition. I don’t think they like it.”

Тут вместе с «usury» даже прилагательное «usurious» нашлось, не зря же речь про евреев. Теперь понятно, откуда взялись ломбарды — в средние века в Ломбардии было очень много ростовщиков.

Ну что, первая часть «Mr. Pumpkin» кончилась, пойду поиграю во вторую.

And give me your money!

Ctrl + ↓ Ранее